default-logo

Веселый американский ватник



Если судить о реальности по оппозиционным блогам и либеральным СМИ, можно сделать вывод, что эмбарго на поставку сельхозпродукции из ЕС приведет чуть ли не к голоду — ведь сельское хозяйство в России практически полностью порушено, и с каждым годом всё сильнее и сильнее загнивает.

Креативные журналисты полагают, будто в России заниматься сельским хозяйством невозможно, так как у нас «дорогая солярка», «удушающие налоги» и ещё масса неустранимых проблем. Давайте посмотрим, как выживает в этих суровых условиях Джастас Уолкер — этнический американец из Красноярского края, который приехал в Россию 20 лет назад вместе с родителями, да так и остался здесь, чтобы стать фермером.

Веселый американский ватник

Напомню, что Джастас Уолкер стал знаменитым после этого короткого видео, на котором он со сдержанной радостью встречает введение Россией санкций против западного сыра и прочих сельхозпродуктов:

 

Джастас Уолкер является классическим «ватником». Ему нравятся санкции, он работает на селе, доволен жизнью и не собирается возвращаться в США, несмотря на то, что у него есть американский паспорт. С точки зрения представителей либеральной интеллигенции, значительная часть которой душу готова продать за американскую грин-карту, Уолкер выглядит ходячим парадоксом.



Например, очевидно, что этому российскому фермеру американского происхождения удается содержать себя и свою семью, работая в деревне. У него собственное хозяйство и доходов от этого хозяйства ему вполне хватает на жизнь. Казалось бы, любой цивилизованный человек должен был бы бежать сломя голову из российской глубинки, где есть якобы есть только пьянство и безысходность, но американец в российской деревне живет, растит детей и зарабатывает.

В то время как представители хипстерского класса мечтают о дауншифтинге в Таиланде, в котором они будут добывать себе пропитание фрилансом и сдачей квартиры родителей в Москве, в красноярской деревне живет настоящий дауншифтер. Джастас Уолкер сознательно не хочет расширять производство, так как на жизнь ему вполне хватает, а зарываться с головой в бизнес он считает неправильным. У Джастаса есть возможность наблюдать за тем, как растут его дети, и проводить время с семьей. Далеко не каждый офисный работник может похвастаться тем же.

Конечно, у некоторых комментаторов его реакция на санкции вызвала обиду. Возможно, лишенные доступа к итальянской моцарелле гурманы приняли смех американского фермера на свой счет. Однако если посмотреть на ситуацию с точки зрения классиков капитализма, не произошло ничего удивительного. Радость производителя красноярских сыров от устранения конкурентов абсолютно естественна.

Например, американские фермеры радуются, когда «американский Онищенко» в очередной раз запрещает ввоз каких-то фруктов или овощей из Евросоюза или Китая. Протекционизм — неизбежный спутник глобализации, ведь каждая страна пытается максимально открыть для себя чужие рынки и максимально защитить свои рынки и своих производителей. Об этом не пишут в неолиберальных учебниках экономики, но такова реальная жизнь, которую ватник Уолкер хорошо понимает.

Оппозиционные политики постоянно говорят о том, что их поддерживает средний класс и что развитие частного предпринимательства приведет к появлению класса собственников, который и будет двигать Россию вперед. Однако средний класс это не столько дизайнер-фрилансер, сколько такой вот фермер, который живет в деревне и поддерживает санкции.

Ну вот, либералы познакомились с американским представителем того самого среднего класса. И выяснилось, что этот представитель среднего класса является классическим ватником: работает на селе, любит Россию и не собирается никуда уезжать.

Отдельно надо упомянуть о том, что в Америке Джастасу Уолкеру было бы значительно сложнее вести такой образ жизни. Например, в Техасе есть закон (Texas Cottage Foods Law 2013), который запрещает фермерам продавать продукты питания приготовленные в своем доме. В список запрещенных продуктов входят сыр, мясо, томатные консервации и даже чизкейки.

На всей территории США действует FDA Food Safety Modernization Act of 2010, который в своей первоначальной версии фактически уничтожал мелких фермеров и сельхоз кооперативы, заставляя их применять разработанные для крупных корпораций стандарты, а так же оплачивать дорогостоящие процессы сертификации производства.

К счастью для американских фермеров, через Сенат удалось протащить поправку, которая избавляет фермы с малым оборотом от этих проблем — однако бремя доказательства малого оборота все равно лежит на фермере, создавая ему дополнительные проблемы. Мало того, фермеры вынуждены подстраиваться ещё и под местные законы и проверяющие органы. Например, вся сельская Америка с интересом наблюдает за многолетними попытками властей штата Висконсин запретить амишам продавать сырое молоко.

С этой точки зрения Россия намного более свободная и менее бюрократизированная страна чем США, и, возможно, это одна из причин, по которой веселый американский ватник живет здесь, а не там. Напомню, что продовольственная безопасность России находится на достаточно высоком уровне, практически всеми важными продуктами мы обеспечиваем себя самостоятельно.

Посмотрим, сможет ли похвастаться тем же самым Запад, если в бюджете Европы и США кончатся деньги на прямую финансовую поддержку своих фермеров.

Автор: Олег Макаренко


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




  • http://vk.com/id25448048 Андрей Колганов

    Западный фермер — на 70-80% убыточный. Все западное фермерское благополучие развалится за пару месяцев в случае прекращения его спонсирования. А спонсирование его идет в основном из средств постоянно занимаемых в банках государством, долги по этим средствам постоянно растут и обеспечивается только лишь изза сбор средств с третьих стран (таких как Россия например, не говоря уже о полных колониях типа стран Африки или Украины).