Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эпоха трейдеров: Когда в России повторится кризис-2008

24 октября 1929 года — Чёрный четверг на Нью-Йоркской фондовой бирже, начало катастрофического обвала котировок. Не будем в тысячный раз пересказывать хронологию падения индексов и статистику банкротств. А вот повторить причины и последствия — самое время.

24 октября 1929 года — Чёрный четверг на Нью-Йоркской фондовой бирже
24 октября 1929 года — Чёрный четверг на Нью-Йоркской фондовой бирже
Фото: inosmi.ru

Бегство «тучных коров»

Вопреки собственным обещаниям США стали участником Первой мировой войны (прорыв полуторавекового изоляционизма), и хотя реальное их присутствие на фронте боевых действий было лишь условным, страна причислила себя к победителям за счёт того, что обильно кредитовала Антанту.

Из вечного должника страна стала кредитором. Это привело к неслыханному расцвету экономики и общественной жизни.

Ревущие двадцатые, «Великий Гэтсби», автомобили, синематограф, широчайшее потребительское кредитование (впервые в истории!), переход из статуса унылого регионального захватчика в мировые лидеры — кто работал в нулевые годы в России, может представить себе это состояние.

В банковской системе страны скопились огромные деньги, заплаченные европейскими державами в качестве платы за военную продукцию и процентов по кредитам. Эти деньги постепенно перетекали в общество, а общество видело, что акции на бирже растут ежедневно, что нет лучшего способа сделать из доллара два, как купить себе кусочек какой-нибудь National Lead Company.

Что ж, многое меняется в мире, но периоды расцвета, сформулированные ещё в Ветхом завете — «семь коров тучных», — остались примерно такими же. Спекулятивный капитал не живёт долго, 5-10 лет — и он переходит на другие рынки или вообще исчезает.


Как только приток лёгких денег в экономику прекратился, биржа начала «охладевать». И всё бы ничего, но поскольку в массе своей любители лёгких денег — люди небольшого ума, то ведут они себя как те же коровы: шагают за вожаком, не спрашивая, куда именно.

Небольшое падение цен привело к массовому сбросу акций «на пике стоимости», и мы получили то, что получили: к концу 1929 года многие акции оказались всего лишь красивыми бумажками, за которыми не было уже никаких активов.

Вложившиеся в них люди остались без гроша, и по эффекту домино это привело к падению спроса, разорению торговцев, промышленников — в общем, добро пожаловать в Великую депрессию.

Так что кризис начался не в 1929 году. Он начался примерно в марте 1920 года, когда индекс Доу-Джонса, определяющий состояние дел ведущих американских компаний (тогда их в списке индекса было всего 20), вновь и на сей раз уже надёжно превысил психологически важную отметку 100 и устремился вверх.

Проблема на рынке создаётся не тогда, когда из него исчезают деньги, а намного раньше — когда они там появляются. С 1922 по 1929 год биржевая стоимость средней американской компании выросла в четыре раза — пузырь, который просто не мог не лопнуть. Те, кто управлял процессом, успели «выйти в кэш» раньше и не без удовольствия смотрели на метания нации.

Экономика заложников

В 1990-х годах, избавляясь от социалистических оков, Россия выбрала глубоко ошибочный путь развития, связанный с той же самой торговлей акциями, с привлечением спекулятивного капитала, с закреплением разрыва между собственником и управлением.

Когда заработавший определённые деньги человек начинает торговать цветными бумажками (а сейчас уже и вовсе нулями и единицами компьютерного кода), это не есть здоровая экономика.

Вместо того чтобы на эти средства основать какое-то своё предприятие, сделать что-то полезное для общества (да хоть наладить производство робота для открывания пивных банок или открыть гладильню для котов), человек хочет, чтобы деньги приумножились сами собой.

Там, на далёком ГАЗе, Петрович закручивает болты, а у меня акции «Русала» или E.ON, пусть они подрастут благодаря его труду.

Вы не теряли работу в 2008 или 2009 году, уважаемый читатель? Есть много разных оценок, до 20% наших соотечественников тогда покинули свои рабочие места. Кадровики хорошо это знают: кого ни возьми в возрасте 35+, на эти годы наверняка пришлась смена работы или вынужденный простой.

А случилось это только потому, что так называемые инвесторы, главным образом иностранные, наигрались с российскими активами (у них были на то свои причины, но так или иначе, кризис устроили именно спекулянты).

Совладелец предприятия, оторванный от его деятельности, хуже террориста. Сам по себе какой-нибудь условный брокер Джефф Янковиц или фермер Джек Яблонски может быть неплохим парнем, но акции того же «Русала» для него — чисто элемент «инвестиционного пакета».

Он с интересом почитает в таблоидах про Настю Рыбку, но ему в высшей степени плевать на занятость в Нижегородской области, на ВВП России, на православие, самодержавие и народность. У него есть акции и есть рекомендации, покупать или продавать.

И честный трудяга Петрович — самый натуральный заложник этого хорошего американского парня. Поддержка фондового рынка в России — чистой воды стокгольмский синдром.

В поисках освобождения

Так что по-хорошему России следует:

  • отказаться от практики анонимного акционерного капитала, прекратить размещения акций на биржах;
  • ввести запрет для нерезидентов на владение долями в стратегически важных предприятиях;
  • постепенно закрыть сами фондовые биржи, отказавшись от самого понятия публичных акционерных обществ.

В результате биржевые индексы, вне всякого сомнения, рухнут. Причём до нуля, поскольку незачем будет их подсчитывать.

Что же делать бедным бизнесменам, которым нужно расширить бизнес и найти на это средства?

Во-первых, никто не мешает найти компаньона и передать ему часть своей доли — неважно, в формате ООО или АО.

Во-вторых, никто не отменял и кредитование, и хотя сейчас на этом рынке творится настоящий банковский террор, смена руководства и стратегии Сбербанка и ему подобных могла бы радикально улучшить ситуацию.

А то сейчас получается интересно. Владеть каким-нибудь развлекательным СМИ иностранцы в России не могут (закон!), а Сбербанком через свободно обращающиеся акции и международный контроль над Центробанком — пожалуйста.

Как Владимир Путин приземлил Яндекс: или почему рухнули акции интернет-гиганта

Понятно, что пока Россией правят Международный валютный фонд (только что вновь снизивший прогноз по нашему ВВП) и Всемирный банк, такое развитие событий невозможно.

Значит, периодические крахи на биржах, массовые разорения и увольнения будут продолжаться. И чем тучнее предшествующие «коровы», тем более болезненным будет переход к тощим.

Автор: Михаил Мельников