Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Standard & Poor’s не посмело снизить рейтинг РФ до «мусорного»

Несмотря на слухи, американское рейтинговое агентство S&P не стало снижать суверенный рейтинг России ни до «мусорного», ни до спекулятивного уровней. Объективных причин для опасений по этому поводу на самом деле и не было. Просто рынок и инвесторы боялись, что S&P прогнется под сильным политическим давлением Белого дома.

Standard & Poor's не посмело снизить рейтинг РФ до «мусорного»

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s все-таки оставило кредитный рейтинг России в инвестиционной категории, подтвердив рейтинг BВВ- с негативным прогнозом.

В пятницу российский рынок захлестнули слухи о том, что американское рейтинговое агентство может посметь снизить суверенный рейтинг России, причем не на одну, а сразу на две ступени. При этом снижение рейтинга даже на одну ступень означает, что российские долговые бумаги попадут из инвестиционного в спекулятивный класс. Последний раз на этом уровне, BB+ по версии S&P, Россия была аж 10 лет назад – в январе 2004 года. Снижение на две ступени означало бы, что рейтинг РФ опустился вообще до «мусорного» уровня.

На этих негативных слухах индексы в пятницу на Московской бирже снизились, а рубль ослабевал до новых исторических минимумов: к доллару – до 42 рублей, к евро – до 53 рублей. Однако по большому счету слухи поддерживали в основном западные банки. Так, в Royal Bank of Scotland и в UBS говорили, что снижение рейтинга РФ сразу на две ступени не будет для них сюрпризом на фоне падения цен на нефть.

Бывший министр финансов России Алексей Кудрин, возглавляющий сейчас Комитет гражданских инициатив, недавно также не исключал, что может произойти изменение рейтинга страны из-за падения цен на нефть.

Рынок тоже увидел возможность такого развития событий. Однако не потому, что Россия в реальности оказалась на пороге дефолта. А лишь потому, что было понимание, что американское агентство с пессимизмом смотрит на Россию. И в целом из всех трех международных агентств решения S&P оказываются зачастую самыми радикальными.

Вот, к примеру, агентство Moody’s понизило суверенный рейтинг России до уровня Baa2, сравнимого с уровнем BBB- от S&P, только в прошедшие выходные. До этого Moody’s держало рейтинг России на одну ступень выше, чем у S&P и у Fitch. Напомним, что S&P и Fitch еще в марте этого года поспешили с экономическими выводами в угоду политическим, снизив рейтинг России со стабильного на негативный уровень BBB. И только Moody’s тогда осталось верным своим оценкам.

Причин для снижения рейтинга нет

В реальности объективных причин для снижения рейтинга России до спекулятивного, и уж тем более до «мусорного», нет. Ни министр финансов России Антон Силуанов, ни глава МЭР РФ Андрей Белоусов справедливо не верили, что S&P снизит суверенный рейтинг России, потому что макроэкономические показатели страны стабильны.

«Думаю, что опасения преувеличены», – сказал в пятницу ранее Силуанов. S&P не будет понижать рейтинг России, потому что это лишь подорвет репутацию самого агентства, сказал Белоусов. «Потому что у нас реальное положение соответствует инвестиционному рейтингу, и все остальное будет бить по репутации самих рейтинговых агентств, которая и так была несколько подмочена в кризис», – сказал глава МЭР.

Причем Белоусов еще не исключал, что может произойти снижение рейтинга России на одну ступень исключительно под политическим давлением Белого дома. Но вот в то, что агентство решится на снижение рейтинга до «мусорного», то есть на два уровня, он не верил.

Потому что снижение рейтинга на одну ступень еще можно было сомнительным образом притянуть за уши, но вот на две ступени – было бы невозможно с учетом макроэкономических показателей России, в числе которых низкий уровень долга.

«Несмотря на отток капитала в начале года и некоторое ухудшение инвестиционного климата в РФ, говорить о том, что инвестиции в Россию могут производиться «на ваш собственный страх и риск», в корне неверно (а именно это подразумевает «мусорный» рейтинг)», – согласен также аналитик Grand Capital Юрий Прокудин. 

«Если бы S&Р понизило кредитный рейтинг России до «мусорного», то это значило бы, что агентство сравнивает нас с такими странами, как Греция, где огромная долговая нагрузка и безработица», – отмечает аналитик «Альпари» Анна Кокорева.

«Однако Россия, несмотря на тяжелые времена, остается кредитоспособной и может обслуживать свой внешний долг, который является одним из самых низких в мире», – говорит Кокорева. Так, по оценкам Минэкономразвития, внешний долг РФ составляет 11% ВВП. При этом резервы России выше 450 млрд долларов, что позволяет сохранять уровень долга таким низким. Для сравнения: в Греции уровень долга составляет 179% ВВП.

«Поэтому очевидно, что снижение рейтинга может носить исключительно политический характер», – считает Кокорева.

Безусловно, есть факторы, которые создают предпосылки для снижения суверенного рейтинга России. Это замедление экономического роста, санкции против финансовой системы страны и отдельных компаний, а также снижающиеся цены на нефть, говорит финансовый аналитик Lionstone Investment Services Сергей Еременко.

Однако при оценке суверенного рейтинга нельзя не учитывать золотовалютные резервы России, низкий уровень госдолга и то, что снижение стоимости барреля нефти продолжается не так давно и в последнюю неделю зафиксировалось в районе 85 долларов за баррель, добавляет эксперт. Напомним, что в первом полугодии цены на нефть были выше 110 долларов за баррель, поэтому пара месяцев низких цен во втором полугодии – в районе 85–90 долларов – не сыграет большой негативной роли: по году средние цены на нефть все равно составят 100 долларов. Этого вполне достаточно для российского бюджета.

И рейтинговые агентства при объективном подходе должны учитывать все эти факторы в совокупности, а не вырывать из контекста. То есть обоснование снижения рейтинга тем, что цены на нефть упали, а бюджет России зависит от них, сейчас будут несостоятельными.

«Объективные причины действительно имеются для снижения рейтингов, однако они не столь весомые, во всяком случае пока, чтобы действительно как-то серьезно могли повлиять на платежеспособность России», – отмечает Платон Магута.

Против снижения рейтинга РФ также сильный счет текущих операций на фоне падающего рубля и прочной фискальной политики, отмечают эксперты BofA Merrill Lynch.

Были сомнения

К сожалению, ангажированность американских рейтинговых агентств – это уже свершившийся факт. Они уже давно перестали быть независимыми и объективными. Поэтому рынки и многие инвесторы, несмотря на реальную ситуацию в российской экономике, и приняли слухи о снижении рейтинга агентством за чистую монету.

«Рейтинговые агентства очень серьезно себя дискредитировали еще во время ипотечного кризиса 2007 года в США, окончательно их авторитет был подорван после долгового кризиса в Еврозоне в 2010 году», – говорит управляющий активами УК «Фонд Магута» Платон Магута. Как известно, рейтинговые агентства проспали крах Lehman Brothers и долговой кризис в Европе.

Европейские лидеры сами не раз упрекали рейтинговые агентства в ангажированности, попытке надавить на экономику еврозоны, когда те снижали рейтинги ряда проблемных стран ЕС – даже несмотря на то, что ЕС одобрял очередной транш помощи (например, Греции).

Чем грозит снижение рейтинга

Таким образом, S&Р не стало искушать судьбу и в очередной раз доказывать всему миру, кто может при необходимости править агентством. А возможно, Белый дом убедили, что если рейтинг России и перейдет из инвестиционного в разряд спекулятивного или даже «мусорного», то это все равно принципиально ничего для нее не изменит.

Российские экономисты в этом уверены. С одной стороны, сказалось бы недоверие к объективности решения американского рейтингового агентства (в ангажированность агентств поверили бы уже и те, кто раньше в этом еще сомневался). С другой – санкции дали России, ее банкам и компаниям хорошую закалку перед такой неприятностью.

Так, одним из отрицательных последствий снижения рейтинга является потеря инвестиционной привлекательности страны. Однако один только рейтинг от американских агентств не определяет в целом инвестпривлекательность России. «Росту фондового рынка в первой половине 2000-х отсутствие инвестиционного рейтинга не мешало», – напоминает начальник управления операций на российском рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко.

В целом отношение инвесторов к тем или иным бумагам сейчас формируется не исходя из каких-то рейтингов, а исходя из множества факторов. Например, рейтинг Франции сейчас выше, чем в Японии, это значит, что ее долговые бумаги должны считаться более надежными, и премия за риск, то есть процентная ставка, у Франции должна быть ниже, чем у Японии.

«Однако на практике получается ситуация прямо противоположная – японские гособлигации торгуются с доходностью менее 1% годовых, в то время как у французских ставка больше 2%. Это как раз показывает, что различного рода рейтинги не так важны для долговых бумаг и для инвестиционной привлекательности той или иной страны. Важней сама политика правительства по формированию инвестиционного климата», – говорит Платон Магута.

Также вслед за снижением рейтинга по идее должна следовать распродажа акций российских компаний со стороны инвесторов, потому что они становятся более рискованными. «Однако уходить из акций уже мало кому осталось. Инвесторы в облигации потеряли бы на этом, так как при снижении рейтинга им приходится продавать бумаги, но спекулянты на этом заработали бы», – замечает Ващенко.

В итоге при снижении рейтинга России рынки потрясет месяца три, и все, считает Ващенко.

Конечно, снижение суверенного рейтинга России автоматически привело бы и к снижению рейтинга российских компаний. В нормальных условиях это было бы печально, потому что это ведет к удорожанию внешних заимствований.

Деньги для наших эмитентов стали бы дороже на 1,5–2%, при этом место обращения и национальность инвесторов тут не принципиальны, говорит Ващенко. Однако из-за санкций российские компании и банки и так не имеют доступа к рынкам капитала, напоминает Магута.

Кроме того, учитывая инфляцию и санкции, компании и банки и сами сейчас стараются постепенно уходить с внешних долговых рынков, замечает Ващенко. Что касается рубля, то он будет «постепенно снижаться и без понижения рейтинга при сохранении текущей цены на нефть», считает эксперт. По его оценке, снижение рейтинга добавило бы к курсу рубля к доллару всего 1,5–2%, но половина этого движения уже отыграна рынком.

Таким образом, удар с помощью S&P по России будет малозаметным, возможно, поэтому он и не произошел. 

Автор: Ольга Самофалова