Почему Россия не планирует вторжения в Украину



О том, как правильно нагнетать антироссийскую истерию

Сразу после новогодних праздников небезызвестный Atlantic Council («Атлантический совет») разразился интересной статьей «Россия планирует масштабное сухопутное наступление против Украины?». Статья в некотором роде интересная, поэтому заслуживает небольшого разбора.

Автор данного материала Александр Мотыль, между прочим профессор политологии в Ратгерском университете в Ньюарке (Нью-Джерси, США), на полном серьезе рассуждает о том, что в последнее время появились сигналы, свидетельствующие о планах российского руководства осуществить наземную операцию по вторжению на территорию Украины с последующей оккупацией ее областей. Так сказать ― «по сирийскому сценарию», как выражается А. Мотыль.

Почему Россия не планирует вторжения в Украину

При этом в статье со ссылкой на неназванных американских экспертов приводится подсчитанное с точностью до одного солдата количество войск, которые потребуются России для оккупации каждого украинского региона.

К примеру, указываются следующие цифры: для осуществления оккупационного режима только в Донецкой и Луганской областях потребуется 26 тысяч 702 и 133 тысячи 514 российских военнослужащих, соответственно, Киева и Киевской области ― 90 тысяч 676, а всего для оккупации Украины России нужно будет ввести контингент в количестве от 667 тысяч 123 до 865 тысяч 769 военнослужащих.

Доказательная база

"Белые лебеди" напоминают Западу о мощи России

«Белые лебеди» напоминают Западу о мощи России

Такая точность, конечно, впечатляет, и вызывает у читателей подсознательное доверие к приводимым цифрам. Хотя какие методики использовались при расчетах, и как именно получены эти данные, все равно остается непонятным. Но не будем придираться к уважаемому А. Мотылю в этой части, оставив данный момент на его совести. Лучше посмотрим, как американский профессор отвечает на вопрос персонажа американского же боевика: «Какие ваши доказательства?».

А вот какие: Александр Мотыль ссылается на мнение старшего эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО Михаила Александрова о том, что в случае обострения ситуации на Донбассе Россия вполне может поддержать армии непризнанных республик действиями своих военно-космических сил, а также средствами ракетных вооружений.

В качестве доказательства приводятся также слова бывшего министра иностранных дел ДНР Александра Кофмана и украинского журналиста Ростислава Ищенко, прозвучавшие 27 декабря 2016 года в полемике на передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым», да и слова самого Владимира Соловьева в этой же передаче. Действительно, все указанные лица во время этой передачи обсуждали вариант с развитием наступления вооруженных сил ЛНР и ДНР на другие области Украины в ответ на агрессивные действия украинской армии.

Ну и в довершение называются такие имена, как Михаил Хазин, Владимир Жириновский и Александр Дугин, причем последних двоих обозначают как «российских фашистов», и говорится о том, что они поддерживают «империализм и войну».

Видимо, понимая, что со ссылками на такие «авторитетные» источники далеко в своих рассуждениях об агрессивных намерениях Москвы не уедешь, американец Александр Мотыль выстраивает логическую цепочку такого вида: Нынешняя Россия ― страна тоталитарная, в ней распространена схема, при которой агрессивные призывы звучат из уст только «прокремлевских» политологов, чем озвучиваются истинные планы властей и прощупывается общественное мнение.

США пообещали «большие и сложные» учения недалеко от российских границ

США пообещали «большие и сложные» учения недалеко от российских границ

Сам же В.В. Путин при этом как бы остается сторонником мира, поэтому прямых разговоров о военных планах вести не может, оставляя эту прерогативу своим подчиненным. Одновременно приводится сравнение с Россией времен президентства Б.Н. Ельцина, когда политики и аналитики «могли заявлять о себе открыто» и вообще как бы процветала демократия.



Судя по вышеприведенным высказываниям, с аргументами у американского профессора А. Мотыля как-то совсем не густо. Опять же, не будем придираться к тому факту, что в российском информационном пространстве совершенно спокойно сосуществуют различные мысли по поводу дальнейшего развития событий на Украине, да и по всем вопросам внешней политики нашей страны, и никаким «тоталитаризмом» там не пахнет совсем.

Так же как не будем иронизировать по поводу мнения А. Мотыля об информационной политике России образца 90-х годов, тем более что наверняка многие читатели и так то время хорошо помнят. Лучше попробуем разобраться по существу в самом основном тезисе обсуждаемой статьи ― о якобы имеющихся у российского руководства планах сухопутного вторжения на Украину.

Существует ли план захвата?

Для этого нам, прежде всего, потребуется вспомнить общепризнанное и никем не опровергнутое утверждение выдающегося военного теоретика Карла фон Клаузевица: «Война есть не что иное, как продолжение политики, с привлечением иных средств». То есть для планирования наземной операции на Украине у России должны быть политические цели, которых необходимо достичь.

Есть ли у России политические цели на Украине? Конечно, есть, и этого никто не отрицает. Причем характер этих целей объясняется, прежде всего, тем, что Украина в нынешнем виде содержит в себе три основных источника угроз для безопасности России.

Первое. Наличие тлеющего, но перспективно мощного очага напряженности с элементами военного конфликта непосредственно у границ России, то есть на Донбассе.

Второе. Наличие угроз беспрепятственного транзита в Европу российских энергоносителей через территорию Украины.

Третье. Наличие возможности в среднесрочной перспективе размещения на территории Украины, то есть в непосредственной близости от границ Российской Федерации, военных баз враждебного военно-политического блока ― НАТО.

Возможно ли устранить какие-либо из трех перечисленных угроз путем прямого вторжения российских вооруженных сил на Украину? Нет, невозможно. Наличие первой угрозы ― вооруженного конфликта ― не снимается, наоборот ― конфликт перерастает в открытую и активную фазу.

Вторая угроза ― транзиту энергоносителей через Украину ― также никуда не пропадает; более того, даже увеличивается вероятность таких нарушающих порядок транзита действий, как повреждение магистралей в ходе военных действий, совершение на них диверсионных актов и т. д. Третья угроза ― возможность появления у российских границ баз НАТО ―вроде бы отодвигается, но появляется большая вероятность возможности вступления в прямой военный конфликт с войсками стран Северо-Атлантического альянса.

Таким образом, никаких геополитических проблем Россия в случае осуществления сухопутной операции на территории Украины не решает, а наоборот, получает взамен другие, еще более острые и сложные по решению.

Следует также учитывать, что оккупирующей Украину стране неизбежно придется решать огромное количество имеющихся там проблем, особенно экономических и социальных. Неужели состояние российского бюджета в настоящее время позволяет добровольно взвалить на себя обеспечение забот о 43-миллионом населении?

Военная сводка ДНР: итоги года

Военная сводка ДНР: итоги года

Представляется, что все эти нюансы прекрасно осознают в российском руководстве. Как и осознают тот факт, что вообще все события последних лет задумывались нашими западными, с позволения сказать, партнерами, именно для того, чтобы все три вышеуказанных источника угроз перед Россией поставить, а в оптимальном варианте втянуть Россию в прямое участие в военном конфликте на территории Украины (с последующей постановкой перед Москвой еще более сложных и неразрешимых проблем).

Как мы знаем, некоторые планы исполнить нашим западным партнерам удалось, а вот заставить Россию воевать на Украине ― нет. И в данный момент, особенно на фоне предстоящей буквально на днях смены администрации Белого дома, с особенной остротой снова встает уже привычный вопрос.

Что же делать с Украиной дальше?

Ни для кого не секрет, что уже три года Украина как государство, как страна ― не субъект, а объект мировой политики. Между тем в результате действий США и Европейского Союза в Украине накопилось значительное количество проблем, в том числе политических и вытекающих из них экономических.

Проблемы эти, как мы видим, западные страны решать совсем не спешат. И это понятно ― вся политическая комбинация с Украиной задумывалась совсем не для этого. В этой связи желание Запада повесить решение украинских проблем напрямую на Россию вполне объяснимо.

Тут интересно будет вспомнить о том, что на своей традиционной большой пресс-конференции 23 декабря 2016 года Президент России В.В. Путин прямо призвал Европейский Союз дать возможность украинцам не только безвизово въезжать в европейские страны, но и также беспрепятственно в них работать. И напомнил при этом, что в Россию за последние годы прибыло уже около 3 миллионов украинских граждан.

То есть Президент России высказался прямо и недвусмысленно: не мы эту кашу на Украине заваривали, и не нам ее расхлебывать. Мы свою долю украинских мигрантов приняли, теперь дело за вами. Но в любом случае Россия такой «чемодан без ручки», как Украина, одна дальше не понесет.

Вот о каких нюансах надо помнить, когда читаешь статью с раздуванием истерики по поводу гипотетической угрозы российской агрессии. Так что в ближайшем будущем нас, несомненно, ждут новости о каких-то торгах по украинскому вопросу, а вот о российском вторжении на Украину ― не ждут. И это совершенно точно.

Автор: Тимофей Умнов



НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей