default-logo

Еще один удар Китая по нефтедоллару



Еще два соглашения Китая по валютным свопам стали очередным шагом к отказу от доллара в глобальных расчетах. Причем одним из партнеров КНР в этом процессе стал Катар, то есть государство, входящее в ОПЕК, а вторым — Канада, соседствующая с Соединенными Штатами.

Еще один удар Китая по нефтедоллару

Третьего ноября Китай подписал соглашение по валютным свопам с Катаром. Соглашение между странами на сумму, эквивалентную $ 5,7 миллиарда, будет действовать 3 года, и Катар стал 24-й страной, открывшей свой рынок для китайской валюты. И это станет основой для будущего юаня на Ближнем Востоке.

Вторая страна, подписавшая с Китаем свежее соглашение о торговле в национальных валютах — Канада. “Вести Экономика” назвал северного соседа США “первым офшорным хабом для юаня в Северной Америке”. Согласно прогнозам, объем торговли между Пекином и Оттавой в ближайшее время может удвоиться, а то и утроиться. И весь этот товарооборот будет идти мимо доллара.



Причем канадские власти сами добивались исключения американской валюты из расчетов с Китаем, поскольку время, затрачиваемое на ее приобретение, увеличивало промежуток ожидания завершения сделок. Теперь же, при наличии свопа на 200 миллиардов юаней, такие проблемы исчезнут. Более того, китайская валюта будет использоваться канадцами не только в торговле, но и в инвестиционной сфере.

Кстати, в планах Госсовета КНР значится очень интересный пункт — через 3 года сделать юань полностью конвертируемой валютой. И китайцы идут к этому семимильными шагами, о чем свидетельствуют факты, приведенные ниже.

Сингапур — крупнейший финансовый центр Азии, установил прямую конвертацию местного доллара с юанем. Всего через 2 недели после этого центральные банки Китая и Малайзии создали в Куала-Лумпуре клиринговый центр, который будет способствовать дальнейшему распространению юаня в регионе. Ранее стало известно, что в Южной Корее депозиты в юанях выросли за год в 55 раз.

Однако, процесс идет не только в странах, расположенных в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Правительство Великобритании, чуткой к финансовым переменам, уже планирует выпуск долговых обязательств, номинированных в юанях. А Европейский центробанк обсуждает возможность включения юаня в свои официальные резервы.

Если ко всему вышеназванному еще добавить, что Россия, Китай и другие страны БРИКС буквально каждую неделю заключают соглашения о валютных свопах по всему миру, то планы Госсовета КНР по превращению юаня в свободно конвертируемую валюту за 3 года видятся вполне реальными.

Напомним, что в 2011 году в мире насчитывалось лишь 900 финансовых учреждений, работавших с юанем. Сейчас их число перевалило за 10 тысяч. При этом доля китайского импорта и экспорта, номинированного в национальной валюте, за три года выросла в 6 раз, достигнув 12 %. Одни только оффшорные операции с юанем по всему миру эквивалентны 143 миллиардам долларов, и это явно не потолок.

Да, в краткосрочной перспективе это “комариный укус” для гегемонии американской валюты. Однако в стратегическом смысле юань выглядит как вода, которая обязательно подточит скалу доминирования нефтедоллара.

Чем это грозит США, думаем, пояснять не надо. Понимают опасность и в Вашингтоне, а потому неудивительно, что в новой концепции сухопутных войск, разработанной в Пентагоне, Китай, как и Россия, назван “государством-конкурентом”.





Загрузка...