default-logo

Владимир Путин определил приоритеты на выборный год



Завершившаяся большая ежегодная пресс-конференция президента России Владимира Путина, несмотря на рекордное количество аккредитовавшихся журналистов, рекордов по длительности не побила (3 часа 50 минут).

Вместе с тем при стандартном для подобного рода мероприятий обилии вопросов по региональной, местной и даже сугубо локальной тематике президент смог обозначить ключевые внутриполитические константы своей будущей избирательной кампании и позиционирование в предвыборный год.

Экономический блок ответов на вопросы был точно так же вписан в будущую электоральную повестку и в целом был призван показать — и не без веских объективных оснований, что Путин идёт на выборы как единственный кандидат, который смог на деле доказать и реализовать в непростых внешнеполитических условиях основные положения своей программы предыдущего президентского срока.

Владимир Путин определил приоритеты на выборный год

Владимир Путин определил приоритеты на выборный год

Безусловно, основным вопросом предстоящей кампании стал механизм выдвижения Владимира Путина. Все предшествующие месяцы в политологическом и экспертном сообществе ломались копья и шли активные споры относительно субъекта выдвижения.

И если в прошлые годы таковыми становились и Общероссийский народный фронт, и «Единая Россия», то теперь президент принял решение идти самовыдвиженцем.

Безусловно, что и единороссы, и ОНФ, и прочие общественные и политические организации его поддержат, но важно понимание того, что руководство страны решило не связывать себя с конкретными политическими структурами, пусть даже и обладающими парламентским большинством, во многом из-за того, что они не реализовали в полной мере собственный политический потенциал и стали заложниками негативной повестки, особенно в регионах, где «Единая Россия» и тем более местные штабы ОНФ, по сути, давно стали политическими придатками администраций и стали ассоциироваться у людей со всеми их провалами и ошибками.

Президент Путин будет выдвигаться как кандидат от народа и получать свой мандат доверия непосредственно от людей, не позволяя партийной бюрократии подчеркнуть в такой масштабной электоральной кампании, как президентская, какую-то незаслуженную легитимность.

С другой стороны, крайне важным тезисом, который также прозвучал в ходе пресс-конференции президента, стали положения, касающиеся состояния оппозиционного поля в стране.

А состояние это удручающее, и связано оно в первую очередь с нежеланием и неготовностью лидеров оппозиции, в частности, её так называемой несистемной части, предложить обществу позитивную повестку, а не митинговые критиканские тезисы.



Проблемы с оппозицией в России наиболее наглядно отражаются во всей истории с так называемым «выдвижением» оппозиционера Алексея Навального на предстоящих в 2018 году президентских выборах, вопрос о котором был задан ещё одним «кандидатом» — Ксенией Собчак.

Владимир Путин довольно верно подметил тот факт, что политическая платформа Навального крайне напоминает метания беглого украинского политика грузинского происхождения Михаила Саакашвили.

Это вообще довольно примечательная характеристика, данная президентом Навальному, и говорит она на самом деле об одном — Навальный воспринимается серьёзными политиками только и исключительно в контексте какого-то политического балагана и некоего антуража, пусть и внешне неприятного и даже в некоторых ситуациях не вполне безопасного для страны (недаром президент сослался на печальный опыт соседней Украины и 90-х годов прошлого столетия).

Навальный является рудиментом, своеобразным атавизмом той митинговой и ориентированной на наших геополитических противников системы, при которой политика ложно воспринималась как публичное популистское в своей основе действо, а программы кандидатов могли быть наполнены какими угодно пожеланиями и декларациями.

И именно это роднит Навального с его предложениями раздать всем по 25 тысяч рублей и посадить всех коррупционеров с практически идентичным либерал-популистом Саакашвили, который даже успел реально поуправлять государством, доведя его до военного поражения в августовской войне 2008 года и торжества коррупции.

Следует отметить, что ещё в преддверии большой пресс-конференции Владимира Путина многие аналитики и журналисты предполагали, что существенная её часть будет посвящена международной проблематике — однако итог оказался прямо противоположным.

Путин, конечно, комментировал и отвечал на вопросы западных журналистов. И по поводу набившей оскомину истории с взаимодействием с Трампом в предвыборный период, и по поводу проблематики международных договоров по безопасности (типа СНВ-3 или трещащего сейчас с подачи американцев по швам Договора об РСМД), но всем наблюдателям было очевидно, что из-за обостряющейся на Западе русофобии и нарастания конфронтационной риторики никакой почвы для продвижения вперёд нет.

Россия (устами президента Путина) вновь озвучила свои и так давно известные позиции относительно полной несостоятельности всех обвинений о вмешательстве России во внутриполитические процессы в США и желания работать вместе по интересующим нас вопросам: типа борьбы с терроризмом, нераспространением ОМП или борьбы с наркотрафиком.

Вот только российско-американские отношения находятся в стратегическом тупике. С Россией продолжают разговаривать языком ультиматумов и требований, и отчётливо видно, что Путин не видит большого смысла в ещё более подробном разъяснении нашей позиции.

Эту позицию попросту никто не слышит, а западные средства массовой информации продолжают задавать вопросы в духе шпиономании. Таким образом, несмотря на постоянно транслируемые либеральными СМИ тезисы о том, что Кремль якобы сделал ставку на запугивание населения внешней угрозой, избирательная кампания Путина будет строиться исходя из внутриполитической проблематики и продвижения образа будущего России, в котором ключевое место будет отведено научно-технологическому и инфраструктурному развитию.

Президент недаром несколько раз подчёркивал, что экономика страны растёт, ВВП поднялся на 1,6%, промышленное производство также выросло на 1,6%. В стране идёт расчистка и санация банковского сектора — при имеющихся претензиях к работе ЦБ, высказанных в том числе и журналистами на пресс-конференции, Путин дал понять, что доверяет руководству Центробанка.

Тем более что понижающаяся ключевая ставка и рекордно низкая инфляция делают возможным рост и другого показателя, на котором акцентировал внимание президент. Инвестиции в основной капитал выросли на 4,2% — то есть в два раза больше по сравнению с ростом ВВП и промпроизводства, что невозможно без привлечения дешёвых заёмных денег бизнесом.

Падает и доля нефтегазовых доходов в общем бюджетном «пироге», что во многом позволяет более стабильно планировать расходы бюджета на будущее.

Очевидно, что экономической повесткой, фундаментом следующего президентского срока Путина станет развитие внутреннего потребления и рынка страны, о чём сам Путин также сказал в ходе пресс-конференции.

В стране будут реализовываться масштабные промышленные и сырьевые проекты, развиваться логистика — и это, безусловно, потянет за собой и рост доходов граждан. Это крайне важный, даже критический вопрос, поскольку в стране имеются большие перекосы в развитии регионов.

Недаром часть вопросов была так или иначе связана с проблематикой федерализма и неравномерностью развития.

Путин чётко дал понять, что бюджетные проблемы дотационных регионов будут решаться с помощью федерального центра, а перекосы в реформировании систем здравоохранения и образования, которые сейчас крайне затрудняют жизнь жителям, в частности, сельской местности, будут постепенно исправляться.

Владимир Путин сделал в ходе пресс-конференции довольно примечательное заявление, и касалось оно вопроса о так называемом «ручном управлении» — проще говоря, о практике, когда первое лицо государства занимается решением каких-то локальных проблем, «вкручивает лампочки в подъезде», условно говоря.

Президент довольно точно указал на реальную необходимость обратной связи с обществом, «прямых линий» и пресс-конференций. Невозможно объять необъятное, однако такого рода конкретные вопросы позволяют почувствовать пульс страны и понять общественные настроения и ситуацию на местах.

Во многом из таких, казалось бы, маленьких, несущественных вопросов выросли впоследствии целые государственные программы — по типу сохранения Байкала, экологической проблематики (в том числе и на Севере, и в Заполярье), или программы поддержки семьи, материнства и детства.

И такого рода погружение в проблемы страны — признак куда как более профессионального и качественного подхода как к собственному избирателю, так и к управлению такой сложной страной, как Россия.

Никакие популистские призывы — поднять всем минимальную зарплату в 3,5 раза (откуда деньги на это и как быть с последующей инфляцией?), победить коррупцию (кто победит коррупцию в среде ведомств, призванных её искоренять?) или сделать ипотеку под 2% (что станет с ключевой ставкой ЦБ, системой госдолга, как будет функционировать строительная сфера?) — не способны подменить собой крайне сложную и комплексную работу по согласованию гигантского объёма межведомственных интересов в выстраивании единой стратегии и создании институтов.

Путин вновь обозначил приоритетом своей политико-экономической платформы именно построение институтов, чтобы не нужно было в ручном режиме вмешиваться в сотни и тысячи мелких дел на местах и давать обществу, госаппарату и бизнесу верные сигналы относительно целей и задач экономического, технологического и политического развития страны.

И не только до 2024 года — но и на десятилетия вперёд.

Автор: Илья Ухов





Загрузка...