default-logo

Нуриэль Рубини: Зелёные побеги или жёлтые сорняки?



nuriel-rubiniПоследние данные свидетельствуют о том, что темпы экономического спада в глобальной экономике замедляются, и мы отошли от края пропасти, на краю которой находились шесть месяцев назад. Но в то время, как темпы экономического спада в настоящее время стали ниже, чем во время острой фазы краха, и депрессия поразила многие страны в 4-м квартале 2008 и 1-м квартале 2009, в последнее время возник оптимизм, что «зеленые побеги» оживят экономику и приведут к взлету со дна к середине этого года и что восстановление потенциального роста будет происходить быстрыми темпами в 2010 году — это явно неправильно. Тщательная оценка полученных данных свидетельствует о том, что вместо зеленых побегов есть много желтых сорняков как в краткосрочной, так и в среднесрочной перспективе. Здесь есть три основных причины, по которым наши взгляды отличаются от нынешнего оптимистического консенсуса.

Во-первых, глубокая и затяжная U-образная рецессия в США и других стран с развитой экономикой будет продолжаться в течение всего 2009 года и не произойдет восстановления в середине этого года, как это ожидается в рамках оптимистического консенсуса.

Во-вторых, вместо быстрого V-образного восстановления экономического роста в США и глобальной экономике рост будет оставаться вялым, и намного ниже темпов роста последних лет, по крайней мере в течение 2010 и 2011; пару кварталов более быстрый рост не может быть исключен, но для того, чтоб нам выйти из этого спада к концу этого года и / или в начале следующего года, компании должны восстановить свои резервы и ощутить воздействие денежно-кредитных и бюджетно-финансовых стимулов. Но, по крайней мере десять структурных слабостей экономики США и глобальной экономики приведут к снижению тенденций роста, и даже есть риск уменьшения потенциального роста.

Третье, мы не можем исключать двойное дно W-образной рецессии с «крыльями» предварительного восстановления экономического роста в 2010 году под угрозой обвала к концу этого года или в 2011 году, когда настоящий ураган растущих цен на нефть, повышения налогов и рост номинальных и реальных процентных ставок по государственному долгу многих развитых стран вызовет обеспокоенность по поводу среднесрочной финансовой устойчивости, а также риск того, что монетизация бюджетного дефицита приведет к инфляции после двух лет дефляционного давления.

Позвольте мне пояснить подробно эти три серьезных риска для экономики США и мировой экономики.

Отмечу первое: после краха Лемана осенью 2008 года мировая финансовая система была поражена острейшим кризиом — в буквальном смысле в самое сердце в глобальной финансовой системы был воткнут кинжал — и глобальная экономика оказалась в свободном падении: темпы экономического спада в 4-м кв. 2008 и 1-м кв. 2009 года привели к «почти-депрессии» в наиболее развитых странах и даже во многих уязвимых странах с формирующейся рыночной экономикой.

Погружение в пучину «почти-депрессии» заставило глобальных политиков, которые вставляли палки для большинства инициатив в 2007-08 — они поняли серьезность этого финансового кризиса и его реальные последствия, — начать использовать тяжелое оружие из арсеналов — пушки, реактивные снаряды, ракеты, артиллерию — в целях предотвращения стаг-дефляции (сочетание серьезного застоя / спада и дефляции): существенное ослабление бюджетной политики; традиционные и нетрадиционные (нулевая процентная ставка, количественное и кредитное ослабление, покупка частных и государственных долгов) методы ослабления денежно-кредитной политики; поддержка в финансовой системы (поддержка ликвидности, рекапитализация, гарантии и страхование) на триллионы долларов (США в одиночку вльют $ 12 трлн в финансовую систему, и уже $ 3 трлн из них закачано) для восстановления ликвидности и предотвращения кредитного кризиса, оказание массированной поддержки странам с формирующейся рыночной экономикой, некоторые из которых стали случайными жертвами финансового цунами, а некоторые из которых имеют значительные политические, финансовые и макроэкономические уязвимости — через пополнение ресурсов МВФ ; поддержка банковской системы с целью восстановления кредитного роста. В течение последних двух месяцев более чем 150 различных действий / программы было осуществлено по всему миру.

Сочетание этой политики эквивалентно доктрине Пауэлла «подавляющей силы» против резкого сокращения производства и снижения конечного спроса на товары и услуги, которые привели к резкому сокращению запасов непроданных товаров и уже привели к замедлению темпов экономической активности, что создало условия для стабилизации (экономики) в большинстве стран к концу 2009 года или в начале 2010 года.

Краткосрочные желтые сорняки, — а не зеленые побеги — это означает, что экономика достигнет дна гораздо позже, чем предсказывает консенсус. Таким образом, удивительные макроэкономические негативные новости о рецессии будут поступать в изрядном числе.

Даже такие оптимисты, кто в 2009 году говорил о «мягкой посадке» для экономики США (в зависимости от всего остального мира) или мягкий V-образный 8-ми месячный спад (как это было в США в 1990-91 и 2001) полностью признали неверность своих суждений, а те, кто утверждал, что это будет более длительная и серьезная U-образная 24-месячная рецессия были правы. В США мы уже в 18-й месяц пребываем в U-образной рецессии; поэтому (мечты о) букве «V» выкиньте из окна. В случае продолжения спада до 4-го кв. (этого года) это будет 24 месяца. Даже если бы спад ограничится 3-м кв., то это все равно будет по-прежнему 21 месяц — самый серьезный спад в США за последние 60 лет.

Поскольку консенсус был неправ в прошлом году о короткой и неглубокой V-образной рецессии, то и новый вариант оптимистической точки зрения это всего лишь старая песня о главном: в соответствии с консенсусом, рецессия завершится к середине 2009 года (т.е. по мнению некоторых это произойдет уже в мае), рост вернется 3-м кв. и будет выше, чем 2%, в 4-м кв., и восстановление продолжится в 2010 году и в последующий период будет быстрым, устойчивым и в непосредственной близости от потенциального роста без какого-либо другого риска экономического спада. Все три элемента нового оптимистического консенсуса страдают серьезными недостатками.

Давайте начнем с разговора о «зеленых побегах» и доводов о том, что рецессия завершится в середине этого года с возвращением к позитивному росту в 3-м кв. В дополнение к басням о зеленых побегах вы слышите дружное бычье мычание с положениями «проблесков надежды», «позитивной второй производной» и «знаками стабилизации и восстановления». Что лежит в основе аргумента о том, что глобальный экономический спад закончится скоро? Goldman Sachs — фирма, которая имела медвежий консенсус в 2008 году — теперь придерживается гипотезы «зеленых ростков». В документе, написаном в середине марта исследовательской группой Goldman, указано на четыре экономических фактора (которые подразумевают «зеленые побеги»), сигнализирующих о том, что рецессия изменяется: впервые поданные заявки на получение пособия по безработице (и вообще тенденции в области занятости), розничные продажи, промышленное производство и жилищный рынок. Из четырех аналитики Голдмана признали, что первоначальные требования по-прежнему высоки и мало надежды на то, что они стабилизируются (в обозримом будущем), а вот что касается в трех других факторов, то они подают зеленые сигналы. К сожалению, последние данные из США рушат надежды на зеленые побеги и показали нам желтые сорняки.

Во-первых, первоначальные требования по безработице (в частности, их важные четыре недели в среднем) составили около 650.000 и упали к 610.000; Голдман и Роджер Гордон (член комитета NBER по бизнес циклу) даже утверждали, что это был исторический пик первоначальных требований по безработице, что всегда прежде сигнализировало о конце рецессии, тем самым намекая, что спад завершится в мае, или, самое позднее в июне. Но это не просто спад, и очень жаль, что банкротство Chrysler и Дженерал Моторс в течение лета может привести первоначальные требования безработных к другой вершине 700.000, добавив 300.000 потерянных рабочих мест. Бычьи настроения, что потеря рабочих мест будет стремительно сокращаться, являются совершенно неуместными: «Да» в апреле «всего лишь» 540.000 рабочих мест было потеряно в отличие от 650.000 март, но если исключить 70.000 временно занятых, которых правительство заняло на общественных работах, то потери рабочих мест в частном секторе были около 611.000 в апреле, и эта цифра ужасает. Также отмечу, что в 2001 году потеря рабочих мест в среднем в месяц составляла 150.000 и что экономический спад технически достиг нижней точки в ноябре 2001 года, но потеря работы — уровень безработицы является отстающим индикатором — продолжалась до августа 2003 года (20 месяцев после окончания спада) с массовой потерей рабочих мест до начала их восстановления (см. там же в 1990-91 спад). Таким образом, хотя можно было бы ожидать, что потеря рабочих мест в частном секторе может вскоре привести к «почти-депрессии» с уровнем 600-700.000 в месяц, даже потери рабочих мест в размере 300-400.000 в месяцявляются гораздо более массовыми и масштабными по сравнению с 2001 годом. Даже просто замедление темпов сокращения рабочих мест, приведет уровень безработицы к 10% к концу лета и к 10,5% на конец года, а пик около или выше 11% придется на 2011 год. Так что в области занятости зеленые побеги даже еще не вылупились из семени, в настоящем или в ближайшем будущем, вероятно, вы сможете увидеть только пожухлый сухостой.



Во-вторых, оптимистический взгляд на розничные продажи и потребление основывается на январе и феврале, когда розничные продажи были более позитивные, чем ожидалось после падения в праздничный сезон, и с учетом огромных скидок это сформировало временный отскок. Опять же, очень жаль, но все разговоры о зеленых побегах в области потребления и розничной продажи вскоре разбились о совершенно ужасные мартовские данные о розничных продажах — они показали резкое сжатие — и столь же страшные данные вышли в апреле. «Зеленые стрелки» забыли, что фундаментальные факторы тянут вниз потребителя в США, что заставляют людей экономить, что бремя долга (задолженность в 135% от располагаемого дохода) с ростом коэффициента обслуживания долга (по сравнению с 10% в 2000 году 15% сегодня) при том, что средний американец потерял 50% своего фондового богатства от пика в 2007 году, который потерял 25% стоимости своего дома (и потеряет еще 40-45% от стоимости на пике, так как цены на жилье все еще в свободном падении) опустилось на плечи домохозяйств, которые не могут использовать теперь свой дом в качестве банкомата. Это люди, чья стоимость домов упала с $ 700 млрд. в 2005 г. до 0 сегодня, чей доход постоянно снижается и чьи рабочие места исчезают из расчета 600-700.000 в месяц. Это правда, что во 2-ом кв. может быть некоторое облегчение для располагаемого дохода — три месяца подряд наблюдалось повышение розничных продаж в 2008 году — через снижение налогов ($ 100 млрд.), рефинансирование ипотечных кредитов ($ 20 млрд. сбережений в 2009 году) и снижение стоимости топлива от падения цен на нефть. Но в прошлом году $ 100 млрд налогов в основном пошли на сохранение (70 центов из доллара ушли в сбережения, а не на потребление), потребители беспокоятся по поводу рабочих мест, доходов, богатства и кредитных карт и ипотечных обязательств. В этом году эти опасения увеличиваются, как и в прошлом году, в крайнем случае 30 центов на доллар будет израсходовано. Добавьте к этой мрачной перспективе то, $ 20 млрд выигрыша за счет рефинансирования выглядят мелочью на фоне располагаемого дохода домохозяйств в $ 10 трлн, при этом цены на бензин растут вновь (25 центов только за последний месяц, или 10% роста). Таким образом, розничные продажи могут временно в мае-июле возрасти — как это было в 2008 году после весенних налоговых льгот — как и в прошлом году, — но они выдохнуться в 3-м кв. Еще важнее для 2010-11 сокращение потребления и слабость ее подъема в среднесрочной перспективе, а также необходимость восстановить истощенные сбережения, это ляжет тяжким бременем на плечи домашних хозяйств в течение ряда лет. Поэтому имеет смысл ожидать желтые сорняки для потребителей как в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Третье, довод о том, что промышленное производство в ближайшее время достигнет дна в США и других развитых странах, был основан на исторических пропорциях между ISM или PMIs (индекс менеджеров по продажам) и промышленного производства. В ходе предыдущих циклов деловой активности коэффициент ISM / PMI вел (к оживлению) промышленного производства примерно через месяц: так, когда ISM достиг дна, промышленное производство оказалось на нижней точке месяцем спустя. Таким образом, поскольку во всех развитых странах PMIs оказались на дне — на ближайших к депрессии уровнях — примерно в марте-апреле оптимистические прогнозы стали предрекать дно и для промышленного производства, которое вскоре якобы испытает быстрое восстановление, так как произойдет резкое истощение запасов нереализованной в 4-м и 1-м кв.кв. продукции и затем последует быстрое восстановление. Но, по каким причинам это должно случиться мы не можем понять, (тяжесть этого спада вызвана чрезмерным кредитным плечом) историческая связь между PMIs и промышленным производством разрушена: промышленное производство в США и других развитых странах по-прежнему резко падает, — но не так быстро, как это происходило в предыдущие шесть месяцев — несмотря на то, что PMIs достиг дна и начал восстанавливаться. И хотя ISM в настоящее время значительно выше 32, он по-прежнему намного ниже 50, что означает низкую активность в обрабатывающем секторе. PMI вводит в заблуждение, так как не является ведущим индикатором — и промышленное производство по-прежнему страдает — но теперь это уже не депрессия в большинстве развитых стран.

