default-logo

Сторонники добычи сланцевого газа проиграли во Франции



Сторонники добычи сланцевого газа проиграли во ФранцииФранцузский сенат проголосовал за запрет на использование технологии гидроразрыва в стране. Законодательный запрет метода поддержали 176 парламентариев, 151 высказался против. Все разрешения на разработку нефтегазовых месторождений с помощью гидроразрыва, выданные во Франции ранее, аннулированы.

Гидроразрыв пласта (англ. hydraulic fracturing/fracking) – способ, который позволяет разрабатывать месторождения сланцевого газа. Он заключается в том, что в газоносный пласт горной породы под большим давлением закачивают специальную смесь воды, песка и химических реактивов. В газоносном слое под давлением образуются трещины, через которые углеводороды просачиваются к скважине.

Большое распространение за последнее десятилетие метод получил по ту сторону океана, в США. И там же против него началась широкомасштабная кампания, организованная защитниками природы. 30 июня, за день до голосования во Франции, власти штата Нью-Йорк анонсировали разрешение на добычу методом гидроразрыва на территории штата. Разработка месторождений должна будет осуществляться в соответствии с рекомендациями Департамента по охране окружающей среды. Эти рекомендации, в частности, предусматривают запрет на применение гидроразрыва в районе водосборного бассейна, обеспечивающего водой города Нью-Йорк и Сиракузы.

Но, несмотря на дополнительные оговорки, заявление правительства Нью-Йорка уже вызвало волну протестов как со стороны экологических движений, так и со стороны ряда политиков. Противники гидроразрыва заявляют, что, если метод официально признан небезопасным для применения в водозаборной зоне двух городов, он должен считаться экологически опасным повсеместно.

Сторонники сланцевого газа, в свою очередь, отмечают большую финансовую выгоду предприятия: сланцевая газодобыча может принести штату более $11,4 млрд. и позволит властям дополнительно собрать до $1,4 млрд. налогов. Меры предосторожности, указанные в рекомендациях Департамента по охране окружающей среды, они считают достаточными.

Дискуссия о технологии гидроразрыва и добыче сланцевого газа не утихает в Штатах в течение уже нескольких лет. Особую остроту она приняла после выхода на экраны в 2010 г. документального фильма режиссёра Джоша Фокса Gasland, который был номинирован на Оскар в 2011 г. В ленте, в частности, показано, как жители городка Димок (штат Пенсильвания) поджигают свою водопроводную воду, которая загрязнена метаном из-за проводимой неподалёку разработки месторождения сланцевого газа.



Что касается России, то в советское время уже проводились оценки запасов сланцевого газа, и эти запасы были признаны большими. В декабре 2010 г. президент Дмитрий Медведев уже предлагал разработать программу по добыче углеводородного сырья из нетрадиционных источников. Препятствием в настоящий момент служит инерционная стратегия компании «Газпром», но, с другой стороны, предпосылки для сланцевой газодобычи создаются. Так, у нас в стране реализуются первые проекты по сжижению природного газа как альтернатива поставкам газа по трубопроводам. В определённый момент накопится критическая масса подобных проектов, делающих выгодной разработку отечественных месторождений сланцевого газа.

ПандаTimes попросила прокомментировать ситуацию руководителя программы WWF России по экологической политике нефтегазового сектора Алексея Книжникова. «Решения парламента Франции и правительства штата Нью-Йорк подтверждают, что технология добычи сланцевого газа не имеет ещё однозначных оценок по экологическим последствиям. Пока одни страны со своими природоохранными институтами разрешают добычу, другие запрещают», — сказал эксперт газете.

Экологические воздействия добычи сланцевого газа методом гидроразрыва многогранны, говорит Алексей Книжников. Во-первых, это загрязнение подземных вод. Оно происходит как за счёт попадания в водоносные горизонты химических компонентов смеси, применяемой в процессе добычи, так и за счёт проникновения метана в грунтовые воды. «По законодательству России, США и многих других стран, метан является загрязняющим веществом. Загрязнение подземных вод метаном – это существенная экологическая проблема», — поясняет специалист WWF.

Во-вторых, получены данные, что метан улетучивается в атмосферу и вносит вклад в накопление парниковых газов. Однако объективных научных данных недостаточно, и чётких оценок того, в каких масштабах происходит утечка и какую она создаёт опасность, пока ещё нет.

В-третьих, гидроразрыв требует больших объёмов воды. Их изъятие для закачки в пласты может приводить к нарушениям гидрологического режима на территории, опасному сокращению поверхностных водных ресурсов. Этот фактор особенно актуален для территорий с недостатком запасов воды и интенсивным сельским хозяйством. «Вероятно, дефицит водных ресурсов в ряде районов стал одной из причин, по которой во Франции принят запрет», — поясняет Алексей Книжников.

Для Франции важным аргументом против технологии гидроразрыва является ещё и сохранение исторических ландшафтов, добавляет эксперт. Газодобыча подобного рода подразумевает масштабное сооружение буровых скважин. «Мы знаем, что в европейских странах иногда даже блокируется сооружение ветрогенераторов, потому что они могли бы нарушить исторический ландшафт», — подчёркивает Алексей Книжников.

Не стоит забывать, однако, что сжигание газа вместо угля вдвое снижает удельные эмиссии парниковых газов, напоминает специалист. «Но в случае со сланцевым газом как раз-таки нужны дополнительные оценки, насколько серьёзно развитие его добычи может повлиять на климат. Речь идёт именно о дополнительных утечках в процессе разработки месторождений. В целом, технология эта достаточно новая, её промышленное применение длится около 10 лет. Ещё недостаточно исследований, недостаточно их обобщений, суждения в научной среде противоречивы, консенсуса нет ни по опасности, ни по масштабом воздействия», — заключает он.

Однако, как и в других вопросах на стыке экологии и энергетики, в случае с технологией гидроразрыва подключается геополитический фактор, говорит Алексей Книжников: «Для стран, которые зависят от поставки энергоресурсов, например, Польши, этот фактор может быть настолько сильным, что даже в случае, если экологические показатели добычи сланцевого газа там будут не очень благоприятными, страна всё равно пойдёт на разработку его месторождений, исходя из геополитических интересов».

Франция, в свою очередь, является мировым лидером по производству ядерной энергии. Они вырабатывают порядка 80% энергии на АЭС. У них есть свой геополитический интерес – всячески продолжать курс на развитие атомной энергетики, не только во Франции, но и в мире. Опосредованно этот фактор тоже оказал влияние на решение французов, считает эксперт.

С экономической точки зрения сланцевый газ становится не просто конкурентоспособным, он фактически начинает вытеснять как традиционную энергетику, «углеводородную», так и основанную на возобновляемых источниках энергии. в силу низкой себестоимости его добычи. «Причина этого – небольшая глубина скважин, что позволяет снизить затраты на бурение. Также играет роль развитие очень совершенных технологий горизонтального бурения, которые в последнее время стали очень дешёвыми. Наконец, для восточного побережья США, а также для многих регионов Европы, в частности, Польши, существенную роль играет географический фактор. Месторождения там, как правило, расположены неподалёку от густонаселённых районов с плотным расположением промышленных объектов, где спрос на газ максимален. То есть район добычи практически совпадает с районом потребления, что позволяет существенно уменьшить затраты на транспортировку газа», — комментирует эксперт.

«Инвестиции в сланцевый газ в США уже превосходят инвестиции в любую другую отрасль нетрадиционной энергетики, будь то солнечная или ветровая, — подчёркивает Алексей Книжников. – WWF рассматривает природный газ как топливо переходного периода, если его дополнительная добыча способствует замещению угольной генерации электричества на газовую. В этой связи у WWF такая позиция: добыча сланцевого газа может быть допустима в ряде мест, после того как будут тщательно выявлены экологические последствия с учетом региональных особенностей. Но газ должен идти на то, чтобы заменять угольную генерацию. Теперь у нас есть опасения, что в силу своей экономической и, во многих странах, геополитической привлекательности, проекты по сланцевому газу могут начать конкурировать по части инвестиций с проектами по возобновляемым источникам энергии. Это вызывает беспокойство у WWF как у природоохранной организации, и мы учитываем данную проблему, формулируя наши позиции».


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