default-logo

Русский флаг остаётся в Сирии самой эффективной гарантией



Русские войска выходят из Сирии. Россия остаётся в ней гарантом мира и невозврата террористов.

Россия выводит из Сирии войска, но остаётся там гарантом невозвращения террористов в эту страну. Кроме того, она остаётся там другом и решающей политической силой в поддержку сирийского народа и его выбора.

Такое убеждение высказал на своей страничке в фейсбуке председатель комитета Госдумы России по международным делам Леонид Слуцкий, назвав эту новость «ключевым содержанием главной новости в сегодняшней ближневосточной повестке».

Владимир Путин на базе Хмеймим в Сирии. Фото: www.globallookpress.com

Владимир Путин на базе Хмеймим в Сирии. Фото: www.globallookpress.com

Вчера верховный главнокомандующий Вооружёнными силами России президент Владимир Путин отдал приказ начать вывод группировки русских войск на родину.

По мнению известного военного обозревателя Игоря Коротченко, «прибытие Путина в Сирию это фиксация факта военной победы России над международным терроризмом, поскольку именно Россия внесла решающий вклад в его разгром».

Военная победа

Операция России в Сирии, несомненно, войдёт в анналы военной истории и военного искусства. Как бы ни шипели по этому поводу сегодня американские генералы и не били себя кулачком в грудь французские президенты.

Потому что, во-первых, это была первая «регулярная» война против международного терроризма, собравшегося в армию и создавшего государственные структуры. Это не подкупить иракских генералов и назвать это разгромом иракской армии.

Это не войти в Афганистан и рассесться там по базам, словно опята по пням. Это, наконец, не жалко и трусливо бежать из Сомали, где на тебя напала всего лишь одна хорошо организованная банда.

Нет, это была первая в истории именно война против терроризма. И она закончилась победой России. Что, несомненно, намотал на ус и сам международный терроризм, наверняка начавший трезво оценивать свои шансы в той же, скажем, российской Центральной Азии.

Не так легко будет его американским спонсорам найти достаточно отморозков, которые не разбегались бы при звуке мотора Су-34. Потому что тех, которые не разбегались, уже нет.

Во-вторых, это была война, доведённая до победного конца при крайне ограниченных силах и средствах, при более чем экономном бюджете. Если экстраполировать слова Владимира Путина, который в марте 2016 года оценил стоимость российской операции в Сирии за год в 33 млрд рублей, то за два года общие затраты должны составить что-то возле планки 70 млрд рублей.



И при этом ни сама группировка, ни примыкающие к ней силы ни в чём недостатка не испытывали – не только в снабжении, но прежде всего в тех же самых силах и средствах, в вооружении и обеспечении. Просто как-то так выходило, что для достижения значимого результата хватало минимума. А это говорит о величайшем искусстве военного управления.

В итоге с 30 сентября 2015 года, когда Совет Федерации разрешил использование российских войск в Сирии (то есть за 2 года и 73 дня) было совершено более 30 тысяч боевых самолёто-вылетов.

При этом уничтожено более 96 тысяч различных военных объектов ИГ – командные пункты, склады вооружений и боеприпасов, заводы по производству оружия и ремонтные мастерские, автостанции и проч. и 1,5 тыс. единиц военной техники.

Российские МиГ выполняют боевое задание в Сирии. Фото: www.globallookpress.com

Российские МиГ выполняют боевое задание в Сирии. Фото: www.globallookpress.com

При поддержке сирийских войск российской авиацией и наземными специалистами освобождено от террористов 998 городов и других населённых пунктов, очищена от «бармалеев» территория площадью 503,2 тыс. кв. км. В результате свыше 1 млн сирийских беженцев смогли вернуться домой.

В одной из публикаций в СМИ приводили данные из аналитических докладов НАТО, в которых сравнивалась «эффективность действия российской авиации и ВВС западной коалиции».

И оказалось, что эффективность российских ВКС в уничтожении целей была выше в четыре раза! А уж гордый отчёт американского командования об уничтожении двух экскаваторов ИГ тоже войдёт в анналы военного искусства! Только, понятно, в качестве издёвки…

Войска уходят, оставаясь

Война для России, таким образом, окончена. Окончена победою, которой вправе гордиться русские даже и будущих поколений. Всё, что будет дальше – а будет, конечно, об этом и президент предупредил, — уже лишь контртеррористическая операция. И поддержка правительственных сил в борьбе с другими террористическими группировками.

