default-logo

Мыслимые и немыслимые опасности для «Северного потока — 2»



Nord Stream 2 AG подала заявку на альтернативный маршрут газопровода в Дании, говорится в официальном сообщении оператора проекта «Северный поток — 2».

Заявка подана на маршрут, проходящий через датскую исключительную экономическую зону к северо-западу от Борнхольма.

В чем смысл происходящего.

Мыслимые и немыслимые опасности для "Северного потока - 2"

Мыслимые и немыслимые опасности для «Северного потока — 2″/ Фото: https://rossaprimavera.ru/

Нормы международного морского права позволяют провести нитку газопровода в исключительной экономической зоне любой страны таким образом, чтобы официального согласия с ее стороны не требовалось.

В данном конкретном случае безо всяких специальных «разрешений и согласований» маршрут трубопровода просто проляжет чуть дальше от берегов датского острова Борнхольм.

При этом первоначальную заявку нынешняя «альтернативная» — не отменяет. «Nord Stream 2 не останавливает процедуру по заявке c предпочтительным маршрутом, которая была инициирована в апреле 2017 года и подготовлена на основе рекомендаций, полученных от властей Дании в ходе успешного планирования и строительства существующего газопровода «Северный поток», — отмечается в сообщении.



То есть оператор, формально принадлежащий «Газпрому», но фактически представляющий собой консорциум ведущих европейских энергетических концернов, в данном случае просто устраивает показательную демонстрацию: он готов к любому варианту развития событий.

И «Северный поток — 2» будет построен, несмотря ни на какое «противодействие». Ибо этот газопровод не чьи-то «хотелки»: напротив, европейские экономики в нем кровно заинтересованы, он им нужен даже больше, чем русским поставщикам.

Таким образом, вся эта условная санта-барбара вокруг Дании — по сути опасность мнимая и довольно привычная.

С этой стороны проекту Nord Stream 2 ничего особенного не грозит.

Но есть ли для проекта опасности, так сказать, настоящие?

Да, безусловно. Они хоть и носят преодолимый характер, но они есть. И они, как ни парадоксально, идут не с Запада, а с Востока.

Дело все в том, что американский президент в своем противостоянии с КНР, прямо скажем, несколько переборщил. И это немедленно сказалось на совместных с Китаем американских энергетических проектах.

Мы уже об этом писали: поставки в Китай сжиженного природного газа, произведенного в США, в июле текущего года упали до минимального значения за 2018-й и составили 130 тысяч тонн (притом что в марте в Китайскую Народную Республику было ввезено 445 тысяч тонн американского СПГ).

КНР дает понять о своей готовности в перспективе минимизировать, а то и вовсе исключить поставки американского СПГ на свои внутренние рынки. Это предсказуемый элемент развязывающейся сейчас американо-китайской торговой войны.

Так вот: выпадающие китайские объемы американским производителям куда-то необходимо девать. И податливые европейцы тут — едва ли не лучший выбор.

Поэтому американское политическое давление на ЕС с тем, чтобы последний отказался от развития трубопроводной системы и перешел на СПГ, будет только нарастать.

Но есть одна проблема. Европейские экономики, в общем, согласны на частичный компромисс и даже готовы в умеренных объемах закупать американский сжиженный газ, но только для нужд населения.

Потому как использование СПГ (не важно — американского, русского, норвежского, катарского, да хоть марсианского) в промышленном производстве (в химии, электротехнике, машиностроении) означает поэтапную экономическую гибель этих стратегических для европейских экономик отраслей.

Встраивание по определению более дорогого СПГ в энергоемкие технологические цепочки на выходе дает такую себестоимость высокотехнологичной европейской продукции, что она моментально становится неинтересна на конкурентных глобальных рынках.

И поэтому для промышленного сектора Европы ответ на вызов «американского политического давления» звучит довольно просто: выстоять или умереть.

Тем не менее при определенных обстоятельствах европейская бюрократия, хоть и с весьма невысокой вероятностью успеха, но вполне способна сыграть и против своей собственной экономики.

Да, заплатив по-настоящему гибельную политическую цену (вплоть до реального развала ЕС). Но уж слишком велика аффилированность евробюрократии с Вашингтоном: тут всякое может быть.

Пусть, еще раз подчеркнем, с крайне невысокой долей вероятности.

Автор: Дмитрий Лекух





Загрузка...