default-logo

Голландская модель валютного аукциона



Все чаще, когда речь идет о падении гривны и ежедневных валютных аукционах Нацбанка «по мелочам», можно услышать словосочетание «голландская модель». При этом глава НБУ Валерия Гонтарева уточнила, что аукционы по некой голландской модели будут проводиться до весны (видимо, по ее мнению, настолько хватит ЗВР).

 

Голландская модель валютного аукциона

Что это за «голландская модель», население в своей общей массе не знает. Некоторые, глядя на происходящее, думают, что это когда правление НБУ выкуривает травку и только после этого идет удовлетворять заявки банков на покупку долларов. Насчет травки не знаем, а о сути модели стоит рассказать подробнее.

Для справки. Так называемая голландская модель валютного аукциона (англ. Dutch auction) – это такой способ проведения торгов, когда вначале объявляется самая высокая цена (то есть курс гривны к доллару), а затем котировки снижаются до той отметки, на которую согласится первый покупатель. Ему и продается товар, то есть валюта. Другими словами, заявки удовлетворяются по принципу «понижения»: сначала с максимальной ценой, затем – ниже, ниже, ниже и так до так называемой отметки отсечения.




Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  

Этот экономический термин не нужно путать с другим – так называемой «голландской болезнью» экономики (или эффектом Гронингена). Негативный эффект, оказываемый укреплением реального курса национальной валюты на экономическое развитие в результате бума в отдельном секторе экономики. Это то, что у нас было в середине 2000-х, до Ющенко и при Ющенко, до кризиса 2008 года. Резкое увеличение экспортных доходов, массовое потребительское кредитование, строительный бум, превратившийся в спекулятивный «пузырь». Мы все это изобилие пережили, теперь нужно пережить войну и ее последствия для курса гривны.

Кстати, я не случайно вспомнила кризис 2008 года. Именно тогда, после первого резкого обрушения гривны, валютные интервенции были заменены валютным аукционом. Помню, тогдашний заместитель председателя правления Нацбанка Александр Савченко на конференции Fitch Ratings в Киеве сказал, что модель аукциона у нас голландская.

На то время ее специфика заключалась в том, что заявка на участие в торгах с указанием цели покупки валюты и с приложенной к ней суммой в гривнах должна была быть подана в НБУ до 14.00 в день проведения торгов. Минимальная сумма заявки составляла 100 тыс. долларов, при этом курс указывался с точностью до сотых. Заявки удовлетворялись, как мы уже пояснили, начиная с наивысшего предложенного курса вплоть до использования всего объема валютной интервенции.

При этом Нацбанк тогда придумал еще одно правило: не рассматривать заявки банков, которые не отчитались о распределении купленной у него валюты за предыдущий день до 12.00 текущего рабочего дня.

Сейчас ситуация в общих чертах повторяется: к участию в аукционах допускают банки, на которые центральным банком установлены лимиты (88 финучреждений), торги с 9:00 до 10:00, минимальная заявка от $100 тыс., максимум – не более чем 10% от заявляемого Нацбанком объема. Правда, объемы вызывают смех – $5 млн. в день. Это почти ничего. Но чем богаты, тем и рады.

А раз все новое – хорошо забытое старое, то все недостатки и «коррупционные болезни» данного способа торгов, из-за чего от них со временем отказались, вновь повторятся по принципу: «Повторенье – мать ученья».

Как вы уже, наверное, догадались, самая большая интрига – до какой цифры Нацбанк готов опускать курс? В 2008-м банкир мог определить это, руководствуясь только чутьем и навыками, полученными в игре «Угадай мелодию». И рисковал услышать, что попытка была неудачной. В общем, «грайте ще!». Поэтому, чтобы не мудохаться вслепую, коммерсанты финансового сектора коррумпировали отдельных сотрудников Нацбанка и четко знали, какую цифру выбрало сие ведомство для торгов следующего дня.

Также были популярны сговоры между финансовыми игроками для понижения курса. Мол, по этой цене мы доллары брать не будем, и вы не берите, Нацбанк понизит планку, тогда вам 50 и нам 50.

Те же, кто договариваться не умел, не хотел или не мог, пытались узнать содержание секретных заявок конкурентов. Для чего использовали связи в Нацбанке или заводили тайных агентов в других банковских структурах. В общем, наигрались в шпионов до потери пульса.

Впрочем, обсуждать недостатки голландской модели валютного аукциона так же бессмысленно, как спорить, надо нам отпускать Донбасс или нет. И так уже ушел. А с «голландской моделью» право выбора нам не оставили обстоятельства и безденежье.

Проводить именно такие аукционы, а также отложить введение института маркетмейкеров Национальному банку рекомендовала миссия Международного валютного фонда, которая приезжала в сентябре по просьбе Гонтаревой для консультаций по ключевым вопросам финансового управления.

По мнению МВФ, такой способ интервенций позволяет обеспечить валютой как крупнейших импортеров, так и кассы банков. А раз они так считают, то нам остается только взять под козырек и делать. Иначе кредитов не дадут. И тогда никакого аукциона не будет: ни голландского, ни просто валютного…

Автор: Галина Акимова

 



Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.  
НАВЕРХ СТРАНИЦЫ