Последний бой Порошенко на Донбассе



На юго-востоке Украины опять загрохотали пушки и начали гибнуть люди, в том числе мирные жители.

По сообщениям с обеих сторон линии фронта, штурмовые бои идут в Авдеевке. Полыхает Светлодарская дуга. Украинская пехота пытается выбить гарнизоны блоков Народной милиции ДНР по всему западному обводу Донецка.

По радиоперехватам ключевые опорные пункты «Алмаз» и «Алмаз-2» то ли еще держатся, то ли были потеряны, но потом все же отбиты. Обе стороны открыто применяют тяжелое вооружение, от крупнокалиберной артиллерии и минометов до реактивных систем залпового огня.

Последний бой Порошенко на Донбассе

Во вторник, 31 января текущего года, восточнее Мариуполя, в Новоазовском районе, на участке в районе Широкино, для прорыва линии фронта украинские войска бросили в бой танки.

Сутками ранее, в результате артиллерийских ударов по коммуникациям, на грани уничтожения оказался Авдеевский коксохимический завод. Он не только крупнейший в Европе, но и является единственным поставщиком отопления и горячей воды в Авдеевку — город, где сейчас проживают более 20 тыс. человек.

На улице — двадцатиградусный мороз. Если ситуация как-то не исправится, уже к утру Авдеевка может замерзнуть. Порошенко прервал визит в Германию, где он вел переговоры с Ангелой Меркель. Киев требует срочного созыва Трехсторонней группы и немедленного вмешательства ООН для прекращения кровопролития на Донбассе.

Стрелков высказался про обострение в Донбассе: «Донецк может быть взят»

Стрелков высказался про обострение в Донбассе: «Донецк может быть взят»

Если читать только украинские новостные ленты, складывается впечатление, что по всему фронту на юго-востоке Украины началась война, по своему масштабу сопоставимая с операцией «Цитадель» — летнему наступлению Вермахта под Курском в 1943 году.

В некотором смысле действительно очень похоже. Украина пошла «в свой последний и решительный бой». Только без стратегических целей, без решительных задач, очень крошечными силами, и без всякого шанса на успех.

Два года на фронте без перемен

Несмотря на многочисленную критику соглашения о прекращении огня, подписанного 12 февраля 2015 года в Минске, нельзя не признать, что полноформатную войну на Донбассе с его помощью остановить удалось.

Конечно, отдельные стычки продолжались и потом, но уже без бросков механизированных бригад, без горящей бронетехники батальонных тактических групп и без ударов оперативно-тактическими ракетами по городам. Фронт замер в полном позиционном тупике.

За два прошедших года можно вспомнить лишь три хоть сколько-нибудь значительных сражения ВСУ: пятидневное наступление трех ротных тактических групп на Светлодарской дуге летом 2016 года, «большое зимнее наступление» в декабре к северо-западу от Логвиново и «освобождение от террористов» поселка Новолуганское.

Летний удар провозглашался как операция по возврату Дебальцево, но закончился он тоже поражением. Ударные группы почти сразу уперлись в оборону ВСН на линии Лозовое–Логвиново–Санжаровка, где были разбиты и с большими потерями откатились на исходные позиции.

Зимняя операция предпринималась еще меньшими силами и наступлением называлась только в украинских СМИ. В действительности ее целью являлось просто срезать один далеко выступающий вперед передовой пункт армии ДНР. С большими потерями ВСУ его взяли, но закрепиться и удержать не смогли.

Во время отступления, местами переходившее в бегство, управление частями было утрачено, а некоторые подразделения оказались просто брошены без связи с командованием. Потом в лесном массиве нейтральной полосы находили тела замерзших насмерть украинских солдат. А победа в Новолуганском была достигнута лишь потому, что этот поселок на нейтральной полосе вообще никто не удерживал. И на этом — все.

Оборотная сторона перемирия

Новая тактика ВСУ: Светлодарская дуга, Авдеевка

Новая тактика ВСУ: Светлодарская дуга, Авдеевка

Критики «Второго Минска» утверждали, что Киев использует передышку для переформирования войск, их перевооружения, в том числе поставками из США и НАТО, чтобы потом, выбрав удобный момент, обрушиться всей мощью и неминуемо выйти аж к российской границе.

Но в реальности ему едва удалось наскрести для ВСУ 250 тыс. личного состава, из которых 170 тыс. в зоне АТО, что явно уступает уровню украинской армии конца лета 2014 года, когда, вместе с тербатами и ДУК ПС, Украина располагала только на Донбассе 220–230 тыс. штыков.



Так что рассчитывать на какой-то решительный успех теперь, меньшими силами, да еще с более старым вооружением, ей не приходится и подавно. Наличие «Минск-2» оказалось Киеву на руку, потому что он позволил прятать свою военную несостоятельность за соблюдением условий соглашения.

В свою очередь, этот договор оказался полезен и для Новороссии, оборона которой в конце осени 2014 держалась буквально на честном слове и «Северном ветре».

За два года в Донецке и Луганске удалось восстановить управление, не без оговорок, конечно, но наладить гражданскую жизнь и значительно укрепить армию, пройдя сложный путь от полупартизанских повстанческих отрядов до механизированных корпусов.

