Намёк на скорое признание? Зачем президент РФ обратился к главам ДНР и ЛНР



Президент России впервые напрямую пообщался с главами самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик.

Разговор был посвящен обмену пленными между ДНР\ЛНР и официальным Киевом. Однако наблюдатели разглядели в этом серьезный политический подтекст.

Телефонная беседа между Владимиром Путиным, Александром Захарченко и Игорем Плотницким состоялась по инициативе лидера общественного движения «Украинский выбор — право народа» Виктора Медведчука.

 Президент РФ Владимир Путин во время телефонного разговора с главой ДНР Александром Захарченко и главой ЛНР Игорем Плотницким. © / Алексей Дружинин / РИА Новости

Президент РФ Владимир Путин во время телефонного разговора с главой ДНР Александром Захарченко и главой ЛНР Игорем Плотницким. © / Алексей Дружинин / РИА Новости

Речь зашла о масштабном обмене пленными по формуле «всех на всех». Накануне Медведчук на встрече с Путиным и патриархом Московским и всея Руси Кириллом в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре обратился к главе России с просьбой поддержать предложение об обмене пленными, которого не было уже 14 месяцев, и переговорить на тему такого обмена с руководителями ДНР и ЛНР.

Состоявшийся разговор прокомментировал политолог, президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

— Ростислав Владимирович, зачем понадобилось вмешательство Путина? Раньше его не требовалось, а тут вдруг вопрос обмена пленными стал решаться на столь высоком уровне. Что произошло?

— Не думаю, что тут нельзя было обойтись и решить всё без вмешательства Владимира Путина. Просто в данной ситуации, на мой взгляд, президент России продемонстрировал: фактически происходит частичное признание руководящих структур ДНР и ЛНР.

До этого он с ними не общался, тем самым подчеркивая, что это все-таки республики самопровозглашенные. Сейчас ситуация меняется, и меняется в первую очередь в Киеве, причем не в лучшую для украинского руководства сторону.

Оно, по сути дела, отказывается выполнять Минские соглашения. Таким образом, обратившись непосредственно к главам ДНР и ЛНР, Путин сделал шаг в направлении их полноценного признания.

Это не значит, что оно наступит завтра. Всё может произойти через месяц или через год. Южная Осетия и Абхазия ждали признания со стороны России 20 лет. Но в целом, это сигнал нашим западным партнерам, которые должны теперь учитывать, что у Москвы есть достаточно широкое поле для маневра.



— Получается так, что благородный вопрос об обмене пленными использован как удачный повод в большой политической игре?

— А почему нет? Вы же понимаете, что если бы Захарченко и Плотницкому с тем же самым вопросом позвонил, скажем, Сурков, они бы тоже дали согласие — в том числе и потому, что там есть и их пленные.

Причем, им отдают в 4 раза больше пленных: 306 на 74. Зачем им от такого варианта отказываться? Поэтому в данной ситуации звонок Путина был сделан не для того, чтобы кого-то в чем-то убедить, а с целью показать Западу: ситуация существенно меняется, и мы уже можем играть в ней по-другому.

— Сдвинется ли теперь дело с обменом с мертвой точки? Как известно, камнем преткновения тут стал принцип обмена «всех на всех», не принятый украинской стороной.

— Вообще-то он принят, потому что включен в Минские соглашения. Но Киев никак не может определить, сколько же у него пленных, и сколько он хочет получить в обмен. Они же постоянно там кого-то еще и арестовывают, и зачастую людей, брошенных в застенки где-нибудь в Харькове или Киеве, тоже считают вроде как военнопленными.

В связи с этим постоянно возникают проблемы по поводу того, кого считать пленными, а кого нет, и по вине украинской стороны процесс тормозится.

Я не уверен, что он пойдет и сейчас. Поскольку, как только будет произведен обмен, то, конечно, Порошенко заявит — мол, это его великая победа. Но тут же его оппоненты скажут, что он обменял целый батальон «террористов-сепаратистов» всего лишь на одну роту благородных киборгов.

Ситуация на Украине достаточно накалена: политические деятели всех мастей, цветов и расцветок ещё более радикализируются. Порошенко и раньше было трудно производить эти обмены, а уж сейчас-то тем более.

— Допустим, Россия действительно дает понять, что воспринимает ДНР и ЛНР не как бандитов, которые мутят воду на Украине, а как почти полноценных партнеров. Что может стать условием их окончательного признания?

— Ситуация на Украине настолько непредсказуема, что непонятно, кого именно там через неделю—другую придется признавать, и в каких границах. А тем более, через два месяца… Сейчас России вообще не резон признавать ДНР и ЛНР в тех территориальных огрызках, в которых они пока что существуют.

Сама Украина находится на грани распада. Там идет жесткая политическая борьба — попытка убрать Порошенко путем ползучего переворота. После этого несколько кланов начнут делить власть и территории, а это вряд ли обойдется без стрельбы.

Уже поляки, венгры и румыны стоят на низком старте у границ с готовностью разделить Украину. Поэтому, проще подождать и посмотреть, что будет дальше.

Оказывать республикам любую помощь — экономическую, военную, политическую — Россия может и так, что она и делает уже 4 года вне зависимости от того, признаны они официально или нет.

По большому счету, радикально изменится только одно: ЛНР и ДНР получат возможность открыть в Москве свои посольства.

Автор: Владимир Кожемякин


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта