default-logo

«Нафтогаз» против «Газпрома»: иски на миллиарды и разоблачение амбиций



Анонсируемые на протяжении последних двух лет судебные разбирательства в Стокгольме между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом» начались 26 сентября. Мы даем свой прогноз того, чем увенчает этот «спор века».

«Наша команда выезжает в Стокгольм. Пожелайте нам… оставляю выбор пожеланий за вами» — написал на своей странице в Facebook руководитель «Нафтогаза» Андрей Коболев. Сумма взаимных претензий сторон исчисляет миллиардами: «Газпром» надеется взыскать с контрагента под $30 млдр, «Нафтогаз» — в два раза меньше, ну сумма тоже немалая — свыше $14 млрд. В этом смысле обе компании пошли на рекорд.

«Нафтогаз» против «Газпрома»: иски на миллиарды и разоблачение амбиций

Если чисто гипотетически представить, что суд в полной мере удовлетворит претензии одной из сторон, и эти претензии будут взысканы в полном объеме, банкротство проигравшего неизбежно. Но этого не случится. Столкновение титанов, скорее всего, будет иметь в большей мере PR-выхлоп, нежели действительно определит, кто прав, а кто виноват.

Дело в том, что предмет для спора — нормы контракта, подписанного между компаниями в 2009 году. Документ подписывали добровольно, в здравом уме и твердой памяти главы компаний Олег Дубина и Алексей Миллер. Большую часть претензий «Газпрома» к «Нафтогазу» составляют штрафные санкции за недобор газа. Действительно, такой пункт в соглашении был прописан и правда, что «Нафтогаз» систематически не выбирал свою квоту. Невыполнение принципа «бери или плати» каралось санкциями: трехкратной ценой невыбранных объемов в летний период и суммой, равной цене невыбранного газа, зимой.



В свою очередь «Газпром» регулярно нарушал норму о минимальных объемах прокачки газа по территории Украины. Ежегодно компания обязалась пропускать по украинской ГТС не менее 110 млрд. кубометров газа. Загвоздка в том, что санкции за игнорирование этого пункта договора не предусмотрены.

Украина-стрекоза лето красное пропелаУкраина-стрекоза лето красное пропела

Ну, и отдельная история — цена. «Нафтогаз» считает цену, а точнее — ценовую формулу несправедливой. Отправной точкой в цене газа была стоимость нефти, которая на момент подписания контракта достигала рекордных $150 за баррель. Правительство Юлии Тимошенко, которое, собственно, и согласовало подписание документа, готово было платить любую цену (точнее — заставить платить потребителя) лишь бы уничтожить своего главного конкурента в лице компании RosUkrEnergo, чьим совладельцем был личный враг Тимошенко — Дмитрий Фирташ. RUE выступало посредником при продаже газа Украине, предлагая более низкую цену, нежели прямой контракт с «Газпромом» (дисконт якобы формировался в результате смешивания дорого российского газа с газом из стран Средней Азии, которые импортировала RUE).

Если подходить к спору в Стокгольме с точки зрения формальной логики, то вывод будет простым: «Нафтогаз» кругом неправ, претензии же «Газпрома» укладываются в логику контракта. Договор был подписан добровольно, люди, его подписывавшие имели на то полномочия. Но арбитраж — более сложная история. Суд будет учитывать множественные факторы: условия, при которых подписывался контракт, справедливость заложенных в нем норм в сравнении с аналогичными контрактами, адекватность заложенных санкций, платежеспособность истца и ответчика и т.д. и т.п.

В итоге родится некий компромисс. Попытка взыскать миллиарды едва ли будет оправдана судом. Вопрос о несправедливости цены также, вероятно, не будет иметь определенного решения, поскольку к тому времени, как закончатся все прения, и будет вынесен вердикт, контракт как таковой утратит свою силу (он действует до 2019 года) и не будет продлен. Или же субъект претензий — «Нафтогаз» к тому времени будет обанкрочен, а его прибыльные составляющие — «Укргаздобыча» и «Укртрансгаз» приватизированы или иным способом выведены из-под удара.

В стокгольмском споре есть и политическая составляющая. Дело в том, что газовый контракт перестал быть просто договором двух хозсубъектов после того, как в 2012 году были подписаны Харьковские соглашения. Последние подразумевали предоставление «Газпромом» скидки к цене на газа взамен на продление пребывания российского Черноморского флота в Крыму после 2017 года. После того, как Крым де-факто перешел под юрисдикцию России, Харьковские соглашения перестали действовать. Хотя в Киеве считают, что они все еще имеют юридическую силу в виду разницы в походе к статусу Крыма.

Как "Нафтогаз" поставит эксперимент над своей "трубой", возможно последний...Как «Нафтогаз» поставит эксперимент над своей «трубой», возможно последний…

Так или иначе, газовый контракт как таковой — уже давно фикция. Поставки российского газа в 2014 и 2015 годах осуществлялись в Украину по отдельным соглашениям с новой договорной ценой, которая не имела отношения к формуле, заложенной в контракте. И это тоже примет во внимание Стокгольмский арбитраж, который попросту может признать ряд норм договора ничтожными.

В любом случае громкой победы не будет. Зато в процессе рассмотрения этого дела могут всплыть действительно пикантные подробности: свидетельские показания, реальные интересы политиков, имевших отношение к подписанию контракта, в частности — лидера «Батькивщины» и человека с самым высоким «президентским» рейтингом в стране на данный момент Юлии Тимошенко. Так что стокгольмская история, скорее всего, будет оплаченане миллиардами, а большими политическими разоблачениями. И от этого следить за ходом дела становится еще интересней.

Автор: Григорий Самоходов


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