История россиянок, вдруг заскучавших по родным березам: Это Руслэнд, детка!



О том, как устроена русская ностальгия.

Честная история двух туристок, которые вдруг заскучали по родным березам, мрачным лицам и даже поэту Есенину в исполнении артиста Безрукова.

Ранним берлинским утром две задумчивые девушки с чемоданами неподвижно сидели на автобусной остановке. И смотрели, как берлинцы катятся на работу на городских велосипедах с корзинками. Велосипедисты здесь спокойно ездят вперемежку с машинами.

Дорого и неброско одетые, в хороших пальто, женщины в юбках и на невысоких каблуках, мужчины в костюмах — и на велосипедах. Большинство в защитных касках. Много подвижных пожилых людей на велосипедах.

Русская об американцах: «У молодых девочек в США промыты мозги»

Русская об американцах: «У молодых девочек в США промыты мозги»

Вообще здесь красиво стареют. Можно увидеть много седых элегантных и легких женщин дивной естественной красоты. Мы позавтракали в хорошем классическом ресторане на бульваре Унтер-ден-Линден. Посетили лучший магазин для туристов.

Ехали на втором этаже автобуса и обсуждали тонкости культурных различий, немецкую структурированность и все такое. В этот момент автобус проехал мимо полностью обнаженного человека, выполняющего асаны на траве парка Тиргартен. Вокруг него спокойно бегали люди в спортивных костюмах, прогуливались семейные пары с колясками.

Свернули на набережную. Появились люди в костюмах, которые ровным строем катились на одном колесе. Повозка с лошадьми. Дорогие машины.

Здесь никто никому не удивляется, никто никого не напрягает. Легко быть «не таким, как другие», там, где все разные.

В парке Фридрихсхайн фонтаны населяют глиняные сказочные персонажи. Люди греются на солнце, лежат на траве, читают, бегают и тоже делают асаны. Цветут яблони, ивы и неопознанные розовые деревья.

Цветочки на окошках и ровно покрашенные стены, весь этот мещанский уют. Богемный Пренцлау Берг и хипстеры в вытянутых свитерах и кроссовках на босу ногу. Разноцветные кафе, платановые аллеи. Элегантный Шарлоттенбург, средний класс, домики с лепниной и палисадниками.

— Хочу сюда на все лето! — восхитилась моя подруга Настя.

— Хочу сюда на всю жизнь.

Украинцы о поляках: "Путин вызывает восхищение, русофобией там и не пахнет"



Украинцы о поляках: «Путин вызывает восхищение, русофобией там и не пахнет»

К середине дня исчезло привычное ощущение, что кругом враги и нужно постоянно быть в готовности что-нибудь отстоять.

…Это было идеальное утро в идеальном городе. Но почему-то хотелось домой, причем сильно.

Чужая речь, чужие правила, другие лица и повадки, которые не прочитываются автоматически, — все это рано или поздно начинает раздражать. Насмотревшись и что-то переняв для себя, тянешься обратно в свою среду обитания.

Туда, где ты однородный со всем, что тебя окружает. И эта однородность, естественная совместимость позволяет расслабиться.

— У нас на родине есть сладость страдания, — сказала Настя с ностальгией, когда мы тряслись в поезде. И правда, в этом немцы ничего не понимают. Ни страдания, ни куража, ни дичи тебе.

На трапе самолета пожилая женщина обернулась к нам и сказала:

— Как приятно услышать родную речь!

И искренне улыбнулась, сверкая железными коронками.

Плюхнувшись на родную землю во Внуково, мы ощутили прелесть отечественного непричесанного пейзажа.

— Наверняка Есенин про это писал, — сказала Настя.

И мы запели «отчего так в России березы шумят».

— А тебе нравится Есенин? — спросила я Настю.

— Ну так, нравился. Пока его не сыграл Безруков.

Мы въехали в дизайнерский ад Москвы. Вышли на Киевском вокзале и зажмурились. После отточенного Берлина смотреть вокруг было невыносимо. Глаз отвык игнорировать лишнее.

В вагоне метро какая-то тетка опередила меня, ловко нокаутировав локтем и прыгнув на освободившееся место.

“Русские своих не бросают!” Футбольный фанат рассказал о французской тюрьме

“Русские своих не бросают!” Футбольный фанат рассказал о французской тюрьме

Я потеряла маневренность. Мы посмеялись над московскими манерами, как будто они не имеют к нам отношения:

— Ничего, на неделю нас хватит, а потом снова начнем делать так же. Руслэнд в нас.

Сиденье напротив нас занимали в ряд мужики неясного возраста с мрачными бугристыми уродливыми лицами рудокопов. Всем им, судя по выражению их лиц, очень тяжело жилось. Один к одному, как специально.

В подземном переходе заметили тусклую стеклянную будку, в которую скученно, как кильки в немытую банку, набилась толпа полицейских.

— «Слишком шикарно для ментов», — Настя вспомнила мое удивление полицейским дворцом в Берлине. — Вот это по-нашему! Замызганная будка — то, что надо!

— Это Руслэнд, детка.

Оставалось спеть Шевчука. Что мы и сделали.

Автор: Мария Дмитриевская


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




Загрузка...


Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
  • http://vk.com/id39580073 Вячеслав Чемерис

    Бред с ума сшедшей гражданки с низкой социальной ответственностью.

  • http://www.odnoklassniki.ru/profile/570336104387 Мотя Митина

    что за графоманию я сейчас прочитал?

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1198158970302711/ Victor Kochurov

    Каждый год мы — в Испанию, на Канары. На острове Гран Канария практически нет русских, полное ощущение, что приехал в Германию, где-то невдалеке от Голландии. Вокруг — лающая немецкая речь и немецкие лица. Мужики — грубые (если только не гомики, которых там море), с огромными пивными животами. Вокруг непрекращающийся гомон, все говорят по-немецки громко и неблагозвучно. Женщины, в основном, жирные и вульгарные, за редчайшим исключением. Обвешаны золотом с головы до пят, на лицо ужасные, чего уж там, всем известна знаменитая немецкая нижняя челюсть. Слава богу, на велосипедах никто не ездит, наверно, рельеф не позволяет. В общем, возвращаешься в Питер и понимаешь, что ты живёшь в лучшем городе мира, чистом и красивом, с искренним и доброжелательным населением, огромным количеством кафешек и ресторанчиков с вышколенной обслугой, где приятно посидеть, наслаждаясь разглядыванием красивых и хорошо одетых людей.