Сейф с «донбасской бомбой»: как хранят данные добровольцев из России



Данные на тысячи добровольцев, воевавших за независимость Донбасса, попали в СБУ. Статья, опубликованная месяц назад – «Крыса в наших рядах»: россиян, воевавших в Донбассе, предали – вызвала огромный резонанс на Украине и в России. Как и каким образом произошел слив информации? Чем это грозит людям, уехавшим воевать за Русский мир, а теперь открыто названных «террористами»?

После нашей статьи в вопросе, кто причастен к утечке секретной информации, начали разбираться и компетентные органы.

Сейф с «донбасской бомбой»: как хранят данные добровольцев из России

Бывший офицер ФСБ Игорь Машков чьи данные в том числе выплыли у украинских спецслужб, поведал нам, что утечка могла произойти из Союза Добровольцев Донбасса, общественной организации, объединяющей бывших ополченцев.

В Союзе Добровольцев Донбасса уверены: анкеты ушли не от них.

Союз Добровольцев Донбасса в переулках старой Москвы и не сразу отыщешь. Приметное вроде бы здание, но как-то больше ассоциируется с дорогой клиникой или салоном красоты. На первом этаже, кстати, и расположен спа-салон, наверное, для конспирации. На третьем сидят добровольцы. Таблички у них нет.

Украинская вилка для России: после похищения военнослужащих вариантов нетУкраинская вилка для России: после похищения военнослужащих вариантов нет

Меня встречают, поят чаем с печеньем. Говорят, что зря не пришла вчера — кто-то из бывших ополченцев угощал лосятиной. «Вообще к нам часто приезжают с подарками, особенно издалека, но бывает и так, что приходят за помощью, нет денег, нет жилья. Вернулся домой с войны, а жена нашла другого», — рассказывают сотрудники Союза добровольцев.

Анастасия Кузнецова отвечает как раз за анкеты членов. Своей принадлежности к Союзу Добровольцев не скрывает. «Обо мне и так все известно. На том же украинском сайте «Миротворец» в открытом доступе лежит вся информация, даже та, о какой я сама не подозревала”, – не перестает удивляться молодая женщина прозорливости спецслужб. – “Например, есть полные данные о моей квартире, ее адрес, кто в ней прописан, даже у кого какая доля, понять не могу, зачем это украинцам и где они все это взяли, ведь в наших анкетах подобных вопросов вообще нет».

«И об автомобилях, записанных на добровольцев, их семейное положение, сколько детей, вообще обо всем», — вступает в разговор еще одна сотрудница Мария Коледа, она тоже «висит» на сайте, впрочем, откуда украинцы могут знать о Коледе, понятно: Мария почти полгода отсидела в киевском СИЗО как российская «шпионка», два года назад «МК» первым написал о ней.

Организаторы Союза Добровольцев Донбасса предупреждают, что иногда наши люди – сами себе враги. Выкладывают на страницах в соцсетях фото, в военной форме, с оружием, с вполне опознаваемыми ориентирами Донецка или Луганска. Или вообще во время боя. «Многие так себя и сдают спецслужбам, а потом удивляются — откуда про их прошлое стало известно», — объясняют мне.

На сегодняшний день, как утверждают в СБУ, у них на руках имеются сведения примерно на 9 тысяч “донецких сепаратистов”. Руководитель Союза Добровольцев Донбасса и бывший глава ДНР Александр Бородай на первом съезде своей организации озвучил цифру в 30-50 тысяч — примерно столько всего добровольцев за два года прошли через ДНР и ЛНР.

В этом контексте 9 тысяч не выглядит такой уж фантастический цифрой.

За Донбасс воюют люди со всего мираЗа Донбасс воюют люди со всего мира

При этом советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко подчеркнул, что все опубликованные сведения были слиты из России. «Благодаря помощи российских друзей Украины мы имеем списки личного состава целого ряда подразделений», — заявил он.