В заключение отмечу, что бычий довод о том, что промышленное производство быстро восстановится после спада, основывается на предположении о том, что конечные продажи будут быстро восстанавливаться после того, как они окажутся на дне. Но до сих пор большинство компонентов конечных продаж по-прежнему не достигли дна, а после того, как они его достигнут, они вряд ли будут расти достаточно быстро для резкого увеличения производства: потребление по-прежнему сокращается, капиталовложения в жилищное строительство по-прежнему в свободном падении, капитальные расходы в корпоративном секторе по-прежнему в свободном падении, а объем экспорта по-прежнему резко снижается. Единственный компонент конечных продаж, который показывает скромный рост, — это государственное потребление. Таким образом, восстановление конечных продаж, которое необходимо для быстрого восстановления производства, еще всего лишь мираж в сознании и надеждах «зеленых стрелков», чем в реальности. В итоге мы наблюдаем уродливые желтые сорняки на сегодняшний день, а не зеленые побеги в секторе промышленного производства.

Четвертое, «зеленые стрелки» разглядели признаки стабилизации жилищного спада. Давайте оставим в стороне, что оптимисты — в том числе Бернанке, Гринспен и 80% аналитиков — повторяли как попугаи, что спад на рынке жилья достигнет дна вот-вот, это было в начале 2007 года (в то время как полностью отсутствовал крах, но наметился спад, который начался в середине 2006 года) и потом продолжалось в 2007 году, 2008 и в текущем 2009 году. Реальность заключается в том, что, несмотря на все разговоры о зеленых побегах в жилье, существует очень мало доказательств того, что цены на жилье уже на дне; по моему мнению они должны упасть по меньшей мере еще на 15 — 20%, прежде чем достигнут дна.

Этот автор был самым большим медведем на рынке жилья с середины 2006 года, когда он предсказал худший жилищный спад со времен Великой Депрессии, падение в жилищном строительстве и продажах в итоге составило 50%, а падение цен на жилье достигло 20%. Но даже самый большой медведь на рынке жилья оказался слишком оптимистичным: жилищное строительство, упало не на 50% (с 2 млн. до 1 млн.), а до 500.000 — или на 75% от пика, — и оно по-прежнему сокращается (с учетом разрешений на строительство); продажи новых домов упали еще больше — до уровня «почти-депрессии» 350.000. Цены снизились в соответствии с индексом Кейс-Шиллер на 25% от пика, и они по-прежнему подпадают с темпом в 20% годовых.

Конечно, после трех лет наиболее серьезной жилищной депрессии объемы на жилищном рынке стали настолько низкими (от 75 до 80% от пиковой), что они могут вскоре оказаться на дне: начатые дома и продажи новых домов в настоящее время значительно ниже долгосрочных средних показателей. Но даже это не говорит о скором восстановлении по двум причинам. Одна из них — капиталовложения в жилищное строительство по-прежнему падают с годовой ставкой выше 30% в 1-м кв. и начатые дома и разрешения на строительство по-прежнему сокращаются. Разрешения на строительство и начатые дома должны стабилизироваться, должны рассосаться нераспроданные новые дома, а затем уж можно будет думать о полнокровном восстановлении. Таким образом, капиталовложения в жилищное строительство будут негативно влиять на ВВП, по крайней мере до конца 4-го кв. 2009 года, если не позже. Вторая причина — цена доступности жилья сейчас не является такой уж хорошей: реальные цены на жилье и цены на аренду указывают на необходимость еще 15-20%-го падения. Это важно потому, что сегодня 0%-ый авансовый платеж по ипотеки вы не найдете, и думать о новом пузыре на рынке жилья глупо. Любой, кто хочет купить жилье, должен внести 20% от стоимости. Если цены на дома упадут еще на 15-20%, то это приведет цены к уровню «справедливости», который вероятно будет достигнут к 2010 году? Весьма рационально будет подождать до тех пор, пока цены на дома окажутся на дне, перед решением о покупке, такое поведение приведет к тому, что продажи новых и существующих домов пройдут по более низким ценам, даже если в настоящее время они стали более доступными. Заметим также, что 50% от продаж существующих домов в настоящее время — это дома семей, оказавшихся в бедственном состоянии, поэтому новые и существующие дома продолжают показывать резкое снижение цен.

Подводя итог, существует большое предложение новых и существующих домов — не многим меньше, чем год назад, — которое создавало и создаст понижательное давление на цены на жилье на протяжении большей части 2010 года: можно остановить строительство новых домов и не строить почти год, чтобы очистить запас непроданных домов. Поэтому неудивительно, что индекс Кейс-Шиллер продолжает падать с темпом в 20% в год и без единого признака замедления этого падения, темпы дефляции ускорялись с 2008 года с 17% до 18% до 19%, а в настоящее время до 20%. И даже если строительство новых домов, продажи существующих домов и разрешения на строительство стабилизируются в ближайшие несколько месяцев — то они все равно будут близки к 80% по сравнению с их пиком на вершине пузыря — их восстановление будет оставаться вялым, и понижательное давление на цены будет сильным, — учитывая запасы непроданных домов, — так что цены на жилье будут падать в течение следующих 18 до конца 2010 года еще на 15-20% — что выразится в кумулятивном падении на 40-45% к 2011 году. Поэтому будьте осторожны и не верьте в сказки про зеленые побеги на рынке жилья: худший жилищный спад со времен Великой Депрессии еще в полном разгаре, и желтые сорняки благоденствуют на миллионе пустых участков для жилищного строительства. Любое восстановление жилья будет слабым, даже если (спрос и предложение) достигнут дна во втором полугодии, а падение цен продолжится на протяжении большей части 2010 года, если не больше.

Таким образом, тщательный и подробный анализ этих четырех зеленых ростков (тенденции в области занятости, розничных продаж / потребления, промышленного производства и жилищного строительства), которыми морочат голову Goldman Sachs и другие «зеленые стрелки», это промоушинг не четырех зеленых побегов, а реклама желтых сорняков. Данные могут некоторым образом улучшиться в ближайшие несколько месяцев — поскольку агрессивная политика стимулирования приносит плоды — и экономика достигнет дна к концу года или в начале 2010 года, но широко распространенное мнение о том, что дно рецессии наступает именно сейчас (или в июне), вдребезги разбивается о самые последние макроэкономические данные.

Для краткости мы не будем обсуждать в деталях зеленые побеги в Европе и Японии и других развитых странах. Но тщательный анализ данных — проделанный аналитиками RGE — свидетельствует о том, что эти зеленые побеги в на самом деле такие же желтые сорняки в Европе и Японии и других развитых странах, и даже еще более желтые, чем в США. Конечно, вторая производная от большинства экономических показателей в настоящее время позитивна в США и других развитых странах, и если она перестала быть отрицательной, это еще не свидетельствует об ускорении экономической активности и все еще подразумевает депрессию или «почти-депрессию». Но сильный оптимизм, основанный на позитивной второй производной, абсолютно надуман: во-первых даже при положительной производной спад может продолжаться (но более слабыми темпами), и если вторая производная стала позитивной, то спад может продолжаться в течение еще десяти лет, если же вторая производная стала настолько позитивной, что в дно будет достигнуто в ближайшее время, то эта вторая производная должна быть чрезвычайно велика, чтоб сделать первую производную положительной (например, чтоб превратить медленные темпы сокращения экономической активности в бурный рост экономики).

Дискуссии зеленых стрелков сосредоточились на том, выйдут ли США и другие страны к середине года из провала или позднее, — эта дискуссия не стоит выеденного яйца. В конце концов, даже разумные медведи (или реалисты) видят выход экономики через 24 месяца из глубокого и серьезного экономического спада к концу этого года или в начале 2010 года, поэтому спор между быками и медведями о длительности экономического спада — это 6 или 9 месяцев. Медведи также признают, что краткосрочное восстановление производства и ВВП может произойти после того, как США и другие страны станут всплывать со дна: производство следом за конечными продажами будет будет подниматься; воздействие денежно-кредитного и бюджетно-финансового стимула — некоторые оценки дают цифру, равную 20% ВВП США, — должны дать некоторую временную передышку для сил спроса и предложения.

Среднесрочные риски и уязвимости, те самые желтые сорняки, — а не зеленые побеги — могут одержать победу, что выразится в экономической вялости и низком потенциальном подъеме в 2010-2011 годах

Важен вопрос — достигнет ли дна мировая экономика 3-м, 4-м или 1-м кв. 2010 года, волнует оптимистов и пессимистов, но речь идет лишь о разнице в пару кварталов. Более важный вопрос, как только будет достигнуто дно, заключается в том, восстановление глобального роста будет надежными или слабым в среднесрочной перспективе, скажем, на горизонте 2010-2011. Как отмечалось выше, не исключено, что пару кварталов будет наблюдаться резкий отскок в цифрах динамики ВВП. Однако подробный анализ свидетельствует о том, что есть много желтых сорняков, которые могут привести к слабым темпам восстановления мировой экономики в течение 2010-2011. Конечно вялый глобальный экономический подъем будет иметь значительные последствия для цен на рискованные активы — акции и другие — так как это будет означать плохую траекторию восстановления прибылей и корпоративных доходов после их резкого падения в ходе нынешнего спада.

И снова нынешний оптимистический консенсус видит экономический рост в США достигнет уже в 2010 году уровня, близкого к потенциальному (темп роста выше 2%, что близко к 2.75% потенциала роста) и возвращение к потенциальным цифрам к 2011 году. Многие оптимисты идут еще дальше утверждая, что возрождение спроса и производства после депрессии побудит рост со значительно более высокими темпами (в 3,5% -4%) на протяжении нескольких лет, так как большинство предыдущих спадов США порождали период повышенного роста. По сравнению с этим оптимистическим консенсусом детальный анализ показывает, что экономический рост в развитых странах (США, Европа, Япония и другие развитые страны) и на развивающихся рынках будет оставаться ниже потенциальных цифр по крайней мере в течение двух лет — если не больше — так как исправление серьезных негативных искажений последних десятилетий займет много лет. Кроме того, слабый рост в G3 (США, Европа, Япония) будет оказывать негативное влияние в среднесрочной перспективе на темпы роста стран с формирующейся рыночной экономикой через торговлю, цены на сырьевые товары, кредитные и финансовые связи, а также посредством чувства риска международных инвесторов.

Давайте обсудим в деталях структурные факторы и факторы уязвимости, которые будут приведут к слабым темпам — ниже потенциала — экономического роста в среднесрочной перспективе, даже после того, как этот серьезный глобальный спад закончится. Мы также обсудим факторы, которые могут привести к сокращению потенциальных темпов роста экономик многих стран и тем самым дальнейшему снижению экономического роста в более долгосрочной перспективе. Мы можем определить, по крайней мере десять таких рисков и уязвимостей в среднесрочной перспективе.

Во-первых, неверное толкование причин этого кризиса, привело к ошибочной политике реагирования на него, что не позволяет разрешить основные причины кризиса. Правильная оценка этого кризиса заключается в том, что он был вызван чрезмерным заимствованием и чрезмерным расходованием домашних хозяйств, чрезмерным и рискованным кредитованием финансовыми учреждениями и чрезмерным кредитным плечом, скелетами в шкафах корпоративного сектора, что привело к надуванию пузырей в жилье, активах и кредитных пузырей, которые в конечном счете лопнули. Это и есть кризис задолженности, кредитов и платежеспособности, а не только неликвидности. Альтернативная интерпретация состоит в том, что это «кризис доверия» (животный инстинкт разрушения привел к самоуничтожающей рецессии) привел к краху ликвидности — контрагенты перестали доверять друг другу, — краху совокупного спроса домашних хозяйств, а затем компании сократили потребление и инвестиции таким образом, что превратили обычный бизнес-цикл в спад и «почти-депрессию». Заметим, что даже те, кто считает, что этот кризис порожден кредитным плечом и чрезмерными расходами говорят о том, что это серьезный экономический спад вызван крахом цен на активы и кредитного пузыря, который может превратиться в «почти-депрессию», если позволить упасть ликвидности и кредиту на финансовых рынках, и не предотвратить стремление домашних хозяйств и компаний по урезанию расходов, больше, чем это оправдано текущей финансовой обстановкой. Таким образом, даже те, кто верит в первопричину кризиса из-за чрезмерной задолженности и расходования, согласны с тем, что агрессивная денежно-кредитная и бюджетно-финансовая политика ослабления — это то, что необходимо для предотвращения серьезной и неизбежной рецессии, которая может превратиться в «почти-депрессию». То есть жизнерадостность, приятные ожидания, избежание неудач побуждают людей балансировать на проволоке, и предотвращают кризис доверия, который может превратить рецессию в настоящую депрессию.

Но в то время как денежно-кредитная и бюджетно-финансовая политика ослабления необходима для того, чтобы не дать глобальной экономики упасть со скалы в пропасть депрессии, способность перекредитованных экономик возобновить прежнюю традицию кредитов, займов, расходов, инвестиций и роста коренным образом зависит от решения реальных и финансовых причин, которые и являются настоящими причинами экономического и финансового кризиса. И если это был кризис чрезмерных рычагов, то нынешняя риторика о снижении уровня кредитного плеча основана на фантазии, а не данных. В реальности, перекредитованность домашних хозяйств, компаний, корпоративных и финансовых институтов привела к потерям и долгам домашних хозяйств, финансовых учреждения и даже корпораций, которые в настоящее время перекладываются на плечи общества и правительства. Таким образом, отсутствие подлинного снижения перекредитованности — или соответствующей реструктуризации долга, — приведет к коррозии долговой дефляции и ограничит способность домохозяйств тратить, компаний производить, а банки и другие финансовые учреждения инвестировать. Другими словами, если это кризис кредита и платежеспособности, а не просто отсутствие ликвидности, доверия, то требуется нечто большее чем просто новые «легкие деньги» и массовые финансовые стимулы для возобновления высоких темпов экономического роста. Более того, социализация частных потерь — в то время как частные долги и плечо едва начали сокращаться — предполагает, что процесс бездумного кредитооборота продолжится с участием государственного сектора, который будет поглощать потери частного сектора. Таким образом, эта политика создает опасность еще одного витка проблем задолженности и платежеспособности, на этот раз уже в государственных масштабах, с риском более серьезного финансового кризиса, на этот раз кризиса и/или способности суверенного заимствования. Таким образом, неправильное толкование основных причин кризиса приводит к неверной политике частичного решения, которая усугубляет проблемы задолженности домашних хозяйств, финансовых компаний, корпоративных фирм. Правильный путь для решения проблемы чрезмерной задолженности по отношению к акционерному капиталу для домашних хозяйств, фирм и финансовых институтов заключается в том, чтобы уменьшить уровень этой задолженности и превратить ее в капитал. Корпоративный долг должен быть преобразован в активы, в финансовом секторе необеспеченные обязательства должен быть конвертированы в активы, и даже долги домашних хозяйств могут быть преобразованы в активы путем уменьшения стоимости ипотеки и обеспечения активами ипотечных кредиторов в форме варранта. Если есть слишком много долгов, и слишком мало активов в экономике, то сектор за сектором надо конвертировать долг (необеспеченные требования кредиторов и держателей облигаций), в активы , что является правильным и эффективным решением, которое позволяет людям на быть похороненными под долговым бременем, чтобы начать тратить и инвестировать еще раз . Вместо этой эффективной конверсии долга мы обобществляем частные потери и кладем их на баланс правительства путем увеличения государственного долга, тем самым увеличивая общий рычаг в экономике, а не сокращаем его, и рискуем создать проблемы государственного долга, а не сократить частные рычаги. Это не является залогом надлежащего роста и способом решить проблему чрезмерной задолженности.

Во-вторых, дефицит текущего платежного баланса страны (т.е. в страны, где тратят больше, чем получают доходов) потребители должны сократить расходы и сэкономить больше: вон из магазинов, сберегать и меньше потреблять, тогда потребители будут меньше обременены долгом, меньше будут страдать от шока «богатства» (падения цен на жилье и акции на фондовых рынках), это приведет к повышение коэффициента обслуживания долга и снижению уровня доходов и занятости. Эти дефицитные страны, где потребители тратят слишком много и слишком мало сохраняют — часто из-за жилищного пузыря — включают в себя не только США, но и многие другие «англо-саксонский» страны: Великобритания, Ирландия, Исландия, Испания, многих новые страны Европы, Австралия и Новая Зеландия. В этих странах процесс сокращения потребления и создания накоплений в целях сокращения задолженности и восстановления капитала для возобновления расходования на более основательном фундаменте займет несколько лет.

Продолжение этойго материала можно прочитать по этой ссылке

Оригинальный текст: RGE Monitor, Перевод: Алексей Рыбин




Загрузка...

Нуриэль Рубини: Зелёные побеги или жёлтые сорняки?Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.