Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Цены на нефть и санкции против России: геополитический и геоэкономический аспект

Цены на нефть ползут вниз. Рубль продолжает сдавать позиции. Запад вновь и вновь угрожает России ужесточением санкций. Много уже написано о причинах этих явлений и их конечных целях. В большинстве своём, аналитики связывают их с событиями на Украине. Но ведь Украина – лишь один из геополитических «фронтов», где Россия в этом году предпринимала активные действия. В данной публикации мы ставим цель взглянуть на ситуацию шире и выяснить истинные причины столь резкого ужесточения политики западных государств в отношении России.

Цены на нефть и санкции против России: геополитический и геоэкономический аспект

Для начала освежим в памяти выдающиеся российские внешнеполитические достижения, имевшие место в этом году. Помимо нашумевшего воссоединения Крыма с РФ, текущий год был примечателен ещё несколькими весьма незаурядными событиями.

[quote align=»left»]Китайская PetroChina заявила о срыве подписания газового контракта с РоссиейРоссия и Китай все таки подписали договор о поставках газа на 30 лет

Читать подробнее>>> [/quote]Так, в конце марта был подписан контракт между Россией и Китаем о поставках газа по «восточному маршруту». Сделка заключена на 30 лет, а её общая сумма составляет 400 миллиардов долларов. Документ закрепляет объём поставок в 38 млрд. кубометров в год.

Как нетрудно догадаться, в условиях, когда страны ЕС наперебой заявляют о намерениях снижать потребление российского голубого топлива, этот контракт пришёлся весьма кстати. Более того, он стал только началом переориентации российских финансовых и энергетических потоков с Запада на Восток.

Как стало известно позднее, эта стратегия включает в себя, помимо Китая, также Иран и страны БРИКС. Что же касается непосредственно успехов на китайском направлении, то кроме описанного нами контракта, недавно был подписан ещё один документ, не менее важный и логически дополняющий предыдущий.

Речь идёт о соглашении, заключённом российским президентом и генеральным секретарём КНР на саммите АТЭС 9-го ноября. Оно предполагает поставки газа в Китай по «западному» маршруту. И если предыдущее соглашение было направлено на освоение новых газовых месторождений в Восточной Сибири, новый документ предполагает налаживание экспорта из тех же западносибирских месторождений, которые обеспечивают газом европейских потребителей. Это уже явный шаг в сторону перенаправления потоков экспорта энергоносителей.

Ещё одним явным свидетельством переориентации российской экономики со стран Запада на азиатские (и не только) государства, стали соглашения, заключённые в этом году с Исламской Республикой Иран.

Как известно, данное государство уже достаточно давно пребывает в состоянии экономических санкций со стороны Запада. В условиях, когда подобные проблемы постигли и Россию, углубление сотрудничества между двумя странами выглядит вполне логичным.

В начале августа текущего года Россия и Иран подписали контракт, предполагающий поставки нефти из ИРИ в РФ по бартерным расчётам. Сделка рассчитана на 5 лет, и её сумма составляет 20 млрд. долларов.

Здесь, очевидно, необходимо разъяснение, так как читателя может удивить тот факт, что Россия, сама являющаяся одним из крупнейших экспортёров чёрного золота, вдруг стала закупать его у Ирана.

Всё дело в том, что весной и летом текущего года, Соединённые Штаты пытались нащупать точки соприкосновения с ИРИ, обещая её руководству отмену части экономических санкций, в обмен на возобновление поставок иранской нефти на европейский рынок. По замыслу американцев, это должно было снизить цены на нефть и болезненно отразиться на российской экономике. Тогда иранцы отказались от американских предложений, а через некоторое время, стало известно о контракте с Россией.

Несмотря на то, что впоследствии, США всё же нашли способ обвалить цены на нефть, подписанное соглашение, всё же, позволило выиграть некоторое время, а самое главное – значительно активизировало взаимоотношения России с Исламской Республикой Иран.

Плоды такой активизации не заставили себя долго ждать. Уже в начале ноября Россия и Иран подписали пакет соглашений о строительстве восьми новых энергоблоков для иранских электростанций.

Стоит ли говорить о том, что в сложившихся условиях на рынке энергоносителей, активизация взаимодействия с Ираном в области атомной энергетики станет неплохим подспорьем для российской экономики? Успешные контракты в столь высокотехнологических отраслях сегодня являются большой ценностью и стимулом к индустриальному, научному и промышленному развитию государства.

Но, помимо сделок в энергетической сфере, весьма интересные события, связанные с переориентацией российской экономики, происходили в этом году и в сфере финансовой.

Здесь речь идёт о широком распространении и обретении международной поддержки российской идеи о международных расчётах в национальных валютах. Весь год на этом направлении наблюдались определённые успехи, обусловленные, прежде всего, активными действиями России на международной арене по популяризации данной инициативы.

В начале апреля текущего года, на саммите БРИКС было принято решение о постепенном переходе к расчётам в национальных валютах, между государствами – участниками объединения. Документально это выразилось в заключении соглашения о финансовом сотрудничестве, в рамках межбанковского механизма БРИКС.

Примечательно, что в случае успешного осуществления, данная идея будет иметь достаточно серьёзные последствия для мировой экономики, ведь на страны объединения приходится пятая её часть.

Между тем, в авангарде реформирования системы взаимных расчетов, стоят всё те же российско-китайские взаимоотношения. В июне текущего года на первой российско-китайской выставке «Экспо», проходящей в г. Харбин, торговый представитель России в Китае Алексей Груздев заявил об уверенном росте доли товарооборота между двумя странами в национальных валютах.

Активно продвигается тема реформирования валютных расчётов и в российско-иранских отношениях. Так, в конце ноября, министр экономического развития Российской Федерации Алексей Улюкаев заявил о намерении введения расчётов между двумя странами в национальных валютах.

Разумеется, это прерогатива центральных банков двух государств, но, по словам министра, активная работа в данном направлении уже ведётся. Итак, из вышеперечисленного можно сделать ряд заключений.

Во-первых, Россия диверсифицирует свою экономику, с целью перенаправления основных энергетических и, что ещё важнее – финансовых потоков с Запада на Восток. Необходимость этого назрела уже давно, а катализатором осуществления данных планов, очевидно, послужило усиление конфронтации с Европой и Соединёнными Штатами, связанное с событиями на Украине.

Во-вторых, Россия формирует вокруг себя сообщество довольно мощных в экономическом отношении государств, имеющих значительный потенциал развития. Ядром формирования этого сообщества является отказ от доллара во взаимных расчётах.

И в-третьих: основным товаром, который будут продавать и покупать друг у друга эти страны, рассчитываясь за него в национальных валютах, станут энергоносители. Речь идёт не только о нефти и газе, но и о прочем сырье, ценном для промышленного производства.

Теперь, имея ввиду эти факты, нетрудно будет установить истинные причины и цели западных санкций против России. Довольно наивным было бы предположение о том, что американцев и европейцев страшит перенаправление потоков российского капитала. Отчасти это действительно так, но, если бы это была главная причина их обеспокоенности, очевидно, не было бы ни санкций, ни мощного удара по России, в виде обвала цен на нефть.

На самом деле, любое перенаправление финансовых потоков и заключение новых контрактов абсолютно устраивало бы США и их европейских сателлитов в том случае, если бы оплата по всем этим сделкам происходила в долларах. Тогда конечными выгодополучателями всё равно оставались бы Соединённые Штаты.

Собственно, наибольшую их обеспокоенность вызвало даже не то, что от доллара могут отказаться в расчётах за какой-то абстрактный товар, а то, что за него могут перестать продавать и покупать энергоносители.

Рынок газа и нефти является одним из самых прибыльных. Для многих стран (в том числе и для России) торговля этими природными ресурсами – основной источник доходов.

В условиях, когда нефть и газ продаются за доллар, каждое государство, участвующее в торговле ими, спонсирует американскую экономику. Это происходит вне зависимости от политических отношений данных стран с США. Разумеется, американцев такое положение вещей более чем устраивает.

Ну, а в случае попыток отдельных стран его пошатнуть, Соединённые Штаты привыкли действовать предельно жёстко. Это мы помним по Ираку и Ливии, фактически уничтоженных американцами и их союзниками за намерения установить свой стандарт расчётов на нефтяном рынке.

И президент Ирака Саддам Хусейн и ливийский лидер Муаммар Каддафи планировали продавать свою нефть за золотые динары. Однако, обоих сейчас нет в живых, а их страны продолжает разрушать управляемый хаос, насаждённый там США.

Но в случае с Россией всё далеко не так просто. Как ни как, это ядерная держава со вторым (или даже первым) в мире потенциалом. Уничтожить её военным путём без развязывания мировой ядерной войны Соединённым Штатам не под силу. Но, как мы видим, у них есть другие методы.

Не раз нам приходилось слышать комментарии экспертов о неэффективности западных экономических санкций против России. И в самом деле, эти ограничения малоэффективны. Кроме того, санкции – это палка о двух концах, ведь они отрицательным образом сказываются и на экономике европейских государств. А если вспомнить ещё контрсанкции, которые Россия уже начала принимать, картина становится и вовсе неоднозначной.

Совершенно иначе дело обстоит с обвалом цен на нефть. Эти подлые и незаконные меры, принимаемые американцами и их союзниками, уже привели к значительным отрицательным последствиям для России. По оценкам экспертов, на потери от падения нефти в цене, приходится около 75% всей недополученной Россией выгоды за период санкций. При этом, собственно на экономические ограничения приходится лишь около 25%.

Но можно ли было избежать столь отрицательного эффекта от действий Соединённых Штатов на нефтяном рынке? Да, можно. Мало кто сейчас вспомнит, что курс на учреждение «нефтерубля» был взят ещё в 2011-м году. Таким образом, до момента начала его фактического воплощения прошло три года. Разумеется, за это время в США были разработаны планы по экономической дестабилизации России. Но и российские специалисты не должны были сидеть сложа руки. Ведь у них перед глазами был печальный опыт Ирака и Ливии.

Вероятно, нынешняя неспособность купировать экономические угрозы, связана с тем, что реализация плана по внедрению расчётов в национальных валютах началась преждевременно. Причиной тому, судя по всему, стали события на Украине и последующие санкции, вынудившие Россию обратиться к Востоку.

Завершая нашу статью, следует отметить несостоятельность предположений о том, что Россия подвергается «наказанию» за свои действия на Украине.

На самом деле, Соединённые Штаты просто напросто пытаются сохранить монополию собственной валюты на рынке энергоресурсов и продолжить получение ничем не обоснованной прибыли. Украина стала для них лишь поводом для принятия жёстких мер в отношении России. А все «благородные намерения» можно оставить голливудским пропагандистам.

Но не всё так плохо. Важно понимать, что снижение цен на нефть – это крайняя мера, на которую идут США. Оно вредит не только России, но и самим Штатам, вместе с их ближневосточными союзниками. По сути, подобные действия – это шаг отчаяния и последний шанс для американцев «задушить» Россию экономически.

После осуществления планов по переводу расчётов на национальные валюты стран БРИКС, а также, создания региональных рынков энергоносителей с участием этих государств, у американцев останется значительно меньше рычагов давления на Россию.

Преградой для планов США по социальной дестабилизации Российской Федерации через экономическое давление на неё является и всенародный кредит доверия, которым обладает российское руководство после исторического воссоединения с Крымом.

Автор: Даниил Богатырев