default-logo

Турецкий «потом» и русский авось



Проект строительства Турецкого потока получил первое документальное оформление. Россия и Греция подписали меморандум о ветке газопровода стоимостью €2 млрд. Что самое странное – никаких официальных документов с самой Турцией у нас еще не подписано, хотя Газпром уже собирается начать проводку труб.

Радоваться или плакать от того, что Греция подписала меморандум? Ведь Греция не является основным потребителем газа, она здесь, как и во всем Евросоюзе, «слабое звено».

Турецкий "потом" и русский авось

Директор Фонда энергетического развития, эксперт по энергетике Сергей Пикин считает, что меморандум в любом случае должен реализовываться только после того, как будут окончательно согласованы все параметры проекта с турецкой стороной.

А в это время Турция просит все новых преференций и скидок на газ, но официальных бумаг не подписывает – по своим причинам. Так как до сих пор не верит, что ей путь в Евросоюз заказан, пытается балансировать между собственными интересами и словом большого брата (в данном случае – «сестры» Меркель).

И пока Турция не может определиться, появились доводы для того, чтобы развивать не Турецкий, а Северный поток, который, по мнению эксперта, будет гораздо более выгодным с экономической точки зрения.

Stratfor: строя "Турецкий поток", Россия убьет одним выстрелом двух зайцевStratfor: строя «Турецкий поток», Россия убьет одним выстрелом двух зайцев

Интрига с Турецким потоком сохраняется – договор официальный не подписан, но уже известно, что «ВЭБ Капитал» профинансирует строительство газопровода на территории Греции? Некоторое время назад Газпром обещал уже начать трубы класть, но пока официального подписания договора с Турцией нет. Почему?

— Говорят, что с Турецким потоком все решено, но пока само соглашение не подписано. Соглашение будет всестороннее, всеобъемлющее, в том числе и про скидки. Должно быть согласование со стороны Турции, проектные работы завершены, дано разрешение со стороны правительства Турции.

Это первая часть «Марлезонского балета», вторая часть – Греция, да, действительно, там соглашение подписано, меморандум, скажем так. Но он в любом случае должен реализовываться только после того, как будут окончательно согласованы все параметры проекта с турецкой стороной, глупо строить инфраструктуру посередине пути, не имея начала и не имея конца.

Ну, действительно, ВЭБ-капитал профинансирует это все, то есть даст кредит греческой стороне, и деньги будут отдавать за счет транзитных сделок. Но, как вы понимаете, Греция – не является ключевым звеном в этой схеме.

Начало – это Турция, нужен конец – потребители, которые бы заключили договоры предварительные о будущей покупке, о поставках газа. Пока мы видим, что ни одно такое соглашение не заключено, по крайней мере, ни разу об этом не объявлено.

Нет консорциумов инвесторов, которые были бы готовы продолжать строить инфраструктуру от Греции в сторону южной Европы, юго-восточной Европы – а мы их не наблюдаем, поэтому проект как был сырым, так сырым и остается, на мой взгляд, с большими рисками реализации.

С рисками для нас?



— Для нас, для Газпрома. Второй проект, который был объявлен на греческом форуме – расширение Северного потока, вот в него я верю на порядок больше. Потому что, во-первых, у него есть уже проложенный путь, уже понятно, как шло согласование по странам через экономические зоны ответственности, через которые проходит Северный поток.

Там есть консорциумы инвесторов, которые готовы инвестировать в сухопутную инфраструктуру, которая уже будет распределять газ по территории Германии и дальше по территории Европейского союза.

Собака на трубе: на чём строится «экономическая политика» киевских властейСобака на трубе: на чём строится «экономическая политика» киевских властей

Есть меморандум, который подписан с инвесторами, есть понимание, сколько проект может заработать. Если его правильно структурировать и германское лобби будет его поддерживать, то у него шанс на успех очень высокий относительно проекта Турецкого потока.

При той стратегии, о которой сейчас заявил Евросоюз: расширение пропускных способностей между Центральной, Западной и Восточной Европой, усиление так называемых интерконекторов — то есть газовых связей между государствами, заход через Германию – это, в принципе, полноценный заход, который позволит обеспечить [газом], в том числе, страны и Восточной Европы.

В общем-то, этот проект позволит отказаться от непонятных перспектив южных направлений, а пока они нам непонятны. Эти 55 млрд [кубов газа в год по Северному потоку] покрывают с лихвой эти объемы [по южным проектам].

— Северный поток – проходит и через страны Прибалтики, где сильны антироссийские настроения?

— Он сейчас идет через территориальные воды Финляндии, Швеции, Норвегии в Германию. Никакой Прибалтики там нет вообще.

— Но против его реализации страны Прибалтики все-таки выступали?

 Выступали, но все согласовали, и все пошло. Это вполне адекватный проект — он как раз имеет гораздо больше шансов на успех. Уже понятно, как к нему подходить, уже проторили здесь дорогу, второй раз пройти гораздо проще. И главное, что немецкое лобби – это компании, которые готовы участвовать.

«Великий газовый путь»: новые повороты«Великий газовый путь»: новые повороты

Немецкие компании подключатся обязательно, и самое главное, что построят инфраструктуру сухопутную, усилят европейские компании, которые сами уже будут договариваться с Евросоюзом обо всем.

И главное — они готовы это делать, потому что они уже это проделывали, то есть не надо с ноля строить инфраструктуру, как в Южном потоке — из Греции в непонятно куда. У нас есть «Опал», который ведет на Восток Германии, в сторону Чехии, есть газопровод «Нелл», который идет в сторону западных границ Германии, есть куда расширяться.

— То есть у нас такой выбор: с одной стороны самая сильная экономика Евросоюза, а с другой стороны аутсайдер Европы – Греция?

 Дело не в Греции, Греция не является потребителем. Германия – крупнейший потребитель газа в Европе, это первый рынок для Газпрома в мире. Дальше вопрос – насколько он будет расти в будущем, но, так или иначе, пока немцы отказываются от ядерной энергетики и переходят к полностью возобновляемой энергетике, а это не раньше 2050 г.

У нас есть некий такой люфт, лет так 30 — это как раз окно возможностей, которое можно использовать. Греция – не потребитель, только если мизер потребляет, она просто одна из стран, через которую газ проходит, а дальше договоренностей ни с Италией, ни с Балканскими государствами у нас четких и подписанных на бумаге нет.

Причем, Южный поток, в отличие от Турецкого, имеет более короткий путь до потребителя, поэтому он более дешевый.

— А еще Турция требует скидок, о каких скидках речь? Как у Украины?

 У Украины не скидки, у Украины обнуления за счет таможенной пошлины – это две большие разницы, их всегда путают. Мы скидки Украине никогда не давали, мы обнуляли таможенную пошлину на газ, называя это скидкой.

А тут просят именно скидку, начинали с 6% в прошлом году, в начале этого года уже говорили про 10,4% сейчас, видимо, цифра возникает еще больше.

— А какие еще сомнения могут быть у Турции?

Россия поставила Турцию перед выборомРоссия поставила Турцию перед выбором

— Вы забываете, что Турция – претендент на членство в Евросоюз, и они, в любом случае, тоже свою политику как-то пытаются соизмерять с политикой Евросоюза. Это первое.

Второе – через территорию Турции проходят другие проводы, в том числе трансанатолийский газопровод Азербайджана, который каким-то образом является конкурентом.

И третье – Турция не очень согласна с позицией Газпрома, они мыслят, что распределительный хаб должен быть на территории Турции, и она будет распределять газ дальше в сторону Евросоюза. Здесь эти позиции пока не согласованы.

— А вообще Европа как относится к Турецкому потоку – «прохладно»?

 Турецкий поток Европе не нужен. У нее есть транзит через Украину, это устраивает Европу. Только лишь некое непонятное желание Газпрома наказать Украину и блокировать в 2019 транзит через нее каким-то образом влияет на этот проект.

— А это неоправданное желание?

— На мой взгляд, оно экономического смысла под собой не имеет, только политический. Понимаете, вы меняете один маршрут, короткий, на маршрут в полтора раза длиннее – в этом есть экономический смысл?

Причем там уже все уложено и нужно просто платить деньги за транзит, а тут вы вложите десяток с лишним миллиардов евро и будете потом еще эти деньги отбивать долгие годы, согласитесь – экономического смысла никакого.

США выступают против "Турецкого потока"США выступают против «Турецкого потока»

— Зато политический есть?

 Да, вот в Северном потоке есть смысл в расширении. И тут дело даже не в Украине — Северный поток может иметь целью дойти до Великобритании, потому что вообще изначально обсуждался несколько лет назад проект как раз расширения Северного потока в сторону Нидерландов, в сторону Великобритании.

Потому что, как вы понимаете, со временем запасы Северного моря истощаются – это факт, падает добыча газа и в Нидерландах, и в Великобритании – если туда тянуть в этом направлении ветку, то в этом тоже есть смысл.

Автор: Елена Рычкова


Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.




  • http://vk.com/id28368477 Александр Стрекаловский

    Нам тоже можно поиграть на противоречии. Хаб то можно поставить и в Болгарии (в крайнем случае), тем более что они немного покладистее стали. В этом случае, не надо будет давать никаких скидок. Пусть турки мозгами быстрее шевелят, а то окажутся в …

  • http://vk.com/id28368477 Александр Стрекаловский

    И, вообще, надо было среди них гонки устроить. Кто из них быстрее сообразит, тот и будет что-то иметь.