«Слушая войну: дневник ополченца из России». Часть первая



Алексей Огродников любезно разрешил мне опубликовать свой дневник, который он вел в 2014 году в бытность ополченцем на Донбассе.

Пролог

Это было в начале сентября 2014 года. Я сидел дома за компьютером, пил горячий кофе, черное вязкое сладкое густое варево, и листал ленту новостей «ВКонтакте». А там писали про войну на Донбассе, про бои за Луганск и Донецк, про погибших мирных жителей. Дома было тепло и уютно, за окном шел мелкий осенний дождь. Я отдыхал от очередного напряженного сырого и промозглого дня на городском раскопе. Несмотря на домашний уют, было неспокойно на душе. А еще честнее, было стыдно за то, что, считая себя патриотом, не поехал туда.

«Слушая войну: дневник ополченца из России». Часть первая

Стыд поедал меня изнутри, я остался диванным воякой, не поехал защищать людей от нацистов. От этого чувства стыда и обиды проснулся, открыл глаза и увидел ряд наклонно лежащих бревен, на крюках воткнутых в них висела каска, разгрузка и еще какое-то тряпье. Поначалу это показалось каким-то бредом. Но отойдя ото сна, я вспомнил, что уже второй месяц живу на войне. Неподалёку ложились, судя по свисту и разрывам 120-е мины, а я приходил в себя от странного сна, на своей огневой позиции, на передовой, на окраине Луганска рядом с поселком Металлист.

Смысла расписывать, зачем я туда поехал, не вижу. Моя цель была помочь людям, помочь тем, кого считал своими, воевать против нацистов, для определения «нацисты» мне хватило 2 мая 2014. А дальше читатель может додумать сам: про несчастную жизнь, неустроенность, тягу к насилию, детство в одном месте, может, накинете ещё вариантов, ваше дело.

24 июля 2014 в 18.00 я сел в обычный рейсовый автобус и поехал на войну. Создал для друзей «беседу» «ВКонтакте», для тех кто был в курсе, про свою поездку, когда автобус тронулся. Никто, кроме них первое время не знал, куда еду, включая родителей, для всех я ехал в археологическую экспедицию, копать Старую Ладогу. На самом деле давно там хотел побывать и если бы не война, то обязательно бы поехал.

С этой беседы и начался данный дневник. Точнее изначально его не планировалось, а просто думал скидывать свои впечатления от поездки. Однако в виду отсутствия связи в Луганске, стал просто записывать свои впечатления. 25 июля автобус прибыл в Москву, с вокзала добрался до помещения партии «Другая Россия», которое являлось сборным пунктом для желающих пойти в ополчение.

Там я встретился с Димкой своим давним знакомым ещё со студенческих времён, земляком. Он познакомил меня другими обитателями подвала — помещения «Другой России». Само оно произвело достаточно удручающее впечатление на первый взгляд или другими словами его можно было назвать благоустроенным бомжатником, от последнего эпитета не спасало даже наличие Wi-Fi, душа и стиральной машины.

Обитатели представляли собой как местных нацболов, так и выходцев из других регионов, была группа из троих «неграждан» Латвии, Шурик с Воронежа и уже упоминавшийся мной Димка. Не партийным был только я. Все пятеро перечисленных ребят должны были на следующий день ехать в Луганск, как-то незаметно мне удалось вписаться в эту команду.

Небольшая зарисовка: когда выходили из помещения вшестером за покупками (ребята в основном, бородатые, татуированные), на нас обратил внимание наряд ППС. Самый молодой из них подозрительно посмотрел в нашу сторону, а старший патруля ему сказал, что эти ребята едут в ДНР и трогать их не стоит, и молодой патрульный потерял к нам всякий интерес.

Время в Москве вообще пролетело быстро, сходил по просьбе ребят вместе с ними на пикет, за несколько часов собрали 30.000 рублей. Вечером нам устроили проводы. Приходила немецкая журналистка со своим помощником. Она хотела написать статью о добровольцах из России на Донбассе. Было много пива, водки, шуток и бравады.

«20 тысяч рабов ВСУ»: воевать нельзя распускаться«20 тысяч рабов ВСУ»: воевать нельзя распускаться

Следующим днем я взял билет на автобус Москва-Ростов-на-Дону и с утра 27 июля был уже в Каменск-Шахтинске, там и встретился с остальной командой, которая ехала поездом. В отличии от меня те приехали с приключением. На вокзале посмотрев документы «латышей» и их сумки с разгрузками и формой их чуть не приняла полиция. Думали, что те едут воевать за светлую сторону силы. После долгих объяснений разобрались, извинились и отпустили, пожелав удачи.

В пять вечера нас забрала закрытая газель-фургон. Журналистка хотела было тоже сунуться с нами, но Фомич, водитель бусика, её не пустил. Страшно было, когда ехали через границу, трясет, душно как в бане, ничего не видно, а еще знаешь, что могут в любой момент обстрелять. На той стороне нас встретил парень, с двумя автоматами, один отдал Фомичу, и сел рядом с ним. Нам открыли боковую дверь, и мы поехали окружной дорогой в Луганск: не так страшно, а главное прохладно. Понимание что оказался на войне пришло именно с тем парнем с двумя автоматами, с ним же пришло облегчение: перебрались, самая опасная часть пути пройдена.

Прибыли мы на базу «Зари» в 19.30, которая находится на территории бывшего военкомата. Сохранилась даже украинская пропаганда, только трезубцы поснимали.

Военкомат

Был первым местом в Луганске, куда я попал, меня оно сразу ошеломило. Обложенные мешками с песком и ящиками из-под снарядов окна и выход из здания. На плацу стояли «Уралы» с «зушками» направленными в небо, за ними без перерыва сидели зенитчики, и ждали воздушного нападения. Рядом в сложенном состоянии находилось несколько Д-30 и БС-3-я. По краю плаца ходили ополченцы, в разгрузках и без, но почти всегда с автоматами. По центру плаца всегда было пусто, так как во время обстрела далеко бежать, чтобы спрятаться.

Это был центр сопротивления Луганска, рядом автобат, с другой стороны артиллерия. Сюда приходили грузы с оружием и боеприпасами, сюда прибывало пополнение, и здесь же, пройдя через отдел кадров и шестой взвод, люди уходили воевать, а оружие расходилось по подразделениям. Военкомат регулярно обстреливали, иногда обстрел давал результаты и кого-то относили к медикам либо хоронили. Военкомат был сердцем и мозгом обороны Луганска.

День первый, 28.07.2014 г.

На ночь нас расположили в комнате с надписью от руки «Резерв Министра Обороны ЛНР, не входить, любопытных арестуем». Мы, шестеро новоприбывших кинули вещи по углам. Нас напоили кофе и мы принялись расспрашивать местных обитателей о том, что здесь происходит.

«Поттер» (парень из местных, что-то вроде каптера при маленьком отряде под гордым названием «Резерв Министра обороны ЛНР») показал нам, где можно помыться, сводил на ужин и, вообще, помог с обустройством.

Ночью была тревога, подняли и нас, построили на плацу. У нас, шестерых естественно, никакого оружия еще не было, правда, «Охотнику» достался внештатный РПК. Построение было долгим, дисциплина в батальоне очень отличается от армейской, в моем полку по срочке нам бы уже десять раз за такое показали, где водится полярный лис. Страшно было дико, нам объявили, что «укры» начали танковую атаку. Почему-то казалось, что они непременно прорвутся к военкомату и захватят его.

Первый взвод и разведку отправили отбивать атаку, нас же после получаса стояния на плацу (и это при весьма вероятном обстреле) отправили спать. Находиться в военкомате стало страшно, казалось, что сейчас вот-вот «укроповские» танки ворвутся на базу, и нам, безоружным, быстро придет конец. Хорошо обдумав это предположение и осознав собственное бессилие, я отрубился. Потом, когда объявили воздушную тревогу, проснулся, но, глянув, что все лежат на своих местах, опять лег спать.

Утром помылись в летнем душе, сходил в туалет не отличающийся от того, что был у нас в городе на сборном пункте. Оказалось, его все же здесь убирают по утрам. «Поттер» показывал сборку и разборку автомата. Я тоже попробовал, порядок действий, в основном, помню, а вот нюансы уже забыл. Далее, после завтрака, нас повели в штаб (который находится в здании больницы, ну, или поликлиники). Там мы заполнили анкеты. Удивленная женщина, которая их принимала, посмотрев, откуда мы, решила не спрашивать про мотивацию.

В общем, теперь я должен, вроде как получать 400 долларов в месяц, как и все местные ополченцы (таки да, на Украине до сих пор все меряется в долларах). Меня чуть не перехватил «покупатель» из батареи «Градов», но вовремя появившийся Фомич спас ситуацию. В процессе оформления познакомились с нашим командиром – «Горынычем». Двоим «латышским стрелкам»: «Охотнику» и «Седому» выдали СКСы (говорят, командование с ними на кабанов охотится (да, да война, здесь сильно странная). Потом нас погрузили в бусик и повезли на секретный объект, коим оказался Луганский авиамузей.

Музей

Это была вторая точка в Луганске, где я побывал. На самом деле, если бы я был в мирном Луганске, то на следующий день тоже бы поехал сюда первым делом. Это был крупнейший в Европе музей авиации, там собрана почти вся серийная советская послевоенная авиация, это действительно стоило бы увидеть. Раньше здесь располагался аэродром летного училища. Одно здание было переделано в музей, другое в сауну и бильярдную, а одно из бомбоубежищ превращено в бар в экзотичном кубинском стиле. Здесь я пробыл почти месяц, неся караульную службу и ходя в секреты. Музей постоянно обстреливали с 82-х минометов. Позднее по нам стали работать и 120-е. Первый пост, тот который был в баре, охранял расположение разведчиков, второй – «сауна» – расположение караула, оно же душ, кухня и кинозал, когда работало электричество.

Боевые холопы 21 века: Киев испугался повального бегства из своей армииБоевые холопы 21 века: Киев испугался повального бегства из своей армии

По прибытии, как только мы скинули рюкзаки, нас сразу привлекли к хозработам. Зам. начкара «Пух», и другие ребята, с которыми мы познакомились тут же, перекантовали холодильник в помещение второго поста: Coca-cola всегда с нами и да, даже на войне и даже в Луганске, глобализация (это я о холодильнике). По ходу познакомились с другими ополченцами, точнее я познакомился с «Ежиком» и его девушкой Ольгой. «Еж» в этой заварухе участвовал с самого начала. Ольга оказалась моей землячкой и прибыла недавно. Группа ополченцев, находившихся в музее, еще только обустраивалась здесь. Охрану разведки в принципе комплектовали в основном не из местных в целях секретности, разбалтывать тайны нам было некому.

После обеда выпросил у «Пуха» РПК для чистки, заодно потренировал Шурика в разборке и сборке, ну и за компанию почистили АК «Горыныча». Успели посидеть на первом посту под минометным обстрелом, благо, первый пост был бомбоубежищем. Нас обещали обучать и, впоследствии, включить в состав разведгруппы, которую мы пока будем охранять.

Успели побывать свидетелями конфликта между «Горынычем» и «Якутом» – командиром разведчиков. Вечером нам оставшимся четверым безоружным выдали АК, ну и я, балбес, напросился на РПК (все, естественно, калибра 5.45). Теперь мы стали ополченцами уже фактически! К оружию выдали по три полных магазина, и еще я взял 15 патронов в «расческе». На душе стало как-то спокойней. Валя говорил, что по его ощущениям оружие увеличивает половой орган. Забавные эти «латыши».

Первым делом почистил теперь уже РПК, то же самое сделал только Димка: «срочка», она все-таки, сказывается на людях. Из неприятного: оказалось, что выданные в военкомате Фомичем симки «Лайф» оказались на объекте бесполезными.

День второй, 29.07.2014 г.

С утра нас водили на стрельбы, нашим старшим был «Кот», тоже доброволец. В отличие от нас он имел боевой опыт, служил когда-то снайпером в морской пехоте. На гражданке был бизнесменом, владельцем сети бань. Ходили пешком, отстрелял весь свой ранее выданный боезапас как, впрочем, и все остальные. Когда я стрелял, «Кот» все время кричал мне, чтоб я вел огонь интенсивней: «Ведь ты же пулеметчик!»



Интенсивный отстрел боеприпасов не остался незамеченным «украми», нас обстреляли из минометов, но не слишком прицельно, разрывы легли далеко. По ходу передвижения «Кот» объяснил про удержание дистанции при передвижении на местности группой. Это было наше первое обучение. На обратном пути встретился пастух – это оказался первый гражданский, которого я увидел в Луганске. Он нас угостил морсом, который по жаре пришёлся весьма кстати. Жара стояла по моим меркам страшная, все взмокли, даже при передвижении шагом.