В пункты постоянной дислокации (ППД) возвращаются пока 23 самолёта и 2 вертолёта, силы обеспечения, часть подразделений военной полиции, сапёров, как раз недавно доложивших об окончательном разминировании Дейр-эз-Зора, и разные прочие подразделения, что называется, россыпью.

С точки зрения военной, признают военные эксперты, нет больше необходимости держать в Сирии группировку в прежнем размере и, главное, значении. Тут имеется в виду как раз не столько авиация, которой и было немного, а специалисты менее публичного, так сказать, профиля.

Нет, не только спецназ, который несколько раз за два года операции засветился буквально в паре-тройке случаев (но зато как!), но те, которые обеспечивают успех боя, не поднимаясь в атаку – корректировщики, связисты, операторы РЭБ и так далее.

Русский флаг остаётся в Сирии самой эффективной гарантией

Русский флаг остаётся в Сирии самой эффективной гарантией

Без них, считают те, кто знает, многие успехи сирийских войск были бы невозможны, но теперь в их постоянном присутствии в прежних количествах нет необходимости: запрещённая в России группировка ИГ как организованная структура уничтожена, а на «бармалеев», которые шляются ещё по пустыне, достаточно и тех специалистов, что подготовлены в сирийских войсках.

Во всяком случае, «Тигров», самое боеспособное соединение сирийских войск, перебрасывают из провинции Дейр-эз-Зор в провинцию Хама. Там они будут дожимать уже других «бармалеев» – «зелёных», из запрещённой в России группировки «Джебхат ан-Нусра» и её клонов.

В то же время Сирию Россия и её солдаты не бросают. Во-первых, остаются две базы: воздушная в Хмеймиме и пункт материально-технического обеспечения флота в Тартусе с их персоналом, а также приданными частями.

Этих сил и средств будет всегда достаточно для того, чтобы оперативно помочь сирийской армии решить ту или иную кризисную ситуацию или задавить в зародыше попытку террористов вновь сорганизоваться в подобие армии.

Так что мы ещё не раз услышим про участие российских ВКС в ликвидации той или иной цели на территории, контролируемой той же «Ан-Нусрой», например.

Во-вторых, остаются советники и инструкторы, которые и далее будут обучать, передавать опыт и, что уж греха таить, подчас и руководить правительственными войсками.

В-третьих, остаются подразделения военной полиции. Они будут оставаться буфером между правительственными войсками и оппозиционными группировками в зонах деэскалации и примирения.

В-четвёртых, остаются офицеры из состава тех самых центров по примирению, которые очень эффективно помогают преобразовывать военные результаты в политические. То есть – в тот самый мир, которым рано или поздно заканчивается любая война.

«В Сирии российские военные стали теми политиками, что дополняли силовые средства воздействия усилиями по достижению договорённостей с теми политическими, этническими, религиозными и другими группами, которые готовы были поддержать мирное урегулирование. И это — вторая победа, мирная, которая самым блестящим образом дополнила победу военную», — считает Леонид Слуцкий.

Русских военных сирийцы провожают как друзей, говорит политик, приводя самую важную, с его точки зрения цифру: русские военные оказали медицинскую помощь 57 тысячам граждан Сирии. И это, по его мнению, также является одним из важнейших символов того, что делала Россия в Сирии и кем она останется в благодарной памяти сирийцев.

При том в борьбе за мирную Сирию погиб 41 российский военный. Но, как точно отметил президент Путин, «эти жертвы не заставят нас сложить руки и отступить, это вообще не в характере нашего народа. Напротив, эта память даст нам дополнительные силы для искоренения того абсолютного зла, которым является международный терроризм, под какой бы личиной он ни прятался».

«И в этом качестве — гаранта невозвращения террористов в Сирию — Россия из этой страны не уходит, — подчеркнул Леонид Слуцкий.

— В Сирии сохраняется и её политическое влияние, которое за два с небольшим года антитеррористической операции распространилось на территорию не только этой страны, но и всего Ближнего Востока.

Визит в Египет, куда Владимир Путин отправился сразу после Сирии, важен в этом смысле и сам по себе, и в качестве символа той политической роли, которую стала играть Россия в этом регионе».

Автор: Александр Цыганов





Загрузка...