Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Китайский Донбасс

Обострению конфликта в далёкой Мьянме (Бирме) уделяется мало внимания – в мировых СМИ он освещается куда хуже гражданской войны на Украине. Европе и США мало дела, кто кого режет в далёких джунглях – нефти там нет и Россия далеко. Однако близко Китай. В регионе есть своё соперничество, свои проблемы. К тому же есть сходство с конфликтом на Донбассе. Причём достаточно сильное. Но есть и различия.

Суть конфликта

Коканг –провинция Мьянмы. Населена кокангцами – так зовут местных китайцев. Когда-то она принадлежала Поднебесной. Много в этих районах и переселенцев из самого Китая. Разумеется, Китай подкармливал их продолжительное время. Боевые действия в Коканге шли долго, затем его бессменный лидер Пэн Цзяшэн в 1989 г. замирился с центром и создал самоуправляемый анклав, где творил что хотел.

Но в 2009 г. под предлогом борьбы с наркотиками армия быстро разгромила до того несокрушимые части кокангцев и изгнала их в Китай. Причём всё обошлось без серьёзных боёв. Пэн Цзяшэн тогда исчез.

Но недавно он появился снова – в приграничном Китае. Затем в декабре 2014 г. этот 83-летний «боевой старикан» дал интервью одному из крупнейших англоязычных (проправительственных) изданий КНР «Глобал таймс». Там он воззвал к китайцам с просьбой «помочь освободить братский Коканг и живущих там китайцев от власти преступной хунты». Надо сказать, что призыв вызвал достаточно сильную поддержку в китайском обществе и в соцсетях.

Боевые действия

В результате китайцы-кокангцы из армии Национально-демократического альянса (НДА) 9 февраля начали боевые действия против армии Мьянмы с атаки на блокпост. Затем последовали более крупные нападения с участием до нескольких сотен хорошо вооружённых бойцов со стороны кокангцев.

Армия оказалась неожиданно плохо готова к таким атакам – сепаратисты очень неплохо вооружены и хорошо подготовлены. Да и с вооружением у них всё в порядке: есть и тепловизоры, и ПТУР, и ПЗРК. Причём много.

Говорят, что готовили их бывшие (и не очень) военнослужащие китайской армии (НОАК). Хотя никаких доказательств этому нет. В рядах НДА есть и бывшие военнослужащие НОАК, хотя и тут официально предъявить Пекину нечего.

Люди едут вроде как сами. А откуда берётся оружие – попробуй докажи. Тем более что тяжёлой техники там пока замечено не было. В формированиях, однако, платят зарплату – в юанях. В других приграничных повстанческих территориях в ходу именно китайская валюта.

У кокангцев есть базовые лагеря на территории КНР. Хотя Китай заявляет, что никакой помощи противникам центральной власти не оказывает – но неофициально поддержка есть. Из Китая массово засылается как гуманитарка, собранная жителями страны и организациями, так и различное полувоенное снаряжение вроде формы, бронежилетов, прицелов, разгрузок. В общем, всё это нам хорошо знакомо.


«Китайский Крым» или «китайский Донбасс»?

Между тем в самом Китае нарастает поддержка действиям «орлов» Пэн Цзяшэна, который постоянно взывает к помощи, указывает на проамериканскую сущность властей Мьянмы, на былую принадлежность Коканга Китаю, на жертвы среди мирных китайцев и прочие чувствительные моменты. В общем, всё очень похоже на поведение И. Стрелкова год назад.

В соцсетях уже призывают то к артударам по обстреливающим территорию Поднебесной батареям Мьянмы, то к бесполётной зоне, то и вовсе к вводу войск и оккупации и даже аннексии этой страны. Это буквально прямая аналогия с призывами годичной давности «Путин, введи войска», поутихшими впоследствии после известных событий. Есть в Китае и свои «патриотические блогеры» и подобные общественные организации.

Представители НДА массово выдают в эфир видеоматериалы, где показывают жертвы среди гражданских от действий авиации противника. Рассказывают, что защищаются от убийц, говорят, что они никакие не наёмники из Китая, а мирные местные, взявшие в руки оружие. Это, конечно, вызывает бурную реакцию у народа КНР.

Дошло до того, что одно из китайских изданий даже издало карту, где Мьянма уже присоединена к КНР. При этом страна была названа «китайским Крымом». Иногда именуют её и «китайской Новороссией». Призывают китайцы и к дестабилизации Мьянмы – к распаду её на непризнанные государства с их постепенным присоединением.

Хотя есть и иные голоса, напоминающие об официальной политике Пекина, направленной на укрепление дружбы, об опасности поддержки сепаратизма для политики«Шёлкового пути» председателя Си Цзиньпина.

Правда, та же заварившая кашу «Глобал таймс» выступила со специальным заявлением, в котором говорится, что никакого сходства ни с Крымом, ни с Новороссией тут нет и все совпадения случайны. МИД КНР также заявляет, что Пекин не поддерживает сепаратистов и не укрывает их. Но осадочек-то остался.

Важное уточнение

Стоит отметить, что в Новороссии против Киева поднялся народ. Многие воюют именно за идею воссоединения с Россией или Русским Миром. В Мьянме же белых и пушистых нет – вся экономика того же Коканга тесно связана с опиумными плантациями «Золотого Треугольника».

Тот же Пэн, долгое время декларировавший борьбу с наркотиками (а до того ещё дольше ими торговавший), и генералы из столицы – все они в какой-то степени связаны с этим бизнесом.

Неожиданно сильный противник

Сепаратисты, отлично знающие как местность, так и тактику противника, опираются на оперативно созданную систему коммуникаций, укреплений и бункеров на господствующих высотах и направлениях. Они действуют по тактике «уколов» – атакуют в слабых местах.

Обороняются на удобных рубежах ограниченное время, пока могут наносить большие потери атакующим, после чего отходят. В итоге захваченные армией позиции победы не приносят – избиение продолжается.

Массово работают снайперы, причём по офицерам – процент их выбытия очень высок, используется и тактика ДРГ. Китайские соцсети заполнены фотографиями убитых военных, пленными, горами трофеев. Правда, часть из них это старьё, которое добавили для картинки.

В общем, чувствуется, что НДА усвоил уроки боевых действий в Новороссии на их начальном этапе. Или их усвоили те, кто помогает «китайцам Донбасса». Бойцов у НДА немного – несколько тысяч, но ряды растут за счёт местных и добровольцев из КНР. Общее качество личного состава повыше, чем у армии Мьянмы, которая явно не может найти противоядие тактике противника.

К сожалению, информация из Мьянмы добирается до мира с большим опозданием – в недели. На 19 апреля официальные потери Мьянмы составили 126 убитых и 359 раненых. Но неофициально сообщается о более чем 700 убитых, из них 110 офицеров.

К тому же уже через несколько дней после этой даты очень тяжёлые потери понесли два полка лёгкой пехоты в боях у границы. Затем были и другие боестолкновения. Военные же признали, что обнаружили только 74 тела повстанцев. Их, конечно, больше – убитых уносят. Тем не мене понятно, что потери армии намного выше, чем у НДА.

Наступление Мьянмы ведётся в приграничных с Китаем районах. Это уже привело к нескольким обстрелам сопредельной территории. После первых инцидентов, в том числе авианалётов с человеческими жертвами в КНР, китайцы направили свои крупные контингенты к границе.

Мьянма, правда, сразу выплатила семьям жертв компенсации (скромные, по нашим меркам) и извинилась. Тем не менее обстрелы продолжаются. Китай пока не реагирует, по крайней мере открыто. Но обстановка накаляется.

Любопытно, что в поддержку «неожиданно демократическим» властям Мьянмы тут же выступили США, Индия, и ряд других государств региона. В общем, Китай утверждает, что ни при чём, а его клеймят – не правда ли, знакомо?

Зачем это нужно Пекину?

Одной из версий такого развития события, является авантюризм Пэн Цзяшэна, который на старости лет втягивает КНР в войну там, где она Китаю не нужна. Мол, он грамотно дёргает китайское общество за нужные струнки.

Поэтому его стихийно поддерживают власти на низовых уровнях приграничных провинций, а также ряд армейских начальников и бывших высокопоставленных офицеров и ряд бизнесменов. Но в это не верится. Стихийно хорошо организованные военные группировки не появляются. А в КНР не такой бардак, чтобы снабжение небольшой армии повстанцев могло идти без ведома центральных властей. Да и очень уж вовремя Пэн появился.

Другой версией является некий заговор партийных и военных противников председателя Си Цзиньпина, стремящихся таким образом дискредитировать и разрушить его политику в важнейшем для КНР регионе. Этот вариант тоже кажется сомнительным – ни про какие фракции борцов с нынешним курсом ни в КПК, ни в НОАК ничего никому не известно. Хотя недовольные наверняка есть.

Скорее всего, некие высокие круги в Китае, разумеется, неофициально, но с молчаливого одобрения действуют по уже давно отработанным методикам. Они воссоздали и поддержали угрозу центральным властям Мьянмы для того, чтобы сделать их сговорчивее и дать понять, что некитайский курс будет наказан. Если не одумаются, то НДА и дальше будет набирать вес и теснить армию.

Вернутся в нужную колею – кокангцы уймутся. Их стихийная поддержка уменьшится, но вряд ли пропадёт совсем. То есть Пекин может использовать НДА как пугало для соседа, влияя на его сговорчивость. Вряд ли там реально кто-то рассчитывает, что кокангцам и всем прочим удастся свалить власть в 60-миллионной стране или отрезать её большую часть.

Хотя, если вдруг «дело выгорит» и сепаратисты отожмут себе кусок страны с выходом к морю и в Индийский океан – Пекин неожиданно может и передумать.

Автор: Ярослав Вяткин