default-logo

Малайзийский Боинг существует как минимум в пяти реальностях



На войне как на войне. Газета «Правда» пишет о доблестном продвижении советских войск на фоне ожесточенного сопротивления фашистских орд. «Фелькишер беобахтер» сообщает о славных победах арийских воинов над жидобольшевистской сворой. «Правда» заявляет о тысячах убитых эсэсовцев. «Фелькишер беобахтер» парирует десятками тысяч убитых комиссаров.

Малайзийский Боинг существует как минимум в пяти реальностях
Но есть некие общие моменты. «Правда» не пишет о том, что сражения до сих пор идут на границе в декабре 1941-го. «Фелькишер беобахтер» не сообщает о взятии Москвы в декабре 1942-го.

Во время холодной войны и железного занавеса непосредственного контакта между гражданами противоборствующих систем не было, что дозволяло больше фантазии для пропаганды. По версии советских СМИ, капитализм загнивал с каждым годом, негров вешали, доктор Хайдер бросил есть. По версии западных изданий, в СССР расстреливали за опоздание на работу, каждый третий был сотрудником КГБ, а каждый первый мечтал сбежать на Запад.

Но опять-таки, существовал некий предел искажения информации. Советские издания не писали о голодных бунтах и массовом каннибализме в Вашингтоне или Париже. Западные издания не сообщали о том, что Брежнев расстрелял Хрущева из гранатомета на Красной площади.

Во время Великой Отечественной пропагандисты редактировали реальность, но это была одна и та же реальность. Во время холодной войны восприятие реальности с обеих сторон железного занавеса кардинально отличалось, но это по-прежнему была одна и та же реальность.

Интернет стер границы распространения информации. Теперь можно из любой точки земного шара почитать муниципальную газету «Сельская новь» Бежаницкого района Псковской области или ознакомиться с новостями в газете «Адвокат» северного берега австралийского острова Тасмания.

Можно пообщаться с человеком из любой страны мира, даже не владея его языком – электронный перевод позволяет короткие фразы без серьезной потери смысла.



Информационное поле стало безграничным и потому пугающим. Для того чтобы научиться плавать в море информации, отделять факты от интерпретаций, чистую ложь от грязной пропаганды, мнение от события, надо учиться. Надо думать. Надо сопоставлять и анализировать. Надо тратить время и силы. Короче, надо работать.

Многие мужчины и женщины получают удовольствие, ежедневно самостоятельно выполняя низкооплачиваемую и нудную работу шофера. Чуть меньшее, но весьма заметное количество людей с удовольствием бесплатно работают поварами (впрочем, с меньшей регулярностью, чем автолюбители).

Но почему-то число людей, умеющих, а главное, любящих самостоятельно выполнять анализ информации, статистически ничтожно. Как правило, они становятся популярными блогерами. То есть такими же поставщиками переработанной (а в некоторых случаях, даже пережеванной и переваренной) информации для читателей, как и обычные СМИ.

Большинству же достаточно пары-тройки источников, причем верят они им безоговорочно.

Обилие информации привело не к ожидаемому расширению кругозора среднестатистического гражданина, а к его катастрофическому сужению. И – более того – сами поставщики информации, привыкнув годами отсеивать не укладывающиеся в политику их издания факты, вообще перестают их видеть.

В результате происходит расщепление единой мировой реальности на несколько локальных. В чьем-то мире Ким Чен Ын лично расстреливает дядю из гранатомета, Путин лично разгоняет протестующих на майдане, а Каху Бендукидзе убивает тот же самый сотрудник ФСБ, который повесил Березовского и взорвал дома в Москве.

В другой реальности малайзийский «Боинг» взлетел из Амстердама с трупами на борту, бандеровские каратели регулярно распинают младенцев на досках объявлений, а Порошенко-Вальцман, Тимошенко-Григян и Коломойский-Коломойский получают указания из засекреченного масонского центра в Антарктиде.

Если даже человек старается оставлять за пределами своего восприятия вышеперечисленные информационные экстремумы, все равно остаются события, которые существуют в одной реальности, но полностью отсутствуют в другой.

Несчастный малайзийский «Боинг» существует как минимум в пяти различных реальностях. В одной его нечаянно сбивают повстанцы, в другой – Россия, в третьей – Украина. В четвертой Украина уничтожает пассажирский самолет преднамеренно, в пятой это же делает Россия. Пожалуй, только версия о том, что повстанцы преднамеренно сбили пассажирский самолет, так и не завоевала себе достаточного числа поклонников в мире.

И тут каким бы информационным экуменистом ни быть, как бы ни пытаться следовать доктрине царя Соломона «ты прав, ты прав и ты тоже прав», все равно придется определяться. Потому что нельзя верить в то, что «Боинг» сбили все три стороны нечаянно-специально.

То же самое с Крымом. Прокатившаяся по либеральной клаке волна истеричного возмущения Ходорковским и Навальным, отказавшимся однозначно сказать «Хай живе споконвiчно украинський Крим», объясняется очень легко. Это то же самое, как если бы Папа Римский в разгар Крестового похода вознес хвалу Аллаху. Слепая вера не допускает полутонов и оттенков.

Последний яркий пример существования как минимум трех не пересекающихся информационных реальностей – это визит Владимира Путина на саммит G20 в Брисбен.

В западных СМИ сообщается, что западные лидеры критиковали Путина. Это, в общем-то, не новость – они это делают давно и регулярно, начиная с Хиллари Клинтон. Но ни одного сообщения на английском языке, в котором говорилось бы о том, что Путина кто-то игнорировал или избегал, найти не удалось. Только критика.

Российское телевидение демонстрировало, как Путину жмет руку и что-то весело рассказывает австралийский премьер Эбботт, ранее обещавший взять российского президента «за грудки». Как Путин обменивается рукопожатиями с Кэмероном и Олландом, Юнкером и Ренци. Как встречается с партнерами по БРИКС. Как обнимается с коалой. Как шутит с Ангелой Меркель. Как парирует фразу канадского премьера о необходимости вывести российские войска с Украины: «нас там нет».

Российские оппозиционные СМИ, начиная с МК, увидели в поведении западных лидеров «бойкот» и «презрение». Впрочем, если внимательно прочесть ту же статью в МК, то выясняется, что «бойкотировали» Путина два каких-то никому не известных австралийских чиновника. Если же посмотреть видеозаписи с саммита, которых в интернете множество на любой вкус, никакого «одиночества Путина» заметить невозможно. Если, конечно, специально не ловить моменты.

Похожий случай, кстати, был на саммите G8 в 2009 году – тогда из президента Медведева сделали «пьяного». Казалось бы, после подобного никакой веры таким «свидетельствам» быть не может. Но нет, верят, републикуют и всерьез комментируют. Потому что это полностью соответствует их картине мира.

Весьма показательны слова, которые при этом используются. Что у Альфреда Коха в его тексте для «Кашина», что у менее патентованных русофобов (в случае с Кохом «русофоб» – это констатация факта) постоянно проскальзывает тюремная терминология. Слова типа «зашквар», «запомоиться» и т.п. выглядят странно, когда их употребляет не сидящий годами на шконке человек.

Сразу вспоминается Виктор Пелевин: «Любой серьезный человек, чем бы он ни занимался, подсознательно примеривается к нарам и старается, чтобы в его послужном списке не было заметных нарушений тюремных табу, за которые придется расплачиваться задом. Поэтому жизнь русского мачо похожа на перманентный спиритический сеанс: пока тело купается в роскоши, душа мотает срок на зоне».

Фантазии либералов по поводу «бойкота и презрения в Брисбене» если о чем-то и говорят, так только о потаенных страхах самих авторов – что не позовут фотографироваться, посадят за отдельный стол, дадут ложку с дыркой…

А Путин будет тем временем гладить коалу.

Автор: Антон Крылов





Загрузка...