Кольцо вокруг ИГ в Дейр-эз-Зоре сжимается: армия САР форсировала Евфрат



Правительственные войска Сирии форсировали западный берег реки Евфрат, обеспечив безопасный периметр для авиабазы Дейр-эз-Зор, что почти не оставило террористам ИГ* шансов на выживание в этом районе.

Корреспондент  стал свидетелем уникальной операции, которая может привести к полному окружению террористов в городе.

Перед боем

После череды успехов на юго-востоке и востоке Дейр-эз-Зора передовые отряды сирийской армии подошли к берегу Евфрата.

Кольцо вокруг ИГ в Дейр-эз-Зоре сжимается: армия САР форсировала Евфрат

Кольцо вокруг ИГ в Дейр-эз-Зоре сжимается: армия САР форсировала Евфрат

Река быстро течет в сторону иракской границы. На ее берегах вспоминаются рассказы о Месопотамии и рае, который, по преданию, располагался между Тигром и Евфратом. У берега Евфрата в шесть утра действительно маленький рай: прохладно, влажно и много зелени, хотя в двух минутах езды в любом направлении — пыльная пустыня.

Бойцы перед началом операции наполняют фляги прямо из реки, каждый взвод выстраивается в шеренги, готовясь к переправе. Ночью группа разведчиков уже переправлялась через реку на маленьких надувных лодках. Задачей бойцов было выявить расположение основных сил террористов и огневые позиции.

Сложная переправа

С утра тяжелая техника правительственной армии двинулась к реке по команде старшего офицера.

Четыре взвода штурмовых отрядов уже готовы и поочередно грузятся в плавающие транспортеры. Бойцы должны обеспечить безопасную зону для понтонной переправы. Процесс форсирования реки осложнен сильным течением. Многотонные амфибии сносит в сторону, как спичечные коробки. Но рулевым удается совладать со стихией.

Не проходит и получаса, как отряды скрываются за кустами на том берегу и начинается бой.

«Террористы явно не ждали такого визита. Сейчас будем перебрасывать технику. Сбрасывай катер и первый понтон. Живей, парням нужна поддержка», — кричит сирийский генерал, и бойцы вокруг начинают быстро действовать.

В реку сначала выходит катер, его тут же сносит в сторону, за ним на воду сбрасывается несколько тонн хитрой инженерной конструкции, которая быстро разворачивается и создает устойчивую платформу.

Десять-пятнадцать бойцов держат образовавшийся понтон за канат, не давая ему уплыть. Интенсивность боя на том берегу увеличивается, пули начинают свистеть и в районе возводимой переправы.

«Помогите, пожалуйста, надо зафиксировать понтон, один замок неисправен, придется его разворачивать, сейчас принесут лом», — кричит офицер и бежит встречать плавсредство для загрузки очередной группы.

Удачно сходили

Штурмовой отряд загружается для переправы через реку. Бойцы готовят оружие и подгоняют водителя. «Давай скорей, надо к нашим, надо помочь, им нужны боеприпасы», — кричит командир одной из групп.

Перебравшись на противоположный берег, военные наматывают на себя отличительные ленты, подбадривают друг друга шутками, затягивают ремни и проверяют снаряжение.

Интенсивный бой идет в километре или двух от Евфрата. На берегу нас встречают бойцы из разведывательного отряда — грязные, но довольные. От их одежды пахнет порохом.

В первые же часы боя сирийским солдатам удалось захватить две машины террористов, в кузове одной из них находилось оружие и боеприпасы.

«Мы застали их врасплох, те даже убежать не успели. Но сейчас обстановка хуже. Враг понял, что происходит, и пытается контратаковать по флангам. Тяжелые бои идут в районе Джафра», — рассказал один из бойцов.



В Джафра отдельная группировка войск получила задачу зачистить остров ближе к центру города. Но там боевики более подготовлены. По докладам офицеров по рации, террористы начали сильную контратаку и ведут плотный огонь из минометов. За несколько часов совершены два подрыва машин, начиненных взрывчаткой, со смертниками за рулем.

Первый пленный

«Подойди сюда. Хочешь поговорить? Мы взяли языка, тебе по старой дружбе эксклюзив, спрашивай что хочешь, у тебя пять минут», — кричит мне довольный капитан Раид, с которым волею судьбы мы встречаемся в разных горячих точках Дейр-эз-Зора.

В машине лежит связанный бородатый мужчина с простреленной ногой.

«Меня зовут Мохаммед. Я из города Ракка. Два года как живу в Меядине (город к востоку от Дейр-эз-Зора. — Прим. ред.). Дайте воды, пожалуйста, я истекаю кровью», — говорит пленный боевик в ответ на просьбу представиться.

Раид подзывает доктора из бригады и дает команду осмотреть ранение и перевязать.

«Давайте, доктор. Мы не звери, и он нам нужен живым. Уверен, Мохаммед из Ракки с удовольствием нам много интересного расскажет. Правда, Мохаммед?» — говорит командир, протягивая пленному бутылку с водой. Тот в ответ кивает в знак согласия.

Напившись вдоволь, боевик сообщает интересные детали. Говорит, что после прорыва окружения Дейр-эз-Зора многие его сподручные сбежали. Боясь попасть в окружение, боевики по ночам вывозят свои семьи в Меядин и Букемаль. На сегодняшний день в Дейр-эз-Зоре на захваченной террористами территории практически не осталось мирных жителей.

«Я игиловец, в организации уже два года. Работаю в казначействе. У нас много иностранцев, среди командиров арабы и выходцы с Кавказа, воюют хорошо», — продолжает отвечать на вопросы пленный.

«Ладно. Время вышло, остальное он расскажет специалистам. Грузите его на понтон и сначала в больницу», — командует Раид, и пленного уносят. На понтон грузят и тело погибшего сирийского бойца.

На западный берег Евфрата подоспела техника. Машины с боеприпасами одна за другой уходят на передний край фронта.

Получив от старшего офицера информацию, что первому штурмовому отряду удалось взять ближайшую деревню, и обменявшись любезностями, прыгаем на понтон в обратный путь.

Дорога к переправе оказалась с сюрпризами. Помимо изрытого снарядами асфальта, под слоем песка запрятались коварные осколки, один из которых проколол колеса нашей машины в открытом поле в двух километрах от фронта. Однако вскоре коллеги-журналисты на другом автомобиле, поравнявшись с нами, помогли заменить колесо за рекордные пять-десять минут.

Безопасный аэродром

Уже колонной подъезжаем к танковому взводу, командир которого — хорошо знакомый мне генерал Салям.

«Вы вовремя, сейчас начнем. Хочу поделиться радостной вестью. Мы смогли обеспечить безопасную зону вокруг аэродрома. Где-то полчаса назад приземлился первый грузовой самолет с боеприпасами, на подходе еще один. Нам надо пройти около восьми километров. Здесь почти все зачистили», — рассказывает явно довольный своими бойцами генерал.

Еще неделю назад база ВВС была в плотном окружении террористов. Защитники аэродрома держали оборону девять месяцев. Возобновление полетов казалось туманной мечтой, а о переправе через реку сирийские бойцы даже не думали, пытаясь удержать то, что у них оставалось.

С 5 сентября, после снятия трехлетней блокады Дейр-эз-Зора, в город начали стягиваться значительные силы сирийской армии. Группировка ИГ* тоже сосредоточила в этом районе наиболее боеспособные отряды. Понимая, что положение тяжелое, террористы стали минировать целые кварталы и деревни, а в городе, по данным сирийской разведки, — подземные тоннели.

Выйдя к Евфрату, сирийская армия отрезала основной путь снабжения экстремистов в Дейр-эз-Зоре. С запада к городу прорываются бойцы элитного подразделения «Тигры». Как только будет восстановлен контроль над западным берегом Евфрата и пятый корпус соединится с «Тиграми», кольцо вокруг боевиков в жилых кварталах города замкнется, если, конечно, они там еще останутся и не сбегут раньше.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

Автор: Михаил Алаеддин


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта