default-logo

Почему новейшие российские боевые самолеты падают средь бела дня



На аэродроме под Воронежем при заходе на посадку перевернулся новейший фронтовой бомбардировщик Су-34. После выполнения планового учебно-тренировочного полета у самолета не раскрылся тормозной парашют. Это уже вторая авария с боевыми самолетами за день. Днем на полигоне под Астраханью упал истребитель Миг-29.Что могло привести к трагедии, рассказал заслуженный лётчик-испытатель, Герой Российской Федерации Александр Юрьевич Гарнаев.

Наш источник в Минобороны сообщил, что что Су-34 выполнял испытательный полет без боекомплекта. У бомбардировщика при посадке не раскрылся тормозной парашют. Он выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы аэродрома «Бутурлиновка» и перевернулся. К счастью, пожара при этом не произошло. У Су-34 сломана стойка шасси, повреждено крыло и помят фюзеляж.

Почему новейшие российские боевые самолеты падают средь бела дня

Пилоты бомбардировщика, Передерей и Барашов, получили незначительные ссадины, им потребуется амбулаторное лечение.

Сейчас с ними работают следовали, чтобы выяснить причины ЧП. Тем более, что стоимость этого новейшего самолета более 1 миллиарда рублей.

— У бомбардировщика не раскрылся тормозной парашют. Насколько это исключительный случай? — спросили мы у летчика — испытателя Александра Гарнаева.



 Ничего в этом исключительного нет. На моей памяти таких случаев было много. Если не загорится самолет или у него не заклинит фонарь, летчики выбираются самостоятельно. Бывало, что бомбардировщик опрокидывался, начинал гореть, фонарь у него заклинило, летчик сам вылезти не мог, ему начинали помогать, но все же горит кругом, керосин разливается, что делать? Разбегались, летчик погибал. Бывало и такое.

— Ребятам — пилотам Су-34 сегодня крупно повезло?

 В нынешней системе крупно везет, кто вообще, летая, остается живой. При том что у нас полная бесконтрольность, сумасшедшие разрушения всех технологических цепочек, а самое главное — сумасшедшие разрушения людской совести на всех уровнях, — и на производстве, и в эксплуатации, как авиационной, так и космической техники.

Поэтому у нас аварии традиционно происходят по паре штук в день. Дело не в технике, а в том, что сама атмосфера стала несовместима с такими сложными видами деятельности. А там уже летчик допускает ошибку или техник, слесарь — сборщик в космическом цеху, это уже частности.

Когда у нас уже системно потеряна адекватность производства и эксплуатация авиационной и космической техники. В принципе, она потеряна, наверное, и в других областях, разница только в одном, что в авиации и космонавтики это мгновенно выливается в многомиллиардные потери. И это в лучшем случаи, а то и гибнут люди.

Пилот Су-27 по ошибке сбил не один, а два F-15Пилот Су-27 по ошибке сбил не один, а два F-15

Я хорошо знаю систему, и ту, которая была во времена существования Советского Союза, и нынешнюю. Это поразительный контраст. В советской системе был безусловный приоритет профессионализма. Я мог сам лично, когда какой — то чувствующий себя большим начальником, «кэгэбэшник» или партийный деятель, зарывался в своих непрофессиональных воздействиях, сказать ему: «Да, пошел ты, садись вместо меня в кабину и лети сам».

И это заканчивалось одним и тем же: человек разворачивался и уходил. Даже, если это был член политбюро ЦК КПСС. Он отрезвлялся мгновенно. Я садился в кабину и делал свое дело. В нынешней системе это не так. Если не уволят, то сгнобят. И дело даже не в том что будет с тобой, а что сделает тот, кого поставили гнобить.

Человек не отрезвляется, их безраздельная власть опьяняет. Руководитель предприятия получает в несколько сотен раз больше, чем слесарь сборщик на производстве или техник в эксплуатационной части. Один крутит гайки неправильно, а другой виллы на Лазурном берегу строит. А они оба работники одного предприятия или отрасли.

И тот, кто строит виллу, он уже не трезвеет, он уже никогда не сможет себе сказать: «Что — то я зарвался, я как — то не так строю руководство на предприятии, в отрасли, в армии. Такие люди себе это уже не скажут, в отличие от прежних генералов КГБ и членов политбюро, которых я тоже не шибко уважал.

Вот в чем разница между той и этой системой. И в этом первопричина всех неправильно установленных датчиков угловых скоростей или ошибок летчиков. Ведь летчики, садясь в кабину, тянут с собой все проблемы, в тот момент, когда двигают рычагами, нажимают на кнопки. Это же все с ними остается.

Я не сторонник каких — то революционных изменений, но на терапевтическое отрезвление надеется уже не приходиться.





Загрузка...
  • http://facebook.com/profile.php?id=100001207206402 Leonid Orekhov

    Правильно сказал Александр Гарнаев. Как ни была «плоха» советская система — это была отлаженная система. А сейчас бардак и сплошной произвол.
    Помню однажды меня молодого специалиста вызвали (на всякий случай) на совещание посвящённое опасному ЧП, сидел в коридоре и ждал. Когда высокий начальник задал всем «вопрос на засыпку» — все дружно замолчали и вспомнили, что в коридоре сижу я — вот и пускай дескать отдувается. Позвали меня и уставились — ну и что салага скажет. Долго не думая, чётко ответил на вопрос… и увидел ужас в глазах присутствующих. Что было потом, не буду описывать. Но в итоге сделали так как я сказал.

  • https://plus.google.com/111881841230689357703 Иван Упертый

    Прочитал. Из статьи делается вывод. «Самолёт перевернулся — все бегом на майдан сносить власть» ибо «на терапевтическое отрезвление надеется уже не приходиться.».. Все начальники ответственные за тормозной парашют ,вместо того что бы его хором укладывать ,в этот момент дружно строили себе виллы.На Карибах естественно..

  • http://www.odnoklassniki.ru/profile/444633960119 Толик Пожидаев

    Статья отстой. Самолеты это железо, и оно имеет свойство ломаться, самолеты падали и в СССР, и сейчас на западе периодически падают.
    А сейчас когда наши летчики наконец то получили возможность летать и летать много, соответственно повысился процент происшествий.
    А автор во всем сразу винит власть, и фактически призывает революции!