Зачем Москве памятник разрушителю советского и русского наследия



Общественность столицы возмутилась решением градоначальника установить на территории Третьего Рима монумент узбекскому президенту Исламу Каримову, за четверть века правления постсоветской республикой уничтожившего практически все ее русское и советское духовно-монументальное наследие.

Можно ли представить себе, что Ташкент – это русский город?

Сейчас нельзя, и кто-то похвалит за это ушедшего к праотцам первого президента Узбекистана Ислама Каримова.

Зачем Москве памятник разрушителю памятников

Зачем Москве памятник разрушителю советского и русского наследия

В основном национально озабоченные поборники узбекской самостийности похвалят, многие из которых, правда, не брезгают регулярно наведываться в Россию – мести улицы.

Да и в советское время Ташкент уже не был русским, но и полностью узбекским не был, скорее среднеазиатским интернациональным городом, который восстанавливали всей страной после страшного землетрясения 1966 года.

Городом, где тихо-мирно соседствовали себе русские, немцы, татары, корейцы и, конечно, узбеки. Таким он был после 1917-го и до 1991-го. А вот до известных событий 1917 года – вполне себе русским.

Ташкент – русский город

Так, например, на начало прошлого столетия в Ташкенте действовали девять православных соборов, храмов и часовен, а также римо-католическая и лютеранская церкви.

Имелись военное училище, кадетский корпус и школа прапорщиков, реальное училище, Мариинское четырёхклассное женское училище, частная женская прогимназия, два городских четырёхклассных мужских училища, ремесленное и техническое железнодорожное училища, мужская гимназия, женская гимназия, учительская семинария. Ходили трамваи.

Французский путешественник так писал о городе в 1902 году в журнале «Вокруг света»:

«Из всех городов, расположенных в русских азиатских владениях, самый интересный, бесспорно, Ташкент. Этот город, по справедливости считающийся столицей Туркестана, имеет свыше 150 000 жителей и состоит из двух частей, резко отличающихся одна от другой: новой, населённой русскими, и старой, обитаемой исключительно туземцами.

Русская часть города разбросана на обширном пространстве; она не так густо населена, как туземная, и имеет длинные и широкие улицы, усаженные с обеих сторон прекрасными деревьями и украшенные красивыми общественными зданиями.

Здесь есть несколько церквей, гимназий, банков, губернаторский дворец и т.п.; много обширных площадей, утопающих в зелени и цветах; всюду обилие воды. Вообще ташкентская растительность с её цветами и плодами – яблоками, грушами и виноградом – напоминает отчасти Южную Францию…»

Не лишним будет добавить, что именно в Ташкенте начинал свою преподавательскую и просветительскую деятельность будущий святитель Лука Войно-Ясенецкий, совмещавший руководство кафедрой оперативной хирургии Туркестанского государственного университета, хирургическую практику и священническое служение.

К сожалению, как в событиях вооруженного большевистского мятежа 1917 года, так и антибольшевистского восстания года 1919-го, русские ташкентцы играли главную и определяющую роль, азиаты же в массе своей занимали выжидательную позицию, силясь понять, чья возьмет, и что им от этого будет….

За увлеченность революционными идеями и поддержку разрушительных стихий, потворствование шайке русофобских авантюристов и политиканов, русские заплатили поначалу тем, что переместились на вторые роли в крае, который отстроили, оцивилизовали, и где обжились. А потом и вовсе ушли оттуда.

И к логическому завершению этот процесс пришел к девяностым – развалу коммунистического заменителя Русской империи, когда местные националисты, подняв на знамена и ножи собственную национальную исключительность, отблагодарили тех, кто строил им больницы, школы, вузы, лечил их, преподавал их детям, запускал промышленность — погромами, резней, угрозами и мягким выдавливанием при помощи занятия всех хлебных ниш этническими кланами.

Борец с памятниками

Однако новому этнократическому режиму Узбекистана мало было изгнать русских из своих пределов физически, ему еще очень хотелось, чтобы в подконтрольных им уделах даже русским духом не пахло.

И во главе этой идеологической чистки встал безраздельный хозяин суверенного Узбекистана, его первый «всенародно избранный президент» Ислам Каримов.

В чем преуспел узбекский диктатор?

При нем были переименованы на узбекский лад все местные русские топонимы. Русский язык, на котором свободно общалось все местное население вне зависимости от национальной принадлежности, был лишен официального статуса.

Единственный же титульный и государственный язык — узбекский — Каримов задолго до просветителя Назарбаева, очнувшегося только сейчас, перевел на латиницу.

А еще диктатор пошел войной на монументальную историю. При нем были снесены памятник Гагарину в Самарканде, монумент «Защитнику Родины», Парк Боевой славы и построенный про проекту Бенуа в 1898 году храм Святого Александра Невского при Ташкентской учительской семинарии.

Даже памятник единственному генералу-узбеку Великой Отечественной войны — Сабиру Рахимову, новые власти перенесли с глаз долой на зады одного из городских парков.

Впоследствии монумент «Защитнику Родины» заменят на новодельную «Клятва Родине», выполненную в исламско-национальных мотивах.



И такой апгрейд проведут повсеместно, заменив советские пятиконечные звезды «узбекскими» восьмиконечными, в том числе и в «чашах» вечного огня, заменят надписи на памятниках «Они сражались с фашизмом» более актуальными моменту формулировками: «Они сражались за независимость нашей родины».

И, вот, такому человеку московские власти в лице мэра Сергея Собянина не далее как несколько дней назад постановили до 2019 года установить памятник в самом сердце Москвы — на Якиманке.

Наверняка, полагая, что у русских довольно короткая память, и они все стерпят.

Русские не забыли

Терпят же, в конце концов, русские то, что центральные улицы, переулки и проспекты их городов до сих пор носят имена убийц и террористов, убивавших как русскую элиту, так и системно – русских, как народ.

И что, например, в Екатеринбурге установлен огромный зиккурат в честь человека, откровенно сдавшего интересы отечества заокеанским партнерам и едва не пропившего его целостность в недавней истории нашей страны.

Короткая память у них – этих русских, разве вспомнят они о том, что когда-то и Ташкент был русским городом. Скорее допустят, чтобы Москва стала городом узбекским, что уже частично произошло, такие они, рыхлые, безвольные и безынициативные…

Однако рассчитывавшие на подобное московские власти, для которых идея ублажить национальные диаспоры оказалась важнее национальной гордости (да и есть ли она у них?), просчитались.

Москвичи не промолчали, и буквально неделю назад в сети появилась петиция с требованием не допустить возведения памятника Каримову в Москве, за недельный срок собравшая шестьдесят тысяч подписей.

«Каримов — личность однозначная, он узурпировал власть в родной республике, раздал посты членам своего клана, выдавил русских из государственного аппарата, бюджетной сферы, промышленности и торговли, разрушил экономику, спровоцировал межэтнические конфликты, — прокомментировал свою позицию автор этой петиции, активист партии ЛДПР Георгий Городецкий.

— Сейчас граждане Узбекистана готовы жить в подвалах, питаться непонятно чем, лишь бы не возвращаться в страну, которой мудрый Каримов правил почти три десятка лет.

Кроме того, при Исламе Каримове Узбекистан перестал быть союзником России – по его приказу республика вышла из ОДКБ и ЕврАзЭс. В 2002 году Каримов поставил подпись о размещении американской базы в республике.

В 2010 году Каримов отказался выплачивать России государственный долг в 700 миллионов долларов. Каримов блокировал вступление Белоруссии в ШОС.

При Каримове Узбекистан стал ключевым каналом поставки героина в Россию. Список заслуг можно продолжать довольно долго. Туда же стоит отнести процесс десоветизации и дерусификации республики».

По словам Городецкого, за установкой памятника Каримову стоит Фонд Каримова и узбекская диаспора. Причем в этом случае под «диаспорой» следует понимать всего лишь одного человека – бизнесмена Алишера Усманова, который был в дружеских отношениях с покойным Каримовым.

«Хочу также добавить, что мэр Москвы Сергей Собянин сейчас ведет себя как самый настоящий гастарбайтер, — убежден политик.

— Ему наплевать на то, что москвичи против установки памятника Каримову. Он исходит из того, что москвичи платили и будут платить налоги, а узбекская диаспора может «занести» денежки, а может и «не занести».

Заработать на всём – типичная логика мэра-гастарбайтера. Но памятник Каримову — это не спорный, а абсолютно ненужный памятник. Для укрепления дружбы между народами памятники в принципе бесполезны. Для того, чтобы не было почвы для межнациональной розни, надо навести порядок, главным образом в миграционной сфере.

Нужны визы. Тогда из Узбекистана в Россию будут приезжать обеспеченные культурные люди, медики и ученые, которых есть за что уважать, а не криминал, наркоторговцы и оборванцы. И у граждан России тогда будет совсем другое отношение к узбекам».

Пока же, да, и отношение к приехавшим у коренного населения России далеко от радушного, да и сами приезжие, в силу специфики своего поведения, если что-то и провоцируют, то отнюдь не добрые чувства.

Самое отвратительное, что и муниципальная власть нисколько не способствует установлению дружбонародных настроений. Точнее оные в их представлении – это, как правило, сдача национальных интересов во имя сиюминутных прибылей.

Посему едва при помощи власти федеральной удалось решить вопрос ритуальной резни животных на московских улицах, как сразу, на, дорогие москвичи, получите памятник разрушителю и ненавистнику всего русского и распишитесь!

«Все дело в отсутствии национальной гордости у наших элит в целом и у тех людей, что согласуют подобные объекты, в частности, — поделился своим видением проблемы один из московских координаторов Фонда «Гражданский патруль» Дмитрий Красков.

— Идет своего рода дипломатическая игра, какой-то фонд или стороннее государство выступают с инициативой установки памятника своему деятелю в Москве, а муниципальная власть формально смотрит, не является заявленная личность раздражающим фактором, но не для народа, а для власти.

И если нет, то что — жалко, что ли? Пусть ставят!

И уже не важно, что Каримов не был лоялен России в своей внешней политике, не присоединился к возглавляемому нашей страной военному альянсу, допустил присутствие на своей территории американских войск, мало того, ничего не сделал ни для России, ни для Москвы. Подобные факторы даже берутся во внимание».

Ну что ж, если у властей свой резон – «карманно-кошельковый», то это не значит, что людям, у которых есть совесть, нужно молчать. Потому как порядочный человек никогда не будет потворствовать предателям, вандалам и гонителям своего народа и его исторического наследия. И не позволит превратить родной город в неродной.

В конце концов, мы уже потеряли русский Ташкент, давайте теперь сохраним хотя бы русскую Москву. И если получится это – то, возможно, вернем, потерянное.

Автор: Алексей Топоров


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта
  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1488082941239817/ Михаил Крамер

    Жил в Ташкенте первые 10 лет независимости. До сих пор регулярно там бываю. Не могу сказать, что всё, описанное в статье — неправда. Но, именно в самом Ташкенте было в эти годы достаточно спокойное отношение к русским. Резня да, была, в Андижане. Но именно в Ташкенте все жили спокойно.Про другие республики читал очень страшные вещи, хотя не знаю, правда или нет.