Тени Чернобыля: что происходит с украинскими АЭС?



Сегодня, 26 апреля, 30-я годовщина одной из крупнейших мировых техногенных катастроф — взрыва четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Отголоски той страшной трагедии слышны и поныне.

Несмотря на то, что президент Украины Петр Порошенко объявил 2016-й «Годом чествования ликвидаторов аварии на ЧАЭС и памяти ее жертв», социальное положение пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы остается сложным.

Тени Чернобыля: что происходит с украинскими АЭС?

Так, две недели назад Порошенко «поздравил» чернобыльцев, наложив вето на закон о возврате ранее урезанных льгот и доплат, что, в свою очередь, спровоцировало на Украине ряд протестных акций.

Пускай данные акции носят мирный характер, но повторение событий 2011 года, когда чернобыльцы и «афганцы» штурмовали здание Верховной Рады исключать нельзя, а это может привести к очередному всплеску насилия.

Меркель чуть не отхлестала Порошенко по мордасам

Меркель чуть не отхлестала Порошенко по мордасам

Куда более тревожная ситуация, угрожающая безопасности целого континента, складывается вокруг украинских АЭС. Факторов неопределенности сразу несколько.

Во-первых, украинские АЭС могут стать объектом террористических атак.

Как сообщало EADaily, постмайданная Украина становится местом концентрации террористического интернационала исламистского толка, объявившего войну Европейскому континенту.

Вспомним, что два месяца назад в бельгийском Шарлеруа у застреленного охранника АЭС «Тианж» был похищен пропуск на электростанцию.

Согласно информации бельгийских правоохранителей, целью террористов, организовавших взрывы в Брюсселе, была АЭС.

В этой связи гарантий, что экстремисты не планируют совершение диверсионных актов на украинских АЭС, быть объективно не может.

К тому же очевидно, что в системе безопасности украинских АЭС наличествуют «дыры», чем пытались воспользоваться в мае 2014 представители запрещенного в РФ «Правого сектора», предприняв попытку взять под контроль наибольшую в Европе Запорожскую АЭС.

Во-вторых, под руководством «команды европейских профессионалов» Украина живет в режиме чрезвычайного положения в энергетике, испытывая дефицит генерирующих мощностей, что приводит к повышенной нагрузке на АЭС.

Необходимость сглаживать пики потребления вынуждает Киев экспериментировать с суточным маневрированием мощностей энергоблоков: во время пиковых моментов потребления электроэнергии реакторы разгоняются до максимума, а при уменьшении потребления, в ночное время суток, резко замедляются.

Перемирие? Нет, не слышали: Киев готовит большую войну



Перемирие? Нет, не слышали: Киев готовит большую войну

Хотя с точки зрения безопасности подобное маневрирование должно осуществляться при помощи ГЭС и ТЭС, как это принято в мировой практике.

Осознавая опасность ситуации, Профессиональный союз работников атомной энергетики и промышленности Украины опубликовал коллективное письмо, выступив категорически против выполнения распоряжения Минэнергоугля.

Инженеры-энергетики настаивают, что реакторы украинских АЭС, спроектированные в советскую эпоху, ввиду конструктивных особенностей, не могут постоянно использоваться для суточного маневрирования мощностью.

Атомщики прямо называют данную инициативу преступлением, указывая на вероятность нового «Чернобыля», а ряд экспертов и вовсе советует уезжать из страны как можно дальше в случае, если данное решение будет все-таки «продавлено».

Кроме того, серьезную обеспокоенность вызывают намерения Киева перевести работу украинских АЭС с российских тепловыделяющих сборок компании «ТВЭЛ» на американские, произведенные корпорацией Westinghouse.

Действия Киева продиктованы не только курсом на разрыв кооперационных цепочек с Россией, но и:

а) требованиями Европейской стратегии энергетической безопасности о диверсификации поставщиков топлива для АЭС;

б) технологическими особенностями американских тепловыделяющих элементов, позволяющих проводить суточное маневрирование мощностями энергоблоков.

Попытки загрузить американское ядерное топливо в советские реакторы не раз оканчивались аварийными остановками энергоблоков Запорожской и Южно-Украинской АЭС.

Впрочем, по словам новоназначенного главы Минэнергоугля Игоря Насалика, в ближайшее время Киев планирует заместить 30% российского топлива американским.

Очередная газовая война начнется в 2019 году

Очередная газовая война начнется в 2019 году

В целом за последние несколько месяцев аварийные остановки блоков атомных электростанций стали нормой для Украины.

Дошло даже до того, что в марте Южно-Украинская АЭС полностью остановилась почти на сутки — впервые со времен провозглашения независимости.

Помимо несовместимости советских реакторов с американским топливом, причинами являются окончание сроков эксплуатации энергоблоков (продлеваемых без соблюдения необходимых процедур), а также отсутствие капитальных ремонтов после разрыва связей с российскими атомщиками.

При этом, испытывая дефицит энергоснабжения, Киев денонсировал договор с Россией о достройке двух блоков Хмельницкой АЭС, заключенный в 2010.

Как ни странно, но создание напряженности вокруг АЭС, коих на Украине насчитывается четыре — суммарно 15 энергоблоков, льет воду на мельницу предельно коррумпированного киевского режима, требующего от международных структур выделения дополнительных финансовых средств на «реформы» энергетического сектора.

К сожалению, на тревожные сигналы с украинских АЭС не реагируют ни лидеры европейских государств, ни Евроатом, один из подписантов Договора об ассоциации Украины с ЕС, ни МАГАТЭ.

Тем не менее пришло время поднимать вопрос на уровне ООН об отстранении киевских властей от управления объектами атомной энергетики и взятии украинских АЭС под международный контроль.

В противном случае повторение событий апреля 1986 года станет делом времени, а не принципа.

Автор : Денис Гаевский


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