Насколько возможна эффективная координация сил США и России в борьбе против ИГ в Сирии?



Сирийская проблема – индикатор международной напряженности и степени консолидации усилий, направленных на борьбу с террористическими организациями.

Сложность ситуации усугубляется ещё и тем, что основные участники военных действий, Россия и США, осуществляют операцию поодиночке, без должной степени взаимодействия, а также используя разные механизмы достижения целей.

Насколько возможна эффективная координация сил США и России в борьбе против ИГ в Сирии?Такое положение дел серьёзно тормозит процесс возвращения Сирии к мирной жизни. Кроме того, ввиду резко изменившейся за последний год стратегической ситуации такая разрозненность участвующих сторон стала попросту бесперспективной.

Понимание необходимости общей координации военных сил осознают и в России, и в США, ввиду этого любые совместные инициативы воспринимаются как достижение дипломатии.

Попробуем объективно разобраться в сути вопроса и оценить перспективы полноценного взаимодействия между нашими государствами.

Истоки разногласий и влияние изменения геополитической обстановки на перспективы консолидации усилий сторон

Если искать первопричины столь сложной ситуации, которая сложилась вопреки декларируемым намерениям, то прежде всего стоит рассмотреть цели, которые преследовались участниками конфликта.

Правящий режим во главе с Башаром Асадом стремится любой ценой удержать власть и сохранить государство в его изначальных границах, поскольку смена режима в таких случаях, как мы уже не раз могли наблюдать, вовсе не гарантирует жизнь тем, кого свергли с занимаемого поста.

Помимо этого, вмешательство сторонних сил позволило достичь определённых подвижек в готовности Асада пойти по пути реформ, что уже обеспечивает демократизацию политического строя.

США, как один из наиболее активных участников НАТО, в очередной раз пошли по отработанной схеме свержения легитимного правителя, используя определённые недовольства в обществе. Итогом таких действий, как правило, становится приход к власти лояльного Америке режима, а также общая дестабилизация обстановки в регионе.

В качестве долгосрочных целей этого процесса можно рассматривать и создание внешней напряженности, способной вызвать определённую неустойчивость в приграничных с Россией государствах, что потребует дополнительных затрат на обеспечение безопасности, которые для ослабленной отечественной экономики могут оказаться непомерными.

Кроме того, полномасштабное присутствие на Ближнем Востоке открывает перед США практически неограниченный контроль за имеющимися там энергетическими ресурсами, что позволяет не только обеспечить нужды собственной промышленности, но и стать полноценным и полноправным игроком, диктующим свои условия экспортёрам.

Главной ошибкой, которая была допущена Америкой в Сирии, стала поддержка не политической оппозиции в каком бы то ни было её проявлении, а инициатива по свержению правящих элит без наличия приемника.

Дело в том, что Асаду противостояли не оппозиционные силы, а признанные террористическими в большинстве стран мира организации. Более того, несмотря на все попытки выделить среди них так называемую «умеренную» оппозицию, альтернативное правительство сформировать не удалось.

Что же касается Российской Федерации, то если отбросить часто озвучиваемые лозунги о необходимости оказать помощь незаконно свергаемому режиму Асада, насадить демократические основы избирательного права и ликвидировать потенциальную террористическую угрозу, немаловажной причиной военного вмешательства стал обвал цен на рынке углеводородов.

Боевики в Сирии при поддержке Турции активно занимались добычей и незаконной реализацией нефти по ценам вдвое ниже биржевых, что регулярно обваливало котировки и снижало доходы России, как крупного экспортёра.

Естественно, что и наличие террористического государства, пусть и не в непосредственной близости от границ, также является нежелательной перспективой, которую проще предотвратить, нежели устранять последствия.

В отличие от США, Россия выбрала довольно взвешенный путь поддержки правящего режима как единственно возможного в нынешних условиях. Именно это и позволило заручиться поддержкой основной части мирного населения, а также рассчитывать на полное содействие сирийской армии.

Активная фаза проводимой Россией операции при активном взаимодействии с местным правительством позволила достичь серьёзных результатов, которые вызвали массу недовольства на Западе. В таких условиях первоначальные задачи США реализовать уже не удастся, что сало очевидным и для Вашингтона.



Для администрации Барака Обамы подобное развитие событий и признание своих неудач стало бы крахом политической карьеры.