«Давайте, не будем делать лишнюю рекламу СБУ, они того не заслуживают. Ну нет у них такого количества анкет, я уверен! Те, что они уже опубликовали – это все», – убежден Андрей Пинчук, исполнительный директор Союза Добровольцев Донбасса, в 2014-м году возглавлявший Министерство Госбезопасности республики.

«От нас утечки быть не могло», – полагает и Роман Леньшин, руководитель Аппарата Союза Добровольцев Донбасса. Он говорит, что понимает, почему скандал начался именно сейчас – ситуация на Донбассе давно уже перешла в стадию субфебрильной: убили Моторолу, в очередной раз не выполняются «минские соглашения», – но все это как пружина, которая сжимается все сильнее, чтобы однажды разом расправиться. В чью пользу?

«К сожалению, украинские спецслужбы используют некоторых людей, в том числе и тех, кто к вам пришел, втемную, чтобы они реализовывали определенные процессы в обществе, которые уже идут», — поясняет Леньшин».

Пока я сидела в Союзе Добровольцев, туда заглянул новичок, чтобы заполнить анкету. Ему дали лист бумаги, усадили за стол – писал парень от руки, анкету сразу же сдал.

«Анкеты мы принимаем только в бумажном виде. У нас же есть представители в регионах. Вот они их лично и привозят, – продолжает Роман Леньшин. – Так что и во время почтовой пересылки анкеты уйти не могли. Многие добровольцы пытались отправить документы нам по электронке, но мы это быстро пресекли – потому что были попытки взлома ящиков из Украины и почему-то из Нидерландов. Но таким образом в СБУ могли получить несколько десятков анкет, а не тысячи».

«Да, в некоторые городки мы отправляем чистый бланк анкеты по электронке, но даже получив его и заполнив «от балды», провокатор не получит доступ к базе, а вычислить фальшивку довольно просто, по номеру, по специальному коду, по печати», – рассказывает Анастасия Кузнецова.

Меня провели в «святая святых», комнату, где хранятся анкеты – те рассортированы по регионам проживания, демонстрируют аккуратную стопку из Приволжского округа, но в руки ее не дают, в этом кабинете электронный замок, двое ключей хранятся у разных людей, сами анкеты лежат под замком в сейфе. «Ни один нормальный человек не догадается, куда лезть и что искать».

Не могу сказать, насколько эта система охраны действовала весной, когда в СБУ «ушла» секретная информация, но сейчас здесь все продуманно и впечатляет.

«Мы обязательно проверяем подлинность изложенных сведений, в каком подразделении числился человек, с кем, в каких боевых операциях участвовал», – уточняют сотрудники Союза Добровольцев. Говорят, что пару раз к ним заявлялись мошенники, которые зачем-то называли себя бывшими ополченцами, но их быстро разоблачили. «Всегда при разговоре быстро находятся близкие товарищи, кто с кем служил, если такого нет, то это очень подозрительно».

Если ДНР пойдет в наступление без приказа, Россия не поможетЕсли ДНР пойдет в наступление без приказа, Россия не поможет

“Нам понятны методы работы спецслужб противника, – говорит Андрей Пинчук. – От имени СДД в компетентные органы направлено соответствующее обращение с требованием проверки произошедшего.

На сегодняшний день статус российских добровольцев, воевавших на Донбассе, все еще до конца не определен, и поэтому по международным нормам права они могут быть признаны военными преступниками. Так что уж лучше перебдеть, чем потом читать всю подноготную о себе на «антитеррористических» украинских сайтах.

Скрыть же свою принадлежность к ополченцам сегодня тоже сложно – возможность воевать инкогнито, по позывным, была только в первые несколько месяцев, сейчас все ФИО бойцов ДНР и ЛНР есть в тех частях, где они служили, границу с непризнанными республиками россияне также пересекают по паспортам и их данные остаются в пограничных службах.

Автор: Екатерина Сажнева


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




Загрузка...


Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей