default-logo

Когда русских не боялись

Запад (Европа) всегда испытывал иррациональный страх перед русскими. Несмотря на то, что немотивированные военные походы Руси в Европу закончились в начале XIII века.

Несмотря на то, что были это мелкие стычки порубежных феодалов, характерные и естественные для всей средневековой Европы. Несмотря на то, что настоящие мощные походы с долгосрочными целями русские князья совершали на Византию.

Несмотря на все это в Византии и на Востоке, с которыми русские с завидной регулярностью воевали русских не боялись. Не боялись даже тогда, когда подвижная восточная граница России уверенно двинулась от Урала к Тихому океану.

Не то, чтобы на Востоке Россию любили. Нет, с ней просто взаимодействовали как с любым другим соседним государством, не очаровываясь ею, но и не демонизируя ее.

AngryRussiaВ противоположность Востоку европейский Запад вечно боялся «российской агрессии», вечно пытался уничтожить Россию, развязывая против нее агрессивные войны, а в последние лет 200-300 даже неоднократно пытаясь собрать против Москвы ресурсы всей объединенной Европы.

Каждый раз, в ответном мощном движении, русская армия входила в Европу, чтобы добить агрессора (будь то Гитлер или Наполеон) в его собственном логове. Каждый раз это ответное движение, вызванное европейской агрессией, вызывало вначале униженное заискивание «цивилизованных наций» перед своими освободителями.

Но, как только становилось понятно, что освободители не будут убивать и грабить, что они сейчас уйдут и не прирежут себе территории, не угонят в рабство народ, не разорят музеи и не растащат финансовые накопления европейцев, русских сразу начинали ненавидеть.

Иррациональный страх и ненависть неблагодарных спасенных к своему неоднократному спасителю определяют историю российско-европейских взаимоотношений последних 700 лет, с того момента, как династия Калиты начала собирать под руку Москвы осколки, вдребезги разбитого монголами и растаскиваемого западными соседями, древнерусского государства, восстанавливая единство русского народа и его земель.



Европейцы ненавидели и боялись получить адекватный ответ на свою ненависть и все организованные ими России подлости. Европейцы боялись русской силы, источник которой был им непонятен, но которая казалась безграничной и ненавидели русских за эту силу еще сильнее.

НАТО не понимает, чем ему грозит поход на РоссиюНАТО не понимает, чем ему грозит поход на Россию

Только один раз за все 700 лет русской реконкисты европейцы перестали бояться русских. Это произошло в начале 90-х, когда прекраснодушные глупцы, руководившие партией со страной, пользуясь советами предателей, довели СССР до распада.

Россия наконец была унижена, с отколовшимися союзными республиками потеряла более четверти территорий, увязла в казавшейся бесконечной войне с маленькой Чечней, отдала власть в регионах в руки местных криминальных элит уже чувствовавших себя феодальными владетелями. Центральная власть была озабочена только сохранением полномочий недееспособного президента и разграблением страны. Казалось, что России уже не подняться. И ее перестали бояться.

Ее перестали бояться настолько, что добивание России сочли возможным поручить слабым и трусливым восточноевропейским гиенам, шакалящим за спиной США (Польша, Швеция, Литва выступили инициаторами Восточного партнерства, закономерным результатом которого стала сегодняшняя гражданская война на Украине), а также еще менее суверенным и более сервильным бывшим республикам СССР, коррумпированные элиты которых возмечтали о титуле «настоящих европейцев» и, правильно уловив главную традицию российско-европейских отношений за последние столетия, попытались стать русофобее самых отпетых русофобов (Украина, Грузия, Азербайдажан и Молдова оформили мертворожденный, но открыто патронируемый США ГУАМ в надежде на вытеснение России с европейского рынка энергоносителей).

США позволили себе заняться организацией цветных переворотов уже не просто в зоне российских жизненных интересах (в постсоветских странах), но и в самой России. Посольство США в Москве, в том же стиле, что и в Тбилиси, Киеве или Кишиневе пыталось объяснить местной элите кто должен править страной, чтобы Вашингтон не расстраивался и что будет с ослушниками.

В общем, едва перестав бояться, Европа, покровительствуемая США, стала вести себя в России и окрестностях как на собственном заднем дворе, откровенно указывая элитам постсоветского пространства, что их место, как и место государств, которые они представляют, в лакейской.

Первоначально, когда Россия начала сопротивляться и даже сумела отстоять часть постсоветского пространства, оформив его в Таможенный союз, а затем в ЕАЭС, не только в США, но и в Европе не поверили, что это всерьез.

По их мнению из такой ямы выбраться было нельзя. Когда же стало понятно, что из ямы Россия уже практически выбралась и сейчас отряхивается, оглядывается  и решает, что делать дальше, объединенный Запад (Европа и США) вспомнил о неведомом источнике невероятной русской силы, который позволял русским разом раз подниматься после жестоких неудач и входить парадным маршем в поверженные столицы вчера еще торжествовавшего противника.

Путевые заметки украинца о РоссииПутевые заметки украинца о России

Судя по панике, охватившей Запад, его взволновал не вопрос чьей столице первой ожидать освободителей, а где они остановятся и сохранится ли традиция, согласно которой русские никогда не переправлялись через Атлантику (даже если речь шла всего лишь о Ла Манше).

Паника, истерика, немотивированный страх и ненависть – не лучшие советчики. Запад начал требовать от России, чтобы она добровольно дала себя похоронить в той самой яме из которой только что не без труда выбралась.

И, если поначалу у Москвы не было плохих намерений в отношении Запада, то по мере развития его (Запада) неадекватности, Россия вначале с удивлением, а затем и с раздражением начала убеждаться, что одним лишь добрым словом Запад вразумить не удастся. Рука все увереннее тянется к аргументу, изобретенному полковником Кольтом.

Пожалуй впервые за всю историю взаимоотношений у Запада начинают появляться основания бояться России. Судя по тому, как он себя вел, когда не боялся, это хорошо.

Это тем более хорошо, что впервые за историю взаимоотношений утратив иллюзии, понимая с кем имеет дело и не испытывая к Западу ни жалости, ни доверия, Россия, наконец, имеет шанс использовать свою неизбежную победу таким образом, чтобы гидра ненависти, зависти и немотивированного страха, неразрывно связанная с западной цивилизацией никогда больше не подняла голову.

Автор: Ростислав Ищенко

Узнайте больше