default-logo

Всё только начинается



На прошедшей неделе сразу несколько стран отчитались по динамике роста ВВП. Первой это сделала Великобритания, оказалось, что ВВП во 2 квартале вырос на 0.7%, в годовом выражении +2.6%, что совпало с прогнозом экспертов. Затем — ожидаемые данные из США, рост 2.3%, и более того, провальные -0.2% 1 квартала были пересмотрены в сторону увеличения до 0.6%, что в целом делает картину по США вполне благополучной.

После выхода данных из США доллар начал ожидаемое укрепление, уверенное и неспешное, однако в пятницу произошло нечто неожиданное – после выхода индекса расходов на обеспечение занятости, оценивающего стоимость труда за квартал, доллар буквально за несколько минут откатился обратно к уровням начала недели.

Всё только начинается

Что же такого странно неожиданного было в этом индексе, что быки по доллару начали спешно резать длинные позиции?

Выяснение причины привело к любопытным выводам. Но обо всем по порядку.

Характерно, что в своём отчете по росту ВВП Офис национальной статистики Великобритании подчеркнул опасность, исходящую от слабой динамики восстановления развивающихся стран.

Примерно той же позиции придерживается и ФРС – в своих многочисленных интервью чиновники ФРС низкую инфляцию объясняют тем, что она приходит в США с глобальных рынков, и что восстановление сдерживается опасностью кризиса в развивающихся странах.

Посыл можно передать и так: «У нас все неплохо, даже хорошо, а вот развивающиеся страны замедляются, у них всё хуже, чем у нас, и потому может вернуться рецессия, о чем мы, граждане планеты Земля, сильно беспокоимся».

Давайте посмотрим на темпы восстановления промышленности отдельно по группе стран G7 и по развивающимся странам. Для этого возьмем за точку отсчета 4 квартал 2007г. и присвоим ему рейтинг =100, ну а затем посмотрим на динамику:

ba286835c322df244f5c0a3b52caafc3

Вот так новости. Оказывается, никто из группы ведущих стран не сумел вернуть уровень промышленного производства последнего предкризисного года. Франция на 1 квартал 2015г. имела 83.5% от начала отсчета, Япония – 83,1%, Австралия, Великобритания и Канада – около 95% и только Германия и США сумели восстановиться к уровню конца 2007. Не вырасти, а только восстановиться.

Ну и сравним с группой развивающихся стран. Группа выбрана из того, что есть – в базе данных нет Китая и России, но есть другие страны, взгляда на которые вполне достаточно, чтобы увидеть общую картину.



Из этих стран только Южная Африка и Бразилия имеют темпы восстановления, сравнимые с группой G7, чуть уступая США и Германии, но опережая все остальные. У Израиля 115.9%, Индия 120.1%, Турция 120.6%, а Индонезия и вовсе 132.9%.

98bb394f81ec2a4406969e7109e47254

Так где же опережающее восстановление группы «развитых стран над группой развивающихся?

Мне могут возразить – экономика развитых стран потому и называется развитой, что наибольший вклад в рост ВВП вкладывает рост потребления, то есть опережающий рост сектора услуг, а некошерный промышленный сектор, фи, он вообще вещь второстепенная.

Ну да, ну да. Только вот незадача – рост потребления должен быть обеспечен опережающим ростом импорта, а если с экспортом проблемы, то возникает такое неизбежное следствие, как хронический дефицит торгового баланса и бюджета.

Это приводит к росту внешних заимствований, рост долгов увеличивает нагрузку на бюджет, делая его еще более дефицитным, затем наступает необходимость кратной девальвации национальной валюты… Почему же ничего подобного не происходит среди группы развитых стран?

Ну так ответ-то на поверхности – просто чьи-то валюты входят в группу резервных мировых валют МВФ, а кому-то не повезло. Вот и всё отличие.

Опережающий рост сектора услуг становится необходимым фактором для какого-либо развития вообще, без роста потребления нет роста ВВП.

Именно поэтому индикаторы роста промышленного сектора уходят на второй план, поскольку в структуре ВВП они имеют вес, уменьшающийся с каждым годом. Гораздо важнее всё, что имеет отношение к потребительскому спросу – уровень розничных продаж, потребительская инфляция. Ну и, конечно, рост заработной платы.

Этим и объясняется такая резкая, можно даже сказать – гипертрофированная реакция на динамику роста заработной платы США во 2 квартале – рост на 0.2% за 3 месяца является худшим показателем за всю историю наблюдений, то есть с 1982г.

4ee5ff1b35a87817597d9fcd4bc40b7d

Даже в более слабом 1 квартале рост составил 0.7%, на 2 квартал прогноз был 0.6%, и тут — на тебе бабушка, Юрьев день – фактически стагнация.

При этот рост отмечен только у работников государственных учреждений, в частном же секторе впервые за всю историю наблюдений рост оказался равным нулю.

Как такое возможно при устойчивом снижении безработицы, еще одном ключевом показателе, на который ФРС обращает внимание при разработке монетарной политики? Неужели отсутствие роста заработной платы говорит о том, что рынок труда восстановился, как об этом уже несколько месяцев сообщают доверчивым американцам руководители ФРС и министерства труда?

Итак, за все годы кризиса никакого реального восстановления не произошло. Растет исключительно сектор услуг, а для его роста, как известно, достаточно стимулировать потребление. Потребление, в свою очередь, имеет пределы роста, а потому рынок и реагирует так нервно на любое упоминание о возможности снижения потребления. Например, на снижение темпов роста заработных плат.

Если бы не слабые данные по рынку труда, то прогноз на предстоящую неделю составить можно было бы очень легко – доллар укрепляется, все остальные падают. Теперь же очевидности в этом вопросе нет, слабый рост заработных плат указывает на усиление дефляционных тенденций, а дефляция отодвигает в будущее первое повышение процентной ставки в США.

О том, что дефляционные процессы не отступают, а наоборот наступают, говорит и снижение инфляционных ожиданий.

39a944cd8e5771751b7a63b58a96b1c0

Теперь особую актуальность приобретает отчет Министерства труда США за июль, который выйдет в пятницу, поскольку игроки по-прежнему дезориентированы.

Вроде бы хороший рост ВВП позволяет предположить, что первое повышение ставки произойдет уже на следующем заседании FOMC в сентябре, однако если окажется, что потребительский спрос снижается одновременно с темпами роста заработной платы, то ужесточение монетарной политики становится попросту невозможным.

Есть еще один показатель того, что дефляционные процессы только набирают силу, это – снижение цен на сырье. Считается, что падение сырьевого индекса объясняется ростом предложения и снижением спроса на сырьё.

Рост предложения легко объясним политикой дешевых денег, запущенной ФРС в 2008г, а вот снижение спроса ничем, кроме сжатия промышленности, объяснить нельзя. И индекс Bloomberg Commodity Index, снизившийся к 13-летним минимума, лучшее тому подтверждение.

98abac9de5b2f06ddd44b2419c655dba

Мы понимаем, что на самом деле роста нет, есть лишь манипуляции со статистикой, но даже возможности манипуляции имеют предел. А потому основной сценарий остается прежним – ФРС, возможно, действительно готовится поднять процентную ставку, но одновременно с этим следует ожидать каких-то стимулирующих мер, достаточно масштабных, чтобы вернуть спрос на необходимый уровень.

ФРС отчаянно ищет способ остановить разрушение мировой экономики, которое было ею же и запущено, поэтому прекращение предложения дешевых денег, то есть в первую очередь нормализация процентных ставок, шаг, по всей видимости, совершенно необходимый.

Без него раздувание пузырей остановить невозможно, но есть опасения, что первый же шаг в этом направлении даст сигнал к новой волне кризиса, поскольку без дешевых денег мировая финансовая система работать уже не в состоянии. Всё только начинается. 

Автор: Юрий Вишневецкий




Загрузка...

Всё только начинаетсяПодписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.