default-logo

Тридцать дней в аду: Боец ДНР о творящемся на «Светлодарской дуге»



Боец ВС ДНР рассказал о том, как украинская армия накапливает силы, собирается ли она наступать и каково это — месяц провести на позициях, обстановка на которых считается «относительно спокойной».

«Светлодарская дуга» — участок линии фронта между войсками ДНР и Украины. Он образовался после ликвидации «Дебальцевского котла» в районе населенного пункта Светлодарск. Формально это просто линия соприкосновения войск противоборствующих сторон, по официальным сводкам обстановка там — относительно спокойная. Но что означает «спокойная обстановка»?

Военнослужащий ВС ДНР, недавно сменившийся после месячного пребывания на передовой, рассказал о последних событиях на Светлодарской дуге.

— Ты провел целый месяц на позициях в одной из самых горячих точек на Донбассе. Расскажи реальную картину происходящих событий.

— Реальную картину можно охарактеризовать одним словом — там просто ад. Наши позиции буквально ровняли с землей. Обстреливали постоянно, всем чем можно, днем и ночью. Целый месяц нас долбила ствольная артиллерия, минометы 120-е, «Василек» и проч. Про стрелковое я просто молчу, это в порядке вещей. Если честно я думал, что вообще не вернусь.

Боестолкновения практически каждый день. Диверсионные группы проникают как на нашу территорию, так и наши к ним. Мы их прощупываем, они нас. Идет нормальная позиционная война. Буквально перед ротацией они попытались «прощупать» нашу оборону. Хотя если честно, как правило, они боятся идти.

Донбасский цугцванг: Когда Порошенко решится на атаку по всему фронту

Донбасский цугцванг: Когда Порошенко решится на атаку по всему фронту

Мы менялись первого апреля, когда в ночь с 31 марта на 1 апреля с ноля часов было объявлено «пасхальное перемирие». В эту же ночь они обстреливали нас целый час. САУшка (самоходная артиллерийская установка, — ред.) выехала и долбила наши позиции, потом перекатилась к соседям.

Раньше ВСУ искали повод для обстрелов и придумывали оправдания, а сейчас нам наглядно показывают, что соблюдать перемирие они не собираются. Они уже не скрывают, что приезжают натовские инструктора, снайпера, артиллеристы и прочие спецы. Ситуация поменялась и мое видение — они скоро пойдут, так как прослеживаются явные намерения решить конфликт силовым путем в ближайшее время.

— А какие к этому предпосылки?

— Я вижу наращивание техники. Техника не просто дислоцируется практически у нас на виду, а идет постоянно ее накапливание. Она обновляется, подвозятся боеприпасы постоянно. Наращивается живая сила противника и прочее.



Вопреки словам, что солдаты ВСУ бегут с позиций, я не увидел у них упадка духа или чего-то подобного. Наоборот. Они стали очень борзые, заряженные, готовые на эту войну. Они пойдут. По их заряду, их желанию это видно. Психологически они не просто готовы к наступлению, они его требуют, по сути, рвутся в бой. В данный момент нужно признать, что они сильны. Стреляют хорошо, они учатся.

Время реагирования на наши действия, я сам лично видел и засекал — составляет пять минут и приезжает усиление на два блок-поста. Это очень хороший показатель. И так у них постоянно. Нам есть чему поучиться. У них есть вторая линия обороны, третья, пятая, седьмая, у них все четко расписано и согласовано, а у нас пока такого нет.

По многим показателям они сильны, но у них не хватает духа. Мы защищаем свою землю, свою веру, свои семьи. За нами правда и мы знаем, за что умирать. У них этого нет. Одна бравада, но как доходит до дела — начинаются гнуться и неохотно идут вперед.

— Ты наверняка знаешь противника, с кем вы непосредственно соприкасались на передовой?

— Да. 54-я бригада ВСУ.

— Это срочники?

— Да срочники. От наших позиций до укров расстояние примерно 600 метров, и мы с ними постоянно перекрикиваемся. Я им кричу «Шахтер» чемпион»! Они в ответ — «москаляку на гиляку», так и общаемся. На печально известной позиции Кикимора, которую, нужно отдать должное ребятам, отбили путем неимоверных усилий и потерь, расстояние местами вообще доходит до 50 метров. Слышимость просто идеальная.

Но недавно еще появились наемники-снайпера. Это настоящие профи. Объясню почему. Был очень сильный ветер и один парень хотел зарядить ленту и снимал крышку ствольной коробки пулемета. Получилось так, что он высунулся случайно буквально на секунду, и в тот же момент снайпер его снял. Царство ему небесное. С такого расстояния и при очень сильном ветре сделать подобный выстрел мог только настоящий профессионал.

— Как прячетесь от обстрела, делаете какие-то убежища?

"Мы можем за год присоединить весь Донбасс, временно оккупированный Украиной"

«Мы можем за год присоединить весь Донбасс, временно оккупированный Украиной»

— Какие там убежища. Просто сложили бревна в два наката, и это считается нормальная землянка, вот и все убежище. А так в окопе, вгрызаемся в землю.

— Расскажи про обычный день в окопе.

— Мы на высоте, а сам понимаешь, что по высоте корректировать огонь очень просто, и не нужно специальных навыков. Вот нас и утюжили днем и ночью. Про стрелковое молчу, потому что оно работало постоянно. Плюс снайпера. Я, извините, пошел в уборную и думал все, уже не вернусь. Меня заметили и начали «накидывать» и мины, и «Утес», АГС.

Вот, думаю, сходил в последний раз. 20 минут полз на брюхе до блиндажа, а там расстояние метров 10-15 максимум. Вот представь — целый месяц бегать на полусогнутых ногах, ползать на брюхе и на карачках, не имея возможности элементарно выпрямиться в полный рост.

А так приносим им всякие неприятности, напоминаем о себе, в общем, не даем скучать. Делаем свою солдатскую работу. Они нас боятся, нервничают, делают глупости. На диалог, правда, не идут.

Разведка у нас на уровне. Хочу отметить артиллерийскую разведку. Их высокий уровень профессионализма. Только благодаря им нашу высоту не разнесли в щепки. Иначе я бы перед тобой сейчас не сидел.

Самое примечательное — у меня дед освобождал Дебальцево во время ВОВ. А я его сейчас защищаю.

Автор: Евгений Горячев


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей