default-logo

Какой может быть цена нефти в два ближайших года?



Цены на нефть стремительно снижаются. В пятницу, 14 ноября, цена декабрьских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent (к ней привязана цена российской нефти Urals) снизилась на 3,28% – до 77,83 доллара за баррель.

Какой может быть цена нефти в два ближайших года?

Такое падение во многом связано с ценовой войной в рамках Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), крупнейшим поставщиком которой является Саудовская Аравия. В октябре, согласно данным Bloomberg, добыча ОПЕК увеличилась за месяц на 53 тысячи баррелей в день – до 30,974 миллиона, что является максимумом за последние 14 месяцев.

Инвестбанк JPMorgan полагает, что котировки могут упасть до $70 за баррель и даже до $65 в начале января 2015 года, если на ноябрьском заседании ОПЕК не будет принято решение о сокращении квот на добычу.

А пока низкие нефтяные цены бьют по российской экономике. 14 ноября премьер Дмитрий Медведев заявил, что ситуация требует пересмотра параметров бюджета РФ, который сверстан из расчета $100 за баррель. Напомним, по оценке Банка России, в 2015 году нулевой рост российской экономики (базовый сценарий) был бы возможен, если бы нефть стоила минимум $95 за баррель.

В то же время президент Владимир Путин заявил в интервью ТАСС, что российская экономика готова противостоять новой волне кризиса.

«Мы думаем обо всех сценариях, в том числе и о так называемом катастрофическом снижении цен на энергоносители, что вполне возможно, мы допускаем это. И Минэкономики, Минфин, и правительство в целом просчитывают развитие экономики по каждому из этих сценариев», – заявил глава государства.

Путин заверил, что резервы у российского правительства «достаточно большие», и «мы точно совершенно исполним все взятые на себя социальные обязательства и удержим все бюджетные процессы в рамках определенных, и всю экономику».

Что на деле происходит с ценами на нефть, и насколько сильно может пострадать от их снижения экономика РФ?

Цены на нефть падают из-за ее перепроизводства в мире, – считает декан факультета международного энергетического бизнеса, профессор РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина, член-корреспондент РАН Елена Телегина.

Нефти стало много, потому что американцы наращивают добычу сланцевой нефти – они уже приближаются к уровню 9,6 млн баррелей в день, и скоро перегонят по этому показателю Саудовскую Аравию.

Предельные затраты на месторождениях сланцевой нефти в Штатах составляют 50-80 долларов за баррель. Вот из этого и нужно исходить. Мы ожидаем поэтому, что в 2015 году цена нефти будет находиться в диапазоне 60-80 долларов за баррель. Вряд ли она упадет ниже, но и не поднимется.




Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  

Насколько на эту ситуацию влияет «ценовая война» ОПЕК?

Пока ОПЕК не снижает квартальные объемы добычи. В принципе, Саудовскую Аравию цена 70 долларов за баррель вполне устраивает, даже если она снизится, для саудовцев это не критично (рост объемов продаваемой нефти скомпенсирует падение цены; кроме того, у саудовского правительства есть финансовые резервы, которые дают ему свободу маневра в среднесрочной перспективе).

Сейчас все ожидают, что ОПЕК сократит добычу, и цена на нефть стабилизируется. Но, как вы понимаете, для стран, экономика которых полностью зависит от нефти, снижение добычи – не самое приятное решение.

Поэтому лично я сомневаюсь, что ОПЕК в ближайшее время будет предпринимать координированные действия по сокращению добычи. Тем более, интересы стран, которые входят в нефтяной картель, очень разные. Например, есть Венесуэла, которая никогда особо не прислушивалась к мнению остальных.

Что это означает для нашей экономики?

Для нас в падении цен на «черное золото» нет ничего хорошего. Доходы от нефтяного экспорта составляют значительную часть российского бюджета. Даже с точки зрения нашей нефтяной отрасли, цена ниже 80 долларов – это плохо, а цена 60 долларов – вообще «труба». Но, повторюсь, хуже всего эта ситуация не для нефтяных компаний, а для федерального бюджета.

Что будет с нефтяными ценами после 2015 года?

Большого смысла в долгосрочных прогнозах в этой сфере нет: никому еще не удавалось точно предсказывать такие тренды. Но если исходить из макроэкономических показателей и фундаментальных факторов, мнение экспертного сообщества выглядит так: цена 60-80 долларов за баррель продержится год-два, а потом начнет расти, и это будет связано с устойчивым ростом мировой экономики.

Если же говорить о более отдаленной перспективе, существенная корректировка цен на нефть произойдет, когда запасы сланцевой нефти в США начнут истощаться. Но это – перспектива за пределами 20 ближайших лет…

Цены на нефть валятся вниз по простой причине: на рынке преобладает спекулятивное давление, – уверен глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

Спекулянтам выгодно будет «заходить» в нефть только «на дне». Где это «дно» – показывает JPMorgan: 65 долларов за баррель. Видимо, до этих ценников дело и дойдет.

Плюс, нет согласованной позиции ОПЕК. Большинство стран картеля выступает за сокращение квот, но Саудовская Аравия никак не реагирует на ситуацию, и не дает прогнозов – будет урезать квоты или нет. Все ждут заседания ОПЕК, которое состоится 27 ноября. На нем, возможно, ОПЕК примет какое-то общее решение, что вызовет коррекцию на нефтяном рынке. Но если квоты сократят несильно, то и коррекция будет весьма незначительной.

Какие страны заинтересованы в низких цен на нефть?

Дешевая нефть сегодня неинтересна практически никому. Однако саудиты могут переносить цену в 65 долларов лучше, чем другие. Кроме того, у Саудовской Аравии есть понимание, что таким образом будут остановлены американские сланцевые проекты, что саудитам на руку. Поэтому сейчас Саудовская Аравия не спешит сокращать добычу, хотя изначально в ходу была версия, что саудиты сговорились с американцами о снижении цен на нефть, чтобы таким образом поломать российскую экономику.

Но, как мы видим, сейчас низкие цены задевают уже и интересы США. Нефтяники в Америке начинают пересматривать планы на ближайшие годы, и «сланцевый прорыв» США может быть отложен и заморожен.

С другой стороны, от нынешней ситуации выигрывает Китай – главный и прямой конкурент США. Экономика КНР, благодаря нефтяной конъюнктуре, будет показывать еще более высокие темпы развития – и это на фоне стагнации в еврозоне и проблем Штатов.

Насколько сильно от падения цен пострадает российская экономика?

Необходимо отметить, что со снижением цен на нефть синхронно происходит и девальвация рубля. Это несколько компенсирует потери российского бюджета: денег в рублевом эквиваленте в экономике страны меньше не становится.

Следует понимать: бюджет РФ сверстан именно в рублях. Да, правительство закладывает при его планировании определенные цены на нефть. Но важно и то, что доллар по отношению к рублю укрепился на 40%, а нефть упала примерно на 30%. Другими словами, с точки зрения баланса бюджета, выходит примерно то на то.

У нас, кроме того, есть резервы – Фонд национального благосостояния и Резервный фонд, — средства из которых, видимо, будут направлены на поддержку экономики. Именно на такой случай – ухудшения конъюнктуры на рынке нефти – эти фонды и создавались.

Как долго продлится ценовое падение?

Многое прояснится 27 ноября. После заседания ОПЕК последует реакция рынков, и я не исключаю, что мы увидим разворот на рынке нефти, и возвращение цен на «черное золото» к более приемлемым для нас показателям…

В долгосрочном плане ничего не изменилось: население Земли не стало меньше, а энергоресурсов не стало больше, – отмечает экономист Юрий Болдырев.

Энергоресурсов на все человечество как не хватало, так и будет не хватать в обозримой перспективе. Поэтому суетиться и пытаться «сдать» на любых условиях наши энергоресурсы – хоть американцам, как это пытались сделать в 1990-х, хоть китайцам, как делается теперь, – нет ни малейших оснований.

В краткосрочном плане налицо более-менее обычный мировой кризис, приводящий к снижению потребления нефти. Но весьма вероятна и целенаправленная игра в демпинг, с целью «завалить» одного из партнеров/ противников. Или, скорее, клиента, который считался своим, но оказался недостаточно послушными – я имею в виду Российскую Федерацию.

Совокупность факторов ведет к тому, что мы видим. Насколько велики запасы прочности у тех, кто играет в демпинг – большой вопрос. Я не могу прогнозировать, насколько еще могут обвалиться нефтяные цены. Я уверен в другом. Семья должна планировать жизнь, исходя из возможности болезни, трудностей с работой или даже смерти кого-то из ее членов, – планировать так, чтобы оставаться на плаву.

Так же должно планировать свою стратегию и государство. Не сводить ее к трем сценариям – пессимистичному, оптимистичному и умеренному, – которые отличаются друг от друга на 2-3%. Стратегия должна планироваться и на гораздо худшие времена. А как раз стратегического плана на тяжелые времена – публичного, известного – просто не существует. В этом – главная проблема.

Поэтому у нас будет какой-то период адаптации к новым экономическим условиям. Пока, насколько я вижу, адаптировать пытаются, прежде всего, население, которое лишают социальных благ. Благ не в смысле подкожного жира, а жизненно-необходимого для выживания в кризис и прорыву в будущее: общедоступного образования и здравоохранения. И это – совершенно неправильно. Это не стратегия и даже не тактика – это суета нашей власти, пытающейся выйти из кризисной ситуации за счет населения.

Автор: Андрей Полунин



Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  
НАВЕРХ СТРАНИЦЫ