Правда, в действительности корпуса эти больше похожи в лучшем случае только на бригады, то есть на обеспечение устойчивой обороны имеющихся сейчас сил Донбассу хватает, но для сколько-нибудь масштабного наступления с решительными целями — нет.

У сложившейся ситуации есть и оборотная сторона. Две непримиримо враждующие армии, совокупной численностью около 400 тыс. человек, в течение двух лет сидящие в окопах местами буквально в паре сотен метров друг против друга, просто не могут обойтись без инцидентов. Особенно учитывая много где крайне неоптимальное очертание линии фронта. Войска встали там, где их застал стоп-приказ, что местами создало очень сложные тактические ситуации, делающие перестрелки буквально неизбежными.

Серьезной проблемой стал вопрос дисциплины. Если части ВСН хорошо понимают, что они делают в окопах и ради чего переносят тяготы, то в рядах ВСУ порядка толком не было с самого начала. Не смогло его добиться командование и потом. В том числе по причине тотального отсутствия профессионализма у офицерского корпуса.

Да и личный состав в ряды набирался либо насильственными мобилизациями, от которых призывники уклоняются всеми доступными способами, либо на контракт под обещание очень высоких зарплат, с которыми Минобороны Украины всех прямо обмануло.

Так что украинские военные сейчас плохо обмундированы, еще хуже снабжаются продовольствием, часто и много пьют, не менее часто конфликтуют между собой, с офицерами и с соседними подразделениями.

Армейцы с пренебрежением относятся к бывшим тербатам, те и другие косо смотрят на отряды Правого сектора. А все вместе они не понимают: что они вообще в тех окопах делают. Разве что нацисты требуют немедленно наступать, а мобилизованные больше всего хотят скорее вернуться домой. Но при этом все они злы, недисциплинированны, устали от происходящего и у них в руках есть много разного оружия.

Инциденты нередко возникают буквально из ничего. Кто-то со скуки, со злости или спьяну, стрельнул. Прилетела ответка, на которую пошла другая ответка. И через несколько минут к перестрелке уже подключилась бронетехника. Потом кому-то надоедает работающий по ним танк, БМП или САУ и на нейтралку уходит группа с гранатометом. Или снайперы. Или саперы. И где-то что-то взрывается. Или кто-то. Другой стороной результат потом трактуется как ничем не спровоцированное нападение, и круг замыкается.

Последний козырь Порошенко

Бои за «промку»: Украина перешла в ползучее наступление по всей линии фронта

Бои за «промку»: Украина перешла в ползучее наступление по всей линии фронта

Кроме чисто военного, сложившееся положение имеет и куда более существенное политическое содержание. Очевидный позиционный тупик на фронте явно выгоден Новороссии и России, но разрушительно действует на внутреннюю ситуацию на Украине.

Государство, созданное исключительно на идее войны с Россией, изменить свою позицию не может идеологически, но и решительно войну выиграть оно не в состоянии тоже.

На протяжении двух лет в Киеве сохранялась надежда на победу в США Хиллари Клинтон, после которой Украине обещали расширение военной помощи, в том числе летальным оружием. А также гарантировали усиление международной изоляции России, под давлением которой Кремль будет вынужден оставить Новороссию без поддержки.

Но совершенно внезапно в Америке выиграл Трамп, и в его программе места Украине нет. Он намерен восстанавливать нормальные отношения с Россией, ради чего, возможно, готов пожертвовать Украиной.

Более того, Киев сейчас оказался в полной темноте вообще по всем геополитическим вопросам. Порошенко даже не пригласили на инаугурацию Трампа. Европа с ним еще разговаривает, но очень нехотя и прямо указывая на обязанность наконец выполнить условия «Минск-2», чего он сделать решительно не может. Денег от МВФ тоже нет, а без них коллапс украинской экономики становится вопросом весьма недалекого времени. К тому же Вашингтон что-то обсуждает с Тимошенко. Все указывает на то, что США окончательно решили Порошенко заменить.

Получается, что сейчас у Киева на руках остался последний козырь — попытаться переломить ситуацию буквально нахрапом, не считаясь с потерями. Организовать на Донбассе действительно мощное наступление он, конечно, уже не в состоянии, но создать его видимость — пока еще вполне. Отсюда и такая истеричность в репортажах, с особым подчеркиванием вины за обострение именно Новороссии и стоящей за ней России. Делается это для того, чтобы подать ясный сигнал: Запад просто обязан немедленно прийти на помощь.

Но он не придет. Америка проект «Майдан 2.0» закрывает, это объективный факт. Внутренние проблемы Трампа сейчас волнуют куда больше. Европе своя рубашка тоже к телу ближе. Ей нужен российский газ, сырье и рынки сбыта на Востоке, а не окончательно деградирующая и тянущая всех на дно Украина.

Скорее всего, в ближайшие дни Киев это поймет и сам, после чего стрельба на фронте достаточно быстро утихнет. А после 4 февраля из США должна вернуться Тимошенко и у украинского президента сразу возникнут проблемы, намного более важные, чем Донбасс.

Автор: Александр Запольскис


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта