Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Момент Эллинов

Евро репо маркет.

У Европы сейчас две главные битвы — состоятельность государственного долга и состоятельность банковской системы. И обе эти битвы сейчас объединяются на поле репо-финансирования.

Одновременно с первыми слухами о несостоятельности Греции в конце 2009 года резко вверх ушли объемы финансирования под залог (репо-), в целом по Европе — со 150 млрд до 220, то есть на 50% объема рынка, а беззалоговое финансирование практически умерло.

Сейчас мы наблюдаем вторую смерть — теперь уже смерть европейского рынка репо, обратное движение объемов, с 220 млрд до 150 и падение ставок:

Деньги банкам в прежних объемах не нужны, и ставки падают. Рынок репо нормализовался? Кажется что кризис прошел и нужно готовиться к ралли?

Но стало ли в Европе все так хорошо? Нет, напротив, то что казалось нестрашным, преодолимым и управляемым в 2010 году, сейчас уже стало неизбежным и неконтролируемым — дефолты стран ЕС, банкротства крупнейших банков, затяжная рецессия в Европе — это не предположения, это реальность.

Суверенные Центробанки.

Следует обратить внимание на один интересный момент. Падение ставок по итальянским и испанским бумагам началось еще до знаменитого LTRO-I в январе 2012, к этому аукциону все ставки уже пришли в норму. Значит основную роль в снижении напряженности сыграли не централизованные европейские аукционы, а локальные действия Центробанков, в основном Италии и Испании. Каждый ЦБ склонен спасать своих банкиров, в данном случае мы видим что распределенная и локализованная система ЕЦБ, которая может казаться анахронизмом, работает эффективно, за счет большей вовлеченности в события на уровне суверенных стран.

Рынок репо в Европе парализован.


Итак, исчезающие возможности финансирования на рынке репо были замещены сделками между периферийными банками и суверенными ЦБ.

Испания и Италии выдали банкам за последний квартал 2011 года около 150 млрд евро (график ТомсонРойтерс):

Момент Эллинов

Из всего этого предположу, что рынок репо в Европе практически парализован, операции по большому спектру бумаг не проводятся, поэтому упали объемы. Те операции, которые проводятся, идут по безрисковым бумагам (стран «ядра», в основном) и ставки по ним отражают статус и повышенный спрос на бумаги такого рейтинга.

Хорошие новости и плохие новости.

Итак плохие новости в том, что финансовый сектор в Европе находится под сильным давлением, и стандартные механизмы рынка не работают.

А хорошая новость в том, что регуляторы пока держат ситуацию под контролем, и вместо утраченных способов финансирования находят новые нестандартные возможности, чтобы спасти систему от активной стадии финансового кризиса. В итоге, система пребывает в шатком равновесии достаточно долго, квартал за кварталом угрозы дестабилизации то нарастают, то оступают, но не реализуются.

Момент Лемана — Момент Эллинов?

Что же может стать моментом Лемана в Европе? Моментом Лемана в Европе может стать дефолт Греции, дефолт страны эллинов.

Как недавно выразился Драги, нет разницы между контролируемым и неконтролируемым дефолтом Греции, в любом случае это дефолт и банкам нужно будет списать убытки и компенсировать потери. Решение о дефолте Греции может стать той последней каплей, которая приведет систему европейских финансов из вялотекущей в острую фазу встряски балансов и настоящего креш-теста на выживаемость европейских банков.

И я могу предположить, что дело уже не в том, что скажут политики Греции, на какие уступки или неуступки они пойдут. Греки уже ничего не решают, но они наверное этого еще не понимают. Они оказались не в то время и не в том месте, чтобы что-то решать. В американской истории момент банкротства Лемана стал показательной поркой «жирных котов» — банкиров, после чего американское общество сплотилось (через шок и страх) и были предприняты шаги по укрощению финансового кризиса в США . Станет ли дефолт Греции такой же показательной поркой «европейских жирных котов», чрезмерного государственного сектора и социальных гарантий, и началом восстановления Европы?

Вопрос в том, сможет ли Европа сама не дать Греции денег.

Не дать грекам денег так, чтобы не вызвать системный финансовый кризис. Возможно об этом будут говорить министры финансов сегодня.

Ведь можно предположить, что лучше не давать грекам эту громадную сумму в 130 млрд евро, а сразу потратить их на немецкие, итальянские и французские банки, на их рекапитализацию после дефолта Греции. Успехи локальных ЦБ Европы и ЕЦБ вцелом могут дать министрам уверенность, что дефолт устроить можно, что настало время подорвать эту мину под Европой. Ведь уже почти всем кажется что взрыв от дефолта Греции будет не страшным, и что почти все потери уже учтены.

Может быть у Европы получится сотворить кризис прямо сейчас, по своей воле и своим решением? И будет ли этот кризис таким хорошо управляемым, как кажется? Или же страх еще очень велик, и агонию Греции продлят в очередной раз, чтобы не играть с огнем и продолжать пытаться спустить евро-кризис на тормозах?

Все аргументы — у политиков, им и решать. Политика — это вещь более спонтанная и эмоциональная, чем финансы. И заранее подготовленный проект о спасении Греции может не пройти в последний момент, когда чаша терпения европейского содружества переполнится, и понадобиться широкий публичный жест.

Ведь что такое дефолт Греции — это лишь принудительное сокращение бюджета Греции, то сокращение, которое греческие политики не могут сделать сами. Обанкротив Грецию, ЕС получает негатив в краткосрочном периоде, в виде острой фазы банковского кризиса, но также и позитив — Европа покажет всему миру, и себе в том числе, что настроена решительно, и по длинной и болезненной дороге сокращения государственных расходов пройдет до конца.