После стрельб, когда чистили оружие, всеми вдруг овладел страх нападения «укров», поэтому по ходу чистки оружия стали искать патроны. Я лично отжал у Вали расческу с 15 патронами, «Сильвер» судорожно набивал магазины на 7.62 для себя и «Рюрика», но, естественно, никто на нас не напал, хотя обстреливали из минометов весь день. Патронов калибра 5,45 в наличии не оказалось, за ними отправился старшина «Андерсон», выдававший нам оружие вчера. Обстрелы начались то ли из-за стрельб и возвращения пехом, то ли из-за ночного выстрела Шурика, когда тот стоял в карауле, то ли из-за праздного шатания по территории, а может из-за всего сразу, но «укры» нас засекли и стали кошмарить из 82-х минометов.

Судя по рассказам, по городу работает штук пять-шесть диверсионных групп, они регулярно обстреливают как гражданских, так и все объекты ополчения. Мирных, говорят, они поубивали просто тьму.

«Горыныч» объявил, что проблема минометчиков будет, в том числе, и нашей задачей, наряду с охраной разведчиков. Первое, что было предпринято, это осмотр местности. «Эстонец», наш начкар, взял меня с собой прогуляться, прошлись по зеленке за музей, когда переходили проселочную дорогу нас, видимо, заметили корректировщики. Накрыли плотно, мины, четыре или пять штук, упали совсем недалеко, мы валялись мордой в землю минут пять, но повезло. Из результатов была обнаружена лежка корректировщика, правда уже покинутая. Страха почему то не было, лишь желание получить новую задачу. Перебежками через зелёнку вернулись в музей. Через некоторое время привезли цинк калибра 5,45, магазины набивал с большим энтузиазмом (таки да у меня на выходе было 15 патронов отжатых у Вали).

Этим же вечером опять «Эстонец» взял с собой проверить информацию о машине возле объекта. По дороге попали под автоматный обстрел, как позже выяснилось, это была охрана наших «Градов». Ничего, пришлось снова поваляться немного в траве. Благо «Эстонец» взял рацию, связались со своими. Минут через десять побежали обратно, опять же, особого страха я не чувствовал в этой ситуации.

Зато потом «Эстонец» выдал мне разгрузку древнюю, расцветки «флора»-вертикалка», судя по состоянию еще, наверное, со времен 90-х, но радости было много. В конце концов, это удобнее чем носить магазины в ранце. К тому же у Димки взял ремень от его сумки и поставил на РПК. Мной овладела жажда улучшения своего снаряжения, причем подручными средствами, так как альтернативы я тогда не видел.

Ближе к ночи пошел гулять опять с «Эстонцем» в секрет. Пришлось принять небольшое участие в скандале в связи с пьянством разведчиков. Постоял час у входа в музей со своим РПК, не впуская и не выпуская никого, правда особых иллюзий на то, что я и вправду непреодолимая преграда для разведки не строил. Затем мы все же дошли до позиции, и я залег с РПК высматривать вспышки от минометных выстрелов. «Эстонец» залег немного слева от меня и чуть сзади. Полежали часа полтора, потом «Эстонец» ушел на второй пост, а меня оставил на первом. Как же приятно было спать в бомбоубежище после такого дня.

Было в этот день одно совпадение – каждый раз, когда меня забирал с собой «Эстонец», и мы потом попадали в переплет, перед этим я садился читать воспоминания Ермолова. Ребята смеялись, что книга проклята.

Да, летящие из установки «Град» ракеты в ночном небе смотрятся безумно красиво – «красное на черном – наш пароль». Особенно приятно, что летит не в тебя.

День третий, 30.07.2014 г.

«Прожекты и фейки» украинской оборонной промышленности«Прожекты и фейки» украинской оборонной промышленности

Отоспавшись в бункере на первом посту, пошел к себе на второй пост. В бункере познакомился с двумя Сашами: «Доком», лет под пятьдесят, бывшим врачом скорой, опять же бывшим РНЕшником и просто хорошим человеком, и «Бутиком», того же примерно возраста, он бывший электрик, тихий и спокойный любитель ножей. На втором посту все были обеспокоены поисками минометчиков-диверсантов, и, вроде как, по слухам, кое-какие успехи в их поисках были. Ввиду нехватки свободного народу заступил на второй пост, тем более, его сказали усиливать до трех человек, так что составил компанию «Сильверу» и «Рюрику» (муж и жена: «Сильвер» – промышленный альпинист, «Рюрик» – художница-портретист).

Вообще за день происшествий, было крайне мало, что после пережитого вчера почитал за благо. Это позволило заняться своим снаряжением, заштопал по большей части между сменами разгрузку в стиле «эхо войны». «Рюрик» долго ей ужасалась, но это лучше, чем ничего. Вечером получил кепку, заказанную еще в военкомате у Фомича, она чуть было не ушла «Коту», но набрался смелости и сказал ему, что она предназначалась для меня. «Кот» улыбнулся и отдал. До этого обменял у «Пуха» свою тетрадь с кожаной обложкой на дополнительный магазин к РПК. Ура, у меня теперь 180 патронов в магазинах! Жажда улучшения снаряжения охватывала меня все больше.

Пришел к мысли, что вся военная фантастика – дрянь, по большей части, все эти лазеры, гауссы, мехи. По-настоящему будет крут тот, кто изобретет бесшумно летящую мину для миномета. Это будет супероружие, косящее людей сотнями, так как от минометных обстрелов спасает только то, что слышен свист летящей в твою сторону мины. То есть, за 2-3 секунды до падения ее, ты успеешь упасть хотя бы лицом в землю и не позволишь лепесткам распустившегося металлического цветка найти свою цель. Хотя и здесь может не повезти, всякое может быть, на войне как на войне. Рассказали пару историй про такие случаи: парня прятавшегося под танком во время обстрела (почти идеальное укрытие) убило срикошетившим осколком, залетевшим под днище танка по прямой траектории. Еще сказали, что сегодня двое мирных были убиты прямым попаданием мины – сидели в городе и пили пиво прямо на тротуаре. С другой стороны, война идёт, а они пиво пьют…

День четвертый, 31.07.2014 г.

Думал сегодня дадут мне день отдыха, но нет, с утра были проблемы с желудком, продолжались они до обеда. Говорят нервное, но активированный уголь помог. На самом деле это скорее акклиматизация, у меня суровый желудок остальных свалило еще раньше. Затем снова заступил на пост, между делом до конца заштопал разгрузку, починил штаны, и прочитал за время несения поста «Железный поток» Серафимовича. Прекрасная книга и, что интересно, для нас тоже актуальная, так как ополчение терзают весьма схожие проблемы, что были у в начале книге у красных.

Из радостных новостей, «Горыныч» рассказал, что ликвидировали четыре группы минометчиков. Так им и надо, на этой войне, говорят, гибнут в первую очередь гражданские, так как те же ополченцы правильно реагируют на обстрелы а, именно, падают лицом в землю и не поднимают головы, пока обстрел не прекратится.

Начинает напрягать, что нет связи, сегодня к тому же вырубило электричество, говорят, «укры» разбомбили подстанцию.

А еще ходят слухи, что идут переговоры о перемирии, но на нас это никак не влияет. Как велись обстрелы, так и продолжаются. Наши обстреливают «Градами» аэропорт. Блин, да тут за день выпускают по сотне ракет одна машина. Димка, служивший в артчасти, говорит, что в товарном вагоне умещается 330 ракет для «Градов». Дальше можно просто считать самим, ведь нужны еще боеприпасы для минометов и гаубиц, которые тоже постоянно стреляют, не говоря уже о патронах, ручных гранатах, ПТУРах и так далее, ну и само собой надо чем-то вооружать новых ополченцев.

День пятый, 1.08.2014 г.

Полдня проспал после того как отстоял пост. Получил от Фомича симку «Киевстара», это единственная связь, которая в музее более менее стабильно работает. Но и здесь возникла проблема – на счету ноль, так что связи так и нет, обещают пополнить симку в ближайшее время.

О войне: «Горыныч» и «Якут» говорят, что это очень странная война. И к Болотову и Мозговому есть большие претензии, а в ДНР свои проблемы, там идет передел власти. А вообще махновщина процветает, если «укры» уйдут то, скорее всего, начнется междоусобная грызня.

Вечером меня отправили на первый пост. Ночную смену отстоял нормально, без лишних выстрелов, но, ложась спать, решил разрядить РПК, выкинул патрон продергиванием затвора, нажал на спуск и… дал в потолок очередь. Хорошо, что рикошет ушел в сторону. Короче, я забыл отстегнуть магазин, спать надо все-таки больше. Ночью мы снова остались без света, «укры» долбанули подстанцию, видимо пристрелялись.

Деньги на симку так пока и не пришли, из-за перебоев со связью и электричеством.

