Мост устал. Страна тоже



Обрушение путепровода в центре столицы явилось знаковым предупреждением о будущем Украины.

Вечером 27 февраля в Киеве частично обрушилась одна из секций Шулявского моста, который проходит над проспектом Победы и является составной частью одного из самых важных путепроводов украинской столицы.

Огромные куски бетона рухнули вниз, и только по счастливой случайности в результате аварии не пострадали проходившие мимо люди или припаркованные тут же автомобили. Это можно назвать чистым везением — потому что днем под мостом обычно можно встретить множество пешеходов, которые направляются к расположенной по другую сторону дороги станцию метро «Шулявская», и вполне могли бы пострадать в результате этого инцидента.

Мост устал. Страна тоже

Однако, несмотря на то, что авария на мосту счастливо обошлась без жертв, это происшествие сразу всколыхнуло соцсети, и вызвало немалый резонанс среди киевлян. Отчасти этому поспособствовала комичная реакция мэра Киева Виталия Кличко — который, в своем неповторимом стиле, прокомментировал случившееся словами: «мост устал».

Прощание с Украиной

Прощание с Украиной

Но очевидно, что люди восприняли этот инцидент в качестве некоего символического знака. Казалось бы, украинцы привыкли к тому, что жизнь постоянно подкидывает им проблемы — одна серьезней другой. Однако крушение моста на Шулявке наглядно продемонстрировало, что страна переходит сейчас некую критическую черту, за которой начинается хронический и практически неконтролируемый развал экономики и инфраструктуры.

Все четверть века, которые прошли после развала СССР, украинские власти хищнически эксплуатировали советское наследие — начиная от выживших в девяностые заводов и заканчивая дорогами, мостами, водопроводами и прочими коммунальными сетями, многие из которых не проходили капитальный ремонт более тридцати лет, и давно работают на одном честном слове.

Однако, заложенный в них ресурс прочности тоже имеет свой предел — и символично, что Украина достигла его именно в разгар кампании декоммунизации, когда власти всеми силами пытаются избавиться от наследия советского прошлого. К каковому, в общем, относится и злополучный мост, построенный в далеком 1968 году возле давно уничтоженного и распиленного на металлолом завода «Большевик».

«Разрушение моста в Киеве указывает на весьма серьёзную проблему. Есть такая штука, как усталость материала. Да-да, именно то, о чём говорил Кличко, когда сказал, что мост устал. То есть, под воздействием небольших, но регулярно повторяющихся нагрузок в материале образуются микротрещины. Это неизбежно, и какое-то время даже нестрашно.

Но по мере накопления таких трещин они с определённой вероятностью будут накладываться друг на друга, формируя уже макротрещину, видимую невооружённым глазом. Если эта трещина будет достаточно велика, то иногда достаточно будет небольшой, вполне обычной нагрузки, чтобы конструктивный элемент разрушился казалось бы без видимых причин.

Так вот, проблема заключается в том, что в Украине огромное множество конструкций, которые этот гарантированный срок эксплуатации уже пережили. Их надо менять, радикально обновлять. Иначе любое из них может щёлкнуть хвостом в любой момент. А в широком смысле слова эффект «усталости» может быть применён вообще ко всем объектам инфраструктуры. Это — данность. С этой данностью надо что-то делать.

Для того, чтобы что-то делать, нужны деньги. Так как проблема глобальна, деньги нужны большие. Собственно, ключевой вопрос Украины заключается в том, что где-то надо срочно брать эти деньги. С ответа на этот вопрос, на мой взгляд, должен начинать любой, кто выступает с какими-то политическими проектами», — прокомментировал эту историю известный украинский журналист Юрий Ткачев.



Украина подогрела интерес Европы к российском газу

Украина подогрела интерес Европы к российском газу

Однако, история с обрушением моста несет в себе целый ряд знаковых моментов. Шулявский путепровод находится в аварийном состоянии десять лет — с апреля 2007 года, когда киевские нацисты подожгли расположенный под мостом вещевой рынок, где торговали джинсами и кроссовками африканцы, включая иностранных студентов расположенного поблизости киевского Политеха.

Можно сказать, что тот поджог организовали именно те, кто впоследствии поджег всю Украину — поскольку подобные преступления всегда безнаказанно сходили с рук украинским правым.

Из-за высокой температуры в мосту образовалась трещина — и с тех самых пор Шулявский мост находился в состоянии перманентного ремонта, а его несущие конструкции многие годы поддерживали железные подпорки. Потому что в городском бюджете, где без проблем выбрасывают миллионы на переименование улиц и строительство пафосных монументов националистическим деятелям, так и не нашлось средств на реконструкцию этого важного для столицы объекта.

Но зато деньги нашлись на совсем другое. Вскоре после Евромайдана патриоты старательно раскрасили перила аварийного моста в цвета национального флага, о чем с восторгом сообщали тогда столичные СМИ.

«Шулявский путепровод тоже раскрасили в цвета украинского флага. Вчера столичные активисты весь день раскрашивали в сине-желтые цвета перила на мосту. По их словам, на раскраску всего путепровода уйдет несколько дней. Они хотят хотя бы таким способом поддержать наших солдат, воюющих сейчас на Востоке. Планы у активистов грандиозные — раскрасить в сине-желтые цвета все мосты в Киеве и показать всему миру, что украинцы теперь — самая патриотичная нация», — писала 10 июля 2014 газета «Сегодня».

Рядом, на бетонных стенах путепровода, рисовали памятные граффити в честь «Небесной сотни» и погибших во время «АТО» солдат — но состояние самого объекта не волновала ни авторов этих росписей, ни городские власти, которые тоже оказывали финансовую поддержку красящим мост «подросткам».

А 21 февраля 2017 года, во время демонтажа расположенных под путепроводом рыночных ларьков, которые сносили по инициативе мэра Кличко, автокран зацепил аварийные крепления Шулявского моста. И вполне возможно, что именно это спровоцировало случившееся через неделю обрушение, от которого старательно открещиваются столичные власти.

Киевляне смеются над Кличко, но, по сути, он был прав — и это верно отметил Юрий Ткачев. Мост действительно устал. Ведь пострадавший в результате нацистского поджога бетон тоже имеет свой запас прочности — особенно, при отсутствии надлежащего ремонта и реконструкции, которая, согласно советскому Генплану, должна была быть проведена на Шулявском путепроводе еще более десяти лет назад.

Откровения в Киеве: МВФ поставил Украину на колени

Кому должен — всем прощаю: Украина угрожает МВФ разрывом

Но, в этом смысле, на Украине «устало» практически все. Так, вскоре после аварии министр инфраструктуры Украины Владимир Омельян признал, что 95% украинских дорог находятся сейчас в непригодном состоянии, а в прошлом году в Украине отремонтировали только 1% дорог от необходимого. При этом, качество этого ремонта обычно не выдерживает никакой критики, а зимние снегопады продемонстрировали всем полный развал и деградацию коммунальных служб украинской столицы.

То же касается коммунальных сетей — в 2016 году в Киеве произошло рекордное число прорывов в водопроводных и канализационных сетях, а бьющие из пробитого асфальта гейзеры стали банальной новостью киевских новостей. А ведь ситуация в других городах Украины еще хуже, чем в Киеве, где чиновники еще стараются навести какое-то косметическое подобие порядка.

Вполне очевидно, что страна давно устала от такого положение дел. А главное, мы устали от некомпетентной и лживой власти, под руководством которой скатывается в пропасть все — от экономики, образования, здравоохранения и науки, до обыкновенных мостов, которые служат зримым знаковым символом этой катастрофы.

Автор: Андрей Манчук


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей