default-logo

«Польша проживет без Украины». Как Варшава разочаровалась в своем союзнике



Во Львове взорвали польский автобус, и, словно в ответ на это событие, представитель МИД Польши Ян Парис заявил, что его страна «проживет и без Украины».

Отношения между государствами сейчас находятся в самой нижней точке за последние 25 лет. При этом еще пару лет назад Варшава считалась адвокатом Киева в Европе.

Почему Польша так быстро и сильно разочаровалась в «подзащитной» Украине.

«Ангельское терпение» закончилось

Польский автобус, стоявший у одного из львовских отелей, был поврежден неизвестным взрывным устройством. МИД Польши официально расценил это как «очередной антипольский инцидент на территории Украины».

"Польша проживет без Украины". Как Варшава разочаровалась в своем союзнике

«Польша проживет без Украины». Как Варшава разочаровалась в своем союзнике

И как будто в резонанс с заявлением дипломатического ведомства, глава политического кабинета польского МИД Ян Парис выступил с резким заявлением о том, что существование Украины не является необходимым для Варшавы.

«Украина нуждается в Польше. Польша без Украины вполне себе проживет», — отметил он. Парис также повторил давние претензии Варшавы к Киеву: украинские власти фальсифицируют историю.

Эти резкие выпады в адрес Киева имели длинную предысторию обмена столь же «любезными» репликами между представителями двух стран. Так, сменивший на посту премьер-министра Польши Беату Шидло Матеуш Моравецкий в одном из первых заявлений счел нужным подчеркнуть, что Варшава не забудет геноцид на Волыни в 1940-х.

А отношения с восточным соседом он предложил строить на «исторической правде».

Немногим ранее глава польского МИД Витольд Ващиковский без обиняков заявил, что «ангельское терпение» Варшавы по отношению к Киеву истощилось. «В течение двух лет на наши предложения не было ответа или реакция была отрицательной», — высказал он претензии украинским коллегам.

Ващиковский также отметил, что у польского меньшинства на Украине есть проблемы с доступом к образованию на родном языке и до сих пор не получается эксгумировать тела жертв Второй мировой войны.



При этом в конце ноября заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев выступил с откровенно примирительными заявлениями. «Украинская сторона не заинтересована в ссорах с нашим стратегическим партнером. <…> И я понимаю проблематику нашего общего исторического прошлого», — сказал представитель Киева.

Провал «Восточного партнерства»

Самое удивительное то, что Варшава сегодня так громко ссорится с теми, кому помогала прийти к власти. Постмайданная политика Украины проводилась при деятельном участии Варшавы.

Ведь проект Европейского союза «Восточное партнерство», который должен был быстрее подталкивать Киев к ассоциации с ЕС, предложен девять лет назад бывшим министром иностранных дел Польши Радославом Сикорским.

Именно подписание соглашения об ассоциации с Брюсселем было основным лозунгом демонстрантов в ходе Майдана зимы 2013-2014 годов.

Варшава долгое время считала себя адвокатом Украины в Европе, претендуя на роль главного посредника в отношениях Киева и европейских столиц. Еще в 2015-м замглавы польского МИД Конрад Павлик рассказывал, как много его страна сделала для поддержки постмайданного правительства.

«В нашей стране лечились около 140 человек, раненых на Майдане во время Революции достоинства, и десятки солдат и офицеров, пострадавших в антитеррористической операции (военные действия киевских силовиков. — Прим. ред.) в Донбассе. <…> Ни одна другая страна не предоставила Украине такой большой помощи в этой сфере», — перечислял Павлик оказанные благодеяния.

Дипломат также упомянул, что Варшава поддерживает «независимые» СМИ на Украине.

И спустя пару лет после столь многообещающих авансов и надежд в отношениях диалог сводится к обмену претензиями. Что же произошло за это время?

В 2016-м МИД Польши констатировал, что программа «Восточного партнерства» оказалась провальной, так как и ЕС и Украина видели в этом проекте что-то свое — и эти видения не совпали. Киев рассчитывал на членство в Евросоюзе, которого ему никто не обещал.

За признанием дипломатического поражения последовал и конфликт из трактовки общей истории. В июле 2016 года Киевский городской совет практически единогласно проголосовал за переименование Московского проспекта в проспект Степана Бандеры.

Как позднее выяснилось, момент для прославления лидера Организации украинских националистов (ОУН)* власти Киева выбрали очень «удачно». В Польше активистов ОУН* и бойцов ее боевого крыла — Украинской повстанческой армии (УПА)* считают ответственными за массовые убийства этнических поляков в 1943 году.

Также в июле польский сейм признал вслед за сенатом Волынскую резню геноцидом и утвердил 11 июля днем памяти жертв этого события. Вряд ли депутаты в Варшаве так быстро и нервно отреагировали на инициативу властей украинской столицы.

Такие решения обычно готовятся долгое время. Но выглядело это как стремительный ответ Польши на прославление украинских националистов.

«Конфликт был неизбежен»

И далее в СМИ основным фоном отношений двух стран стали сообщения о взаимных националистических провокациях. В декабре 2016-го в Перемышле прошел ежегодный «Марш перемышльских и львовских орлят» — так в Польше называют национальных героев, боровшихся против украинских националистов в 1918-1919 годах. Демонстранты выкрикивали «Перемышль, Львов — всегда польские».

Служба безопасности Украины в ответ запретила мэру Перемышля Роберту Хоме въезд в страну на пять лет. Притом что глава города выходку участников марша осудил. Сам Хома только присутствовал при литургии, предшествовавшей демонстрации. Варшава в свою очередь пригрозила серьезными последствиями.

В январе неизвестные облили красной краской могилы на польском кладбище в Киевской области. Чтобы не оставалось сомнений, по каким причинам вандалы мстили мертвым, на мемориалах были оставлены надписи: СС, ОУН* и УПА*.

А в июле 2017-го уже в центре Варшавы перед учрежденным Днем памяти жертв Волынской резни прошли траурные мероприятия. Причем почтить память убитых соотечественников пришли не только активисты, но и представители правительства страны и депутаты сейма. Участники акции несли плакаты «Стоп Бандера» и «Помним Волынь».

Словом, Варшава показала: неприятие украинского национализма — это официальный курс правительства. Ранее в том же месяце глава польской дипломатии Ващиковский разъяснил, что у Варшавы есть четкое и однозначное послание Киеву: «С Бандерой в Европу вы не войдете».

В августе разразился еще один скандал. В Польше предложили разместить на страницах новых паспортов изображение Мемориала орлят на Лычаковском кладбище во Львове. Украинский МИД вручил ноту протеста послу Польши в Киеве.

В Варшаве объяснили, что на польских паспортах виды Львова могут появиться, так как в документах будут помещены изображения «событий, мест и символов, связанных с восстановлением Польшей независимости в 1918 году».

От идеи с видами Львова на польских паспортах потом отказались, но «осадок остался». Варшава показала, что не хочет соблюдать даже видимость политеса по отношению к восточному соседу.

«Конфликт был неизбежен, и начался он давно. Украинско-польские отношения находятся на самой нижней точке за период после распада СССР. В Украине и Польше похожие политические режимы, в которых гуманитарная политика отдана на откуп правым.

А они делают то, что умеют: превращают историю в инструмент для достижения выгод в настоящем. Для обеих сторон это дешевый и эффективный пиар», — отмечает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Пиар этот во многом рассчитан на внутреннюю аудиторию — польскую и украинскую. Но и то, что за националистической риторикой правительств стоят реальные противоречия, отрицать не получится.

Варшава, попытавшись играть роль защитника Украины, столкнулась с тем, что для ее союзницы национальные герои — те, кто убивали поляков. Отказываться от прославления «героев» ОУН* и УПА* Киев не собирается, а значит, напряжение в отношениях двух стран пока никуда не уйдет.

А взаимное разочарование (у Польши — из-за провала «восточной» политики, у Украины — из-за несбывшихся мечтаний о европейском будущем) может только усугубить горечь былых обид.

*Экстремистская организация, запрещенная в России.

Автор: Филипп Прокудин





Загрузка...