default-logo

Русал оспаривает решения Норникеля (ММВБ: GMKN) о buyback



Русал оспаривает решения совета Норникеля (ММВБ: GMKN) о buybackООО «Объединенная компания РусАл управление инвестициями» (владеет 25% акций ГМК «Норильский никель» (ММВБ: GMKN) ) 17 января подало иск в Арбитражный суд Красноярского края о признании недействительными решений, принятых советом директоров ГМК на заседаниях 13 и 21 сентября 2011года, следует из материалов суда.

13 сентября прошлого года совет директоров «Норникеля» одобрил проведение buyback по $306 за акцию и $30,6 за ADR общей суммой до $4,5 млрд. Оферта акционерам предусматривала выкуп до 7,71% ее уставного капитала. 21 сентября совет выбрал для совершения buyback 100%-ную «дочку» ГМК, Norilsk Nickel Investments Ltd. В «РусАле» «Интерфаксу» подтвердили, что алюминиевая компания оспаривает решения о buyback.

«Норникель» заявил, что «РусАл» не в первый раз оспаривает действия менеджмента компании, и что кроме трат времени и денег ни «РусАлу», ни «Норникелю» данные действия не принесли. «У нас нет никаких оснований полагать, что в этот раз у «РусАла» есть какие-то аргументы, которые позволили бы ему оспорить решения, принятые советом директоров «Норникеля». Все корпоративные процедуры компания проводит в соответствии с лучшими мировыми практиками, и ни о каких нарушениях прав акционеров здесь речи идти не может», — говорится в сообщении «Норникеля».

Источник, близкий к одной из сторон этого судебного процесса, пояснил «Интерфаксу», что «РусАл» мотивирует свое требование тем, что buyback должен был санкционироваться правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в стратегические отрасли.

По мнению «РусАла», buyback мог требовать разрешения регулятора по двум причинам. Доля зарубежных «дочек» ГМК в капитале «Норникеля» в ходе сделки превышала 10% (по законодательству, действующему на тот момент, согласование правительственной комиссии нужно было в случае превышения 10%-ного рубежа владения лиц с иностранной юрисдикцией в уставном капитале компании стратегической отрасли РФ, сейчас норма увеличена до 25% — ИФ); «Норникель» и «Интеррос» могут быть признаны одной группой лиц.




Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  

В итоге «Норникель», чтобы временно избавиться от юридического статуса собственника более 10% акций, продал в ходе сделки репо 7,4% акций, принадлежащих другой своей «дочке», Corbiere Holdings, доведя суммарную долю казначейских акций до менее 10%. Правительственная комиссия не нашла оснований для рассмотрения buyback, а Федеральная антимонопольная служба не смогла доказать, что «Норникель» и «Интеррос» — одна группа лиц.

Как пояснил «Интерфаксу» юрист фирмы Lidings Дмитрий Дмитриев, если buyback нарушает права «РусАла», компания как акционер «Норникеля» вправе оспорить buyback и после его совершения, т.е. после изменения данных в реестре акционеров. В случае признания сделки недействительной, «РусАл» может добиться возврата сторон к обстоятельствам, существовавшим до заключения сделки, при этом масштабы проведенных сделок в ходе buyback значения не имеют, отметил Д.Дмитриев.

«РусАл» вправе требовать наложения обеспечительных мер на акции, приобретенные «дочкой «Норникеля» в ходе buyback, и запрета совершения сделок с данными акциями на время судебного разбирательства, добавил юрист Lidings. По его мнению, акции, приобретенные «дочкой» «Норникеля», в конечном итоге должны учитываться на балансе эмитента, следовательно, в годичный срок должны быть либо реализованы «Норникелем», либо погашены с соответствующим уменьшением уставного капитала.

Между тем, как считает управляющий южной дирекции юридической фирмы «Вегас-Лекс» Максим Григорьев, «РусАл», скорее всего, не сможет применить последствия недействительности сделок, совершенных в ходе buyback, вернув все в первоначальное положение. «Оспаривание корпоративного решения совета директоров «Норникеля» без оспаривания конкретных сделок, совершенных в рамках buyback, не даст полезного для «РусАла» эффекта.

Признание решений совета директоров недействительными — при наличии необходимых оснований для этого — автоматически не повлечет ничтожность указанных сделок. Иначе потребовалось бы привлекать в судебное заседание всех продавцов акций, участвующих в buyback, поскольку решение суда затрагивало бы их права и законные интересы», — считает М.Григорьев.

Он отметил, что «РусАл» мог пропустить предусмотренный законом 3-месячный срок обжалования акционерами решения совета директоров. По закону об АО, заявление акционера об обжаловании решения совета может быть подано в суд в течение 3-х месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным, пояснил юрист «Вегас-Лекс».

Говоря о возможных обеспечительных мерах по иску «РусАла», М.Григорьев заметил, что такой мерой может быть обеспечение статус-кво по владельцу выкупленных акций, чтобы не было дальнейшего отчуждения бумаг от дочки «Норникеля» третьим лицам. «Однако если «РусАл» не оспорил соответствующие сделки, то какие-либо адекватные обеспечительные меры в этой ситуации вряд ли возможны, т.к. отсутствует прямая связь межу заявленным требованием и «замораживанием» выкупленных акций», — сказал он.

Однако «РусАл» может попробовать взыскать убытки, которые возникли в результате buyback, если обоснуют их наличие и размер, с топ-менеджмента «Норникеля», отметил М.Григорьев.

Как сообщалось, NN Investments завершила расчеты с акционерами и владельцами ADR в начале декабря прошлого года. «РусАл» ранее не пытался оспорить buyback NN, хотя отмечал, что обратный выкуп должен быть согласован правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестциий.

В ходе buyback NN Investments получила заявки от владельцев 62,8% уставного капитала «Норникеля». «РусАл» в обратном выкупе не участвовал, однако это делал, по данным источников близких к ГМК, его союзник в корпоративном конфликте в «Норникеле» — «Металлоинвест» Алишера Усманова.

Свое участие в buyback ранее подтверждал «Интеррос», не уточняя объем (по данным источников на рынке, у «Интерроса» заложено 10% из 30%-ного пакета, следовательно, предложение этих 10% к выкупу было затруднительно, хотя и возможно). Источники, близкие к акционерам ГМК, сообщали, что всем пакетом участвовал холдинг «Металлоинвест» Алишера Усманова, контролирующий 3,9% акций «Норильского никеля». «Дочка» «Норникеля» Corbiere (9,23%, позднее совершила сделку репо на 7,4%), по информации источника, близкого к «Норникелю», в buyback не участвовала. Об участии Trafigura не сообщается.

Основным акционером «Норникеля» является холдинг «Интеррос» Владимира Потанина, который до buyback контролировал до 30% акций ГМК. «РусАлу» до buyback принадлежало 25,13%, нидерландскому трейдеру Trafigura и его структурам — около 8%, «Металлоинвесту» — около 4%. «Дочка» «Норникеля», Corbiere контролировала 9,23% акций. Соотношение долей акционеров изменится после подведения итогов buyback и возможного погашения части приобретенных бумаг.



Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  
НАВЕРХ СТРАНИЦЫ