А вот благодаря тому, что на пост президента был избран Дональд Трамп, пересмотр военной доктрины по Сирии вполне вероятен, поскольку позволит не только абстрагироваться от вины за эскалацию конфликта, но и выйти из него в роли активного союзника в борьбе с ИГ.

Предпосылки сближения и объективная необходимость совместной координации военных

Не так давно новостные ленты взорвала новость о том, что ВКС России нанесли авиаудары по позициям боевиков благодаря предоставленным США координатам и активному взаимодействию в этом направлении.

К сожалению, эти данные были опровергнуты представителем Пентагона майором Эдрианом Рэнкин-Гэллоуэем, тем не менее, учитывая, что российская сторона подтвердила координацию авиаудара, стоит полагать, что определённые подвижки в этом вопросе уже достигнуты.

По мнению военного эксперта Игоря Коротченко, активное взаимодействие с США в борьбе с так называемым Исламским государством имеет хорошие перспективы, поскольку нынешнему американскому президенту необходимо доказать состоятельность своей политической линии в борьбе с международным терроризмом.

Такое развитие событий продиктовано ещё и тем, что переговоры по мирному переустройству Сирии фактически проходят без полноправного участия Америки, что наглядно демонстрирует неудачи не только на военном, но и на демократическом поприще.

Что касается опровержения с американской стороны, то оно, по мнению бывшего начальника международно-договорного управления Минобороны РФ генерал-лейтенанта Евгения Бужинского, вполне могло быть связано с тем, что новое правительство пока ещё не сформировано окончательно и подобная резкая смена курса вполне может вызвать недовольства в правящих элитах, чего позволить себе администрация Трампа пока не может.

В подтверждении этого тезиса можно рассматривать и слова уходящего руководителя Пентагона Эша Картера о том, что взаимодействие между Москвой и Вашингтоном по сирийскому вопросу невозможно до тех пор, пока российское правительство не перестанет преследовать диаметрально противоположные цели с США.

Подобное мнение в очередной раз демонстрирует позицию предыдущей администрации Белого дома, для которой единственно возможным союзником мог стать тот, кто содействует Америке в достижении её целей, даже в ущерб своим собственным.

Большие надежды на установление партнёрских отношений между США и Россией возлагает и президент Сирии Башар Асад, по словам которого, такое взаимодействие пойдет его государству только на пользу. Стоит отметить, однако, что он также высказал мнение о том, что пока слишком рано говорить о положительных сдвигах в этом направлении.

Учитывая тот факт, что перспективы выделить «умеренную» оппозицию становятся всё более туманны, США будут вынуждены начать выстраивать механизмы взаимодействия с российскими военными. Дело в том, что пока Россия и Америка ведут активное наступление по разным фронтам, что позволяет избегать непосредственного соприкосновения.

Что же касается дальнейшего развития ситуации, то локализация очагов сопротивления и освобождение значительных территорий от боевиков приведут к тому, что полноценное функционирование боевых подразделений потребует если не консолидации, то, как минимум, координации ударов, дабы избежать случайных попаданий по союзникам.

По информации российского оборонного ведомства, существующие каналы связи и инструменты взаимодействия уже сейчас позволяют избегать каких бы то ни было инцидентов, связанных с активным ведением боевых действий на территории Сирии между войсками международной коалиции и российскими подразделениями ВКС.

Почему Трамп хочет отказаться от продления СНВ-3?

Почему Трамп хочет отказаться от продления СНВ-3?

Таким образом, основываясь на объективных предпосылках и принимая во внимание вектор развития геополитической ситуации, можно констатировать, что резкого изменения в отношениях между Москвой и Вашингтоном пока не предвидится.

Это касается и координации боевых действий в Сирии, в целях обеспечения эффективности которых будет, вероятно, разработан механизм разграничения сфер влияния и строго ограниченного взаимодействия по ключевым вопросам.

Основную роль в этом сыграет определённая «инертность» мировой политической системы, которая не позволит менее чем за год осуществить смену вектора.

К тому моменту, когда ситуация потенциально сможет сложиться наиболее позитивно, сирийский вопрос будет близок к своему окончательному решению. Так что совместное проведение общевойсковых операций в ближайшей перспективе маловероятно.

Автор: Сергей Василенков


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей