default-logo

К чему привела сирийская встреча в Сочи



Тридцатого января в Сочи прошел долгожданный Конгресс национального диалога Сирии. СМИ Запада и Аравийского полуострова уже подвергли его критике, однако сделали это именно из-за сравнительной успешности мероприятия.

Да, мир в Сирию Конгресс не принес, однако за один раунд переговорного процесса сторонам удалось достичь больше, чем за почти десяток встреч в Женеве.

Относительно успешное проведение Конгресса было обусловлено, в частности, многочисленным и правильным составом участников.

К чему привела сирийская встреча в Сочи

К чему привела сирийская встреча в Сочи

«Это, безусловно, было очень напряженное мероприятие: 1,6 тысячи сирийцев, многие из которых впервые получили возможность выразить свое мнение. Это не было хаосом, но движение было очень плотное — такое получается, когда вы собираете 1,6 тысячи человек для диалога», — пояснил спецпредставитель генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура.

Однако Запад и Залив все равно считают его непрезентативным, ведь контролируемый Саудовской Аравией так называемый «Высший комитет по переговорам» (который признается Западом основной оппозиционной структурой) отказался приехать на встречу.

В российском МИД не согласны с такой оценкой. «Никто не рассчитывал, что здесь удастся собрать всех без исключения представителей различных групп сирийского народа — как лояльных правительству, так и нейтральных и оппозиционеров. То, что две-три группы не смогли принять участия, — я из этого трагедии не делаю», — заявил Сергей Лавров.

Российский министр, строго говоря, мог бы добавить, что отсутствие ВКП даже оказалось полезным, поскольку представители этой структуры предъявляют откровенно нереалистичные условия (типа давно устаревшего «Асад должен уйти»).



Они обслуживают интересы внешних сил, не живут по большей части в Сирии и потому кровно не заинтересованы в мире на сирийской земле. Женевский процесс не привел к конкретным результатам именно потому, что там основную скрипку играли эти силы с их оторванными от реальности требованиями.

В свою очередь, в Сочи и Астану приехали в основном находящиеся под патронажем Турции оппозиционные лидеры из самой Сирии. Которые уже уяснили, что Асад побеждает в войне и что договориться с ним они могут лишь на реалистичных условиях.

Без отработки навязанных извне ультиматумов.

«Только сирийский народ должен планировать будущее своей страны демократическими средствами, путем выборов и должен обладать исключительным правом определять политическое, экономическое и социальное устройство без внешнего давления или вмешательства, в соответствии международным правам и обязанностями Сирии», — говорится в заявлении Конгресса.

То есть никаких «Асад должен уйти» — судьбу сирийского президента предстоит решить на демократических выборах. Которые, понятно, пройдут после окончания гражданской войны. И если Асад по тем или иным причинам не будет в них участвовать, то это его право.

Единственная крупная, конструктивная и при этом легальная сила, которой чинили препятствия для приезда в Сочи, были курды (некоторые представители их прибыли, однако полноценная делегация отсутствовала).

Таково, увы, было условие Анкары — ни для кого не секрет, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступает против любого участия «террористов» (как он называет курдские группировки) в политическом процессе, не говоря уже о предоставлении им по итогам этого процесса какой-либо серьезной автономии.

Впрочем, курды отметились в том, что в итоге «пролетели» мимо Сочи — не надо было договариваться с американцами о территориальной дезинтеграции Сирии.

Собравшиеся же относительно конструктивные силы смогли по результатам конференции решить главный вопрос: запустить работу по созданию новой конституции страны. Для выработки проекта этого документа сформирована специальная комиссия из 150 человек (100 делегатов от сирийского правительства и «внутренней конструктивной оппозиции» и еще 50 от внешней оппозиции).

Причем перечень товарищей из последней полусотни составляли турки, которые, по сути, и отвечали за конструктивность приглашенных лиц.

Просаудовская же оппозиция, бойкотировавшая мероприятие, не упустила возможности еще раз проявить свою неадекватность: представители ВКП заявили о том, что не признают конституционную комиссию и требуют сначала создать «переходное правительство» в Сирии.

Далее, судя по всему, Москва, Анкара и Тегеран будут лишь наращивать переговорные усилия и не исключено, что нас ждет Сочи-2. Ведь главное сейчас — не только посадить руководство Сирии и вменяемых его оппонентов за стол переговоров, но и сформировать некую единую оппозиционную группу с единым списком требований.

«Объединить их единомоментно невозможно. А пытаться нужно, и мы это старались сделать в очередной раз в Сочи… Рано или поздно в ходе таких встреч выкристаллизуется здоровая часть оппозиции, которая пойдет на конструктивный диалог», — говорит председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

В свою очередь, страны, отказавшиеся от участия в Сочинском формате, прекрасно осознают, что в перспективе (особенно при продолжении удачного наступления сирийских войск в Идлибе) Сочи и Астана могут успешно подменить Женеву.

И поэтому призывают признать примат переговоров в Швейцарии. «Наше общее внимание должно сохраняться на политическом процессе в Женеве под эгидой ООН», — заявили в Госдепе и напомнили, что Путин и Трамп договорились об этом на встрече в Дананге.

Однако проблема в том, что на той же встрече Россия и США условились уважать принцип территориальной целостности Сирии, а американцы нарушили это соглашение своими инициативами в курдском вопросе.

Кроме того, Москва все-таки надеялась тогда на какой-то конструктив Вашингтона в сирийском вопросе, ведь Кремль многое поставил на успешное его решение. Сейчас же очевидно, что ожидать помощи от американцев не стоит.

Конечно, это не означает, что Россия будет отказываться от Женевского формата.

Во-первых, потому что Москва (в отличие от Ирана и Турции) не против учитывать интересы внешних игроков в Сирии — Кремль хочет реально создать там баланс сил.

Во-вторых, на восстановление Сирии после гражданской войны нужны миллиардные инвестиции, средств на которые нет ни у одной страны Астанинского формата. Они есть у США и ЕС, и те готовы вложить деньги в восстановление сирийской экономики — но в обмен на учет их интересов на сирийской доске и включение их людей в новое сирийское правительство.

Поэтому Россия готова частично пойти им навстречу, но лишь в той части, которая не противоречит ее позиции и не будет мешать реалистичному и максимально быстрому завершению сирийской гражданской войны.

Автор: Геворг Мирзаян


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