default-logo

«Турция никогда не была и не будет другом России». Часть 2



Как видится конфликт Москвы и Анкары из Армении. Специальный корреспондент Дарья Асламова спросила об этом у политиков и простых людей страны, у которой к туркам свои старые счеты.

У кого ключи от границы?

Когда в конце двухтысячных наметилось потепление в армяно-турецких отношениях, и дело шло даже к открытию границы, армяне на радостях в предвкушении бойкой торговли даже построили огромный таможенный пункт. Здание так и осталось стоять пустым, а прямо за ним развевается турецкий флаг и блестит на солнце огромная сахарная голова горы Арарат. Но близко не подойти, — проход идет через двор, обнесенный колючей проволокой, на калитке которого висит огромный замок.

«Турция никогда не была и не будет другом России».  Часть 2

Человек, который копается в огороде, бросает лопату и внимательно нас рассматривает.

«Вам чего, люди добрые?» — спрашивает он. «Да так, сфотографироваться на фоне границы». «Это можно, — говорит он. — Я хороших людей сразу вижу. Недаром 25 лет работал охранником в тюрьме». «Поэтому и замок на границе повесили?» «А чтоб пьяные дураки из Еревана не приезжали. Подойдут к границе и давай орать: «Эй, турки! Идите сюда! Мы вас убивать будем!» И плачут, и матерятся на всех языках. А уж 24 апреля (день памяти жертв геноцида — Д.А.) отбоя от этих придурков нет. А мне тут инцидентов не надо».

Безымянный

Завен и охотник, и рыболов, и таксист, и даже был «юным другом пограничника»

Фото сделано. И Завен (так зовут нашего волонтера-пограничника) приглашает нас на чашку кофе. Но при этом странно подмигивает. Ну, кофе так кофе. В скромном, но очень чистом доме жена Завена Света (наполовину русская, наполовину армянка) тут же мечет на стол закуски: соленья, варенья, домашний сыр, колбаски. Меня всегда поражает умение армян, даже небогатых, накрыть стол для незваных гостей буквально за десять минут. Самая гостеприимная нация в мире! От соседей уже принесли крепчайшую виноградную водку (60 градусов!) «Ты когда пьешь, не дыши», — советует Завен. «А где же кофе?» — спрашиваю я. «Э, кофе, это для русских понты, — отвечает хозяин. — Русские кофе не любят. Им водку подавай. Уж я-то знаю».

«Турция никогда не была и не будет другом России»«Турция никогда не была и не будет другом России»

Когда летом к Завену приезжают гости на шашлыки, он заказывает им «иностранную музыку». «Я им говорю: сейчас позвоню на турецкую сторону мулле Мамеду, и он для вас в шесть часов споет. Они все сначала смеются. А я делаю вид, что звоню по телефону. И когда в шесть часов с той стороны раздается призыв к молитве, они все обалдевают: как это ты с турками договорился?»

Завен и охотник, и рыболов, и таксист, и даже был «юным другом пограничника». «Нас, школьников, тогда на заставу возили, показывали оружие, и как собака ловит нарушителей. И первого турка я поймал в 8 классе. Конечно, не сам поймал, а сообщил на границу. Даже жалко его было. Сельский парень с той стороны увидел абрикосы и полез через речку насобирать. Турки тогда темные были, необразованные и очень бедные. Это сейчас Турция поднялась.

А в 1987-89 меня отправили служить в советскую армию… В Баку! Можешь себе представить? Я, наверное, единственный, кто там служил. И вот я, верный сын кавказского народа, закончил службу. Надо идти домой. А как? Уже погромы начались, война. Кругом азербайджанцы. Живым армянину не выбраться. Я взял тогда с собой две гранаты и пять ракетниц. Меня лейтенант тогда на мотоцикле довез до грузинского Рустави, чтоб не убили. А уже в Армении гранаты я раскрутил и выбросил. Ну, дорогие мои! Давайте выпьем к чертовой бабушке!» Тост неожиданный, но поддержанный горячо. «А ты оружие любишь?» — неожиданно спрашивает меня Завен.

Граница Армении и Турции

Граница Армении и Турции

«Нет, — категорично отвечаю я. — У мужа есть пистолет, тяжелый, мужской. Сборка-расборка — маникюру конец, кожа на руках ободрана до крови. Если стреляю, отдача такая, что хрен попадешь». «А пойдем попробуешь из ружья? Ты такого ружья никогда не видела». Завен достает, действительно, роскошное ружье, пятизарядку. «Цены ему нет, — любовно говорит Завен. — Я за него отдал все оружие, какое у меня было. Один раз попробуешь — влюбишься. Пойдем в сад».

Мы выходим из дома. Мои спутники вовсе не в восторге и что-то бормочут про «инцидент на армяно-турецкой границе». До границы — сто метров. «Какой инцидент?! — вскипает Завен. — Когда турки на той стороне стреляют, им можно. А я в своем саду пострелять не могу?! Они должны знать, что здесь тоже не спят».

Я впервые беру в руки тяжелое, прекрасное ружье, чувствую, как упирается приклад в плечо, и первый же выстрел наполняет меня диким восторгом.



«Это… благородно!» — вот, пожалуй, нужное восклицание. «Вот так влюбляются в оружие, — говорит Завен. — Как моя жена Света, которая одним выстрелом снимает с дерева ворону. Когда я собираюсь в поездку, соседи меня просят: спрячь от Светы ружье, мы ее боимся».

Когда мы снова сидим в доме, у Светы блестят глаза от возбуждения. «А я люблю оружие, — говорит она. — У меня и дочка, и сын отлично стреляют. Я рада буду, если русские пойдут на турок, а я вместе с ними пойду. Я только этого хочу. Там, за колючей проволокой — не турецкая земля. Я знаю, что потери будут, но я к этому готова. У меня сын служит на азербайджанской границе, в Шаумянском районе, где каждый день идет стрельба. Нам говорили: дайте взятку 200 долларов и отправим в другое место, а мы отказались. Мужчина не должен бояться опасности. А турков я не боюсь. Стреляю я отлично».

«А вот твой муж Завен говорит, что он на войну не пойдет», — поддразниваю я.

«Да куда он денется! Если я уйду, и он пойдет», — бросает Света.

«Да, если Света будет пьяная, пойдет, если трезвая — будет границу охранять. Она может. А будет мир — будем с турками пирожками торговать. А что, у нас отличные пирожки».

Советский дзот в селе Маркара

Советский дзот в селе Маркара

«Турция не была и не будет другом России»

Старожилы Еревана вспоминают, что 22 июня 1941 года, когда сарафанное радио донесло весть о начале войны до армянской горы Арагац, люди наверху всполошились. К горе подъехали представители военкомата, где организовали временный пункт мобилизации. И вдруг увидели, как в клубах пыли с горы кубарем несутся люди с охотничьими ружьями и дубинками в руках.

Их с трудом тормознули: «Вы куда бежите?» «Как куда? — удивились жители гор. — Ведь война началась». «Так сначала мы вас должны зарегистрировать, подготовить, а потом уж отправлять на фронт». «Да пока вы нас будете регистрировать, турки уже Ереван возьмут. Тут от границы всего сорок километров». «Да какие турки?! Война-то с Гитлером». «Ах, с Гитлером? Ну, до Германии мы еще успеем добраться».

 

«Армяне, в отличие от русских, никогда не питали иллюзий на счет турок, — утверждает председатель Демократической партии Армении Арам Саркисян. — Еще в 70-е годы прошлого века Армения твердила: Турция — враг России. Но кто к нам прислушивался? Османская империя создана на крови, и думать от том, что Турция когда-либо откажется от идеи Великого Турана (не случайно она возрождает неоосманизм), могут только примитивные политики. (Великий Туран — географическое и идеологическое понятие. Пространство к северу от Ирана, от Кавказа до Саянских гор на юге Сибири, населенное тюркскими народами и объединенное идеей пантюркизма. Туран (противопоставление Большому Ирану — персидскоязычному пространству) впервые выдвинут как проект волжскими и крымскими татарами. — Прим. авт.)

Единственная страна, которая мешает Турции соединиться со своими родичами-азербайджанцами, а далее через Северный Кавказ до Татарстана и Башкирии, до Казахстана, а через него до Китая с его 140-миллионным уйгурским населением, — это крохотная христианская Армения, кость в турецком горле. Кто заинтересован, чтоб в военном и экономическом смысле Армения развивалась и крепла? В первую очередь — Россия, во вторую — Китай. Недавно премьер-министр Турции Давутоглу заявил, что Турция должна всеми силами способствовать освобождению карабахских земель. Потому что эти земли для турков — СВЯТЫЕ. По мусульманским понятиям, это объявление джихада. Но наш МИД отмолчался.

Турецкий урок: что сделал со своей страной Эрдоган, который не слилТурецкий урок: что сделал со своей страной Эрдоган, который не слил

В чем я вижу сейчас опасность? Сирийские войска совместно с иранцами будут выдавливать игиловцев в Турцию, где для них безопасная зона. А куда отправит их Турция, которая очень хочет насолить России? У нас есть информация, что турки направят в Грузию, где у них сильное влияние, до 3000 экипированных профессиональных бойцов. А Грузия, в свою очередь, пропустит их в Панкисское ущелье. Оттуда они пойдут на Северный Кавказ».

Генерал-лейтенант Вагаршак Арутюнян, экс-министр обороны Армении, также считает опасным сотрудничество Грузии и Турции:

«При Саакашвили экономическая и военная интеграция шла бешеными темпами. Более того, демографическая экспансия Турции в будущем может привести Грузию к потере Батуми и в целом Аджарии. И ведь именно Турция вооружала, снабжала грузин и толкала их на войну с Россией в 2008 году.

Не надо оценивать российско-турецкие отношения по-обывательски, сквозь сферу туризма и торговли. Вспомните Чечню, когда Турция укрывала у себя и лечила чеченских ваххабитов, вспомните Северный Кавказ, вербовку имамов, мусульманские школы по всему Башкортостану, Татарстану и Дагестану, финансовую поддержку крымских татар. А какие условия Турция ставила Армении для открытия границы?

Вывести российских пограничников, вывести российскую военную базу и закрыть атомную станцию. Мол, тогда у нас будут хорошие отношения. Давутоглу написал книгу «Стратегическая глубина», в которой объявил: европейская цивилизация зашла в тупик, ее сменит исламская, но ислам в Европе будет турецкого толка. Эту задачу Турция решает через ДАИШ.

А теперь какая матрешка у нас получается в Сирии? Подписано соглашение о перемирии. Оно нам необходимо. Россия и Иран совместными действиями добились освобождения больших территорий. На любой войне рано или поздно встает вопрос: добивать или идти на переговоры? Кому выгодно перемирие? Однозначно — Асаду. Любое ослабление оппозиции означает, что она будет искать переговорные пути. Чем больше группировок, тем хуже и сложнее война.

Вспомните Чечню. Если у тебя десять банд ведут переговоры о мире, значит, остальные двадцать видят перспективу в мирном процессе. Зачем воевать, если можно оторвать себе кусочек. Кого-то подкупят, кому-то что-то пообещают. Что это дает? Ослабление ДАИШ и усиление Асада. Когда ты хоть с кем-то договорился, у тебя высвобождаются силы. Что заявляла Россия, когда входила в Сирию? Первостепенные задачи: остановить бойню и посадить всех за стол переговоров. Эти цели выполнены».

Любопытно, что это интервью состоялось за три недели до объявленного Россией вывода войск из Сирии.

Дорога к Ирану

Армения — единственная страна-союзник России, которая имеет прямой выход на Иран. Более того, иранцы относятся к армянам с большой симпатией. Отношения у них самые теплые. (Это не значит, что они были теплыми всегда). Но в качестве переговорщиков с Россией иранцы предпочитают армян, которые с врожденной восточной хитростью умудряются позиционировать себя и как европейцев, и как кавказцев, и как типичных людей Ближнего Востока. Персы — давние враги России. Может наш старый враг стать надежным союзником в долгосрочной перспективе?

Болгары соскучились по титулу "турецкий скот"Болгары соскучились по титулу «турецкий скот»

«Исторически отношения России и Ирана всегда были непростыми, — говорит политолог Вардан Восканян, прекрасный знаток этой страны, замечательно владеющий персидским языком. — Но… Иранцы никогда не оставят Асада. Они за него любого зубами загрызут. В Сирии интересы России и Ирана во время войны стопроцентно совпадают. Асад для Ирана — это выход к Средиземному морю, к Ливану, к «Хезболле». К шиитскому миру.

А шиизм для иранцев — не поверхностная идеология, а гарантия территориальной целостности, цемент государства. Иран все время подчеркивает, что намерен стать лидером исламского мира, подразумевая шиитский мир. Если не дай Бог Асада постигнет судьба Каддафи, иранское руководство потеряет большую часть своего авторитета, прежде всего внутри страны.

Россия может рассчитывать на Иран, если будет его рассматривать как региональную супердержаву. Иранское руководство — настоящие государственники. У них даже нет дня независимости: «А когда это мы в своей истории теряли независимость?» Иранцы — самые хорошие переговорщики. Они никогда не спешат. Земля крутится, подождем еще год.

Всем кажется, что на Востоке люди хитрые. Это разница менталитетов. Когда иранец говорит «хорошо» или «иншаллах», европеец считает, что это согласие. Вовсе нет. Это просто вежливость. Но когда иранец говорит «да», он свое слово держит. Вот тут бы Армения России очень пригодилась как отличный посредник. Официально Иран называет Армению «дружеское и братское государство».

«Можно ли доверять персам? Странный вопрос. Они и сами никому не доверяют, — говорит политолог Сергей Шакарянц. — Они — не хитрая нация. Они — имперская нация, и четко знают, что империя выживает только потому, что никому не доверяет. Мы говорим даже не о государстве, а об отдельной цивилизации, которой более пяти тысяч лет. Если же рассматривать союз Ирана и России, он долговременный. Пока не падет Турция».

Турция — опять «больной человек» Европы?

Ночью 15 марта я получила отчаянное письмо из турецкого Диярбакира от своего переводчика-курда по имени Эрол: «Срочное сообщение! Я и моя семья вместе с десятками тысяч гражданских лиц заперты в домах на время комендантского часа и попали в ловушку. Множество невинных людей убито и ранено прошлой ночью, когда начались столкновения курдов с турецкой армией. Нет электричества, нет воды. Вокруг нас идут тяжелые бои. Молитесь за нас!». Эрдоган продолжает вести планомерное уничтожение курдов на всей территории Турции.

«Турция рано или поздно падет, — говорит политолог Сергей Шакарянц. — Первый фактор — размах гражданской войны. Второй — разброд и шатание в самом турецком обществе, которое уже понимает, что Эрдоган ведет страну к катастрофе. Третий — продолжение сирийской авантюры Эрдогана. Он не остановится.

Второй распад Турции (первый произошел после Первой мировой войны) продлится не менее десяти лет и приведет к тому, что ее восточная часть станет не зоной оккупации, а зоной влияния России и Ирана. Распад также будет означать то, что Московский и Карсский договоры утратят свою силу (Московский, кстати, срочный, а не бессрочный, и пролонгируется каждые 25 лет). Если не будет Турции, к кому, к примеру, должна перейти Карсская область? Тут, как минимум, два наследника. Либо Российская империя, чьим правопреемником является Россия, либо Армения».

Кипр, который взорвёт ЕвропуКипр, который взорвёт Европу

«А куда люди денутся с этих земель?»

«А куда захотят, туда и денутся. А куда дели армян? Или греков? Или болгар?»

«Вы хотите сказать, людей выгонят?»

«Сами уедут. Ведь когда выдавливали армян, никто не спрашивал. Естественно, будут длительные многолетние переговоры. После распада Османской империи, когда прошла первая волна погромов и убийств, пошел обмен населением: греки выдавили турков с Эгейских островов, а турецких греков забрали себе. Неизбежно будет решаться вопрос Кипра по четкой формуле: наши турки остаются, а все, кто заселен с континента, выметаются. Это такой абхазский вариант, когда абхазы не тронули грузин-мегрелов, не участвовавших в войне. Распад Турции будет кровавым, ужасающим, но неизбежным».

P.S. Последние новости из турецкого Диярбакира. В дом моего переводчика Эрола попала бомба, но, по счастью, ему удалось бежать. «Вокруг нас настоящая Сирия. Я, моя мама и моя кошка на улице, под дождем. Мы видим мертвые тела и слышим взрывы. Мы потеряли все».

Автор: Дарья Асламова




Загрузка...

«Турция никогда не была и не будет другом России».  Часть 2Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.