В расположении руководство расслабилось после прекращения обстрелов (кстати, хоть что-то полезное от перемирия – высвободились силы для работы по их ДРГ), началось пьянство, организация и порядок просели еще сильнее. Спасает положение дисциплина добровольцев, то есть нас: часть ребят имеют опыт срочной службы, часть приучена к дисциплине в партии «Другая Россия», хотя и здесь есть огрехи. «Горыныч» даже похвалил нас за соблюдение порядка.

У нас в расположении среди других животных появился очень страшный ободранный перс, минисобака повара Натальи нашла с ним быстро общий язык, остальных он не подпускает к себе. Ребята назвали его Стифлером, теперь это основной объект хохм в подразделении.

День шестой, 2.08.2014 г.

Отстояв с утра свои часы в карауле, пошел на второй пост, помылся, постирался, почистил автомат, поел. С бытом в музее все хорошо, только вода холодная и да, после обеда снова дали электричество. В расположении уже откровенный бардак, я уже очень рад, что пока стою на первом посту. Сегодня же день ВДВ, а «Якут» и «Пух» – десантники, хоть и украинские. «Пух» срочную проходил в днепропетровской бригаде, а «Якут» вроде как ветеран первой чеченской, при этом успевший послужить потом ещё и в украинской армии. «Горыныч», будучи когда-то спецназовцем, вроде при делах. Бардак стал настолько всеобщим, что даже «Горыныч» вечером задумался о наведении порядка.

Получил предупреждение за вчерашний инцидент от «Эстонца», он сказал, что легко отделался, так как пулеметчик. Тут мне хватило ума сказать «Горынычу», что моя армейская специальность «гранатометчик», теперь меня завтра должны снять с первого поста и выдать РПГ-7Д. Буду заниматься и заодно планирую Валю (один из тех ребят, что приехали с Латвии, они все трое нацменьшинство у себя, и все трое состояли в местной партии «ЗАРЯ») поднатаскать: он здоровый, ему как раз.

Ржавый меч украинской армииРжавый меч украинской армии

Днем на первом посту раскрыл одну из причин ночных страхов Шурика (24 года, очень интеллигентный парень, но война для него – пока только игра) с грушевого дерева временами падают плоды и производят звук, похожий на шаг. Свои два часа ночью отстоял хорошо, «Якут» даже выразил свое удовлетворение моей бдительностью.

О личном составе и снаряжении. Все ребята в охране музея попали сюда через сайт интербригад (таких человека три-четыре, включая меня), либо сами имеют причастность к организации этого движении, таких большинство, ну и комсостав из ветеранов-спецов, не партийных, естественно. «Пух», о котором говорил ранее, кроме того, что украинский десантник, дык еще и служил по контракту во внутренних войсках, был на Майдане… Он один из немногих местных, наряду с «Эстонцем» и «Якутом» в нашем подразделении. А так партийная дисциплина рулит, я рад, что оказался в этой компании.

На посту пришлось попугать местных сердобольных мужиков, прут прямо на меня пока предохранитель не снял с пулемета, не остановились. Они хотели накормить собак на территории музея. РПК привёл их в чувство и получилось заставить их подождать хоть кого-то из начальства. «Горыныч» разрешил им пройти. Вообще, с момента нашего появления здесь вокруг развелось много собак и кошек, в основном брошенные, такое вот последствие войны, мы их кормим немного, но стараемся не прикармливать.

О снаряжении: по моим наблюдениям с формой и берцами проблем нет, разгрузок и раций тоже вроде хватает, но уже не всем, в брониках ходят только немногие, касок тоже не видел, много у кого есть беспалые перчатки. По обуви: я бегаю в основном в кроссовках, берцы только на выход, в секрет и т. д.

В музее появился парень из ДНР – «Колесо», рассказывал много интересного и достаточно образно про бытность свою «стрелковцем». У них по словам «Колеса», в почете православие, сам Стрелков, говорят, ведет себя как белый офицер из кино, зато опять же порядок и дисциплина, в ДНР много правых среди добровольцев. Стрелков далеко не трус, сам лично проверяет и обходит позиции, очень требовательный и въедливый, что тоже хорошо. Игорь Иванович здесь в принципе полубог. Есть у него и боевой поп, который ползает по окопам, у «стрелковцев» даже все оружие освящено.

С самим «Колесом» нашёл общий язык вместе с ним и Шуриком общаемся фразами из американских фильмов про Вьетнам.

Автор: Алексей Огродников


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




Загрузка...


Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей