default-logo

Михаил Делягин: После всего этого я не могу ехать в Турцию



Афонина: Обсудим тему, которая является, безусловно, темой и событием номер один на этой неделе. Это резкое потепление отношений России и Турции. На днях главы МИД двух стран встретились на Черноморском форуме.

Вот как оценил значимость этого форума министр иностранных дел России Сергей Лавров:

«Одним из важных механизмов совместного приложения усилий является организация Черноморского экономического сотрудничества. За без малого четверть века плодотворной деятельности она по праву утвердилась в качестве востребованной площадки для поступательного развития, разностороннего взаимодействия в Причерноморье. Россия, стоявшая у истоков создания Черноморского экономического сотрудничества, придает большое значение наращиванию взаимодействия в рамках этой организации, последовательно выступает за деполитизированный характер ее работы. Наш приоритет в решении практических задач в областях, определенных…»

Михаил Делягин: После всего этого я не могу ехать в Турцию

Афонина: Более 40 минут длилась встреча министров иностранных дел России и Турции. Обсуждали антитеррористические вопросы и многие другие. Гораздо интереснее для рядовых жителей России то, что будет происходить в отношениях между Россией и Турцией, что касается турпотока и возобновления продовольственных связей. С 7 июля чартерные рейсы будут летать в Турцию. Давайте будет плясать от печки. С чем, как вы думаете, связано такое резкое изменение отношений России и Турции?

О дутой сенсации "турецкого туристического бума"О дутой сенсации «турецкого туристического бума»

Делягин: Я понимаю, чем вызвано изменение позиции Турции. Эрдоган увидел, что Европы больше нет после Brexit. И шантажировать ее дальше уже – кислый вариант. Можно теперь шантажировать нас под видом сотрудничества. С другой стороны, у него отчаянное положение. Их убытки 9 млрд. долларов. Учитывая, что Турция и так все время балансирует на грани, сейчас там еще гражданская война идет, для нее ситуация критическая.

При этом Эрдоган-то думал, что, нахамив нам, убив нашего летчика и развязав против нас кампанию беспрецедентной лжи и клеветы, он встанет на острие крестового русофобского похода, объявленного Западом. И будет Западом поддерживаться. Первая реакция США на эту историю, если я правильно помню, заключалась в накачивании деньгами всех этнических меньшинств Турции. Причем в накачивании принудительном. Не важно, хотите вы или не хотите, нате вам денег, а если вы не берете и не будете делать, что мы хотим, то мы скажем турецким спецслужбам, что вы у нас взяли на партизанскую войну.



Опять-таки, это неофициальная информация. Может, кто-то и исказил. Но общая ситуация такая. И Эрдоган понял, что из Турции будут делать Сирию, а из него будут делать Башара Асада. Позиция Эрдогана абсолютно понятна. При этом он не извинялся, он пробормотал что-то неразборчивое. Но у нас столько людей, которые хотят дружить, не важно с кем, лишь бы дружить, и не важно как, лишь бы дружить, что у нас это был просто вопль восторга. Но в переводе на русский язык туркам объяснили, что убивать русских – это нормально. Через семь месяцев извинитесь, даже не извинитесь, а что-то там пробормочете, и все будет хорошо, все будет в порядке.

Афонина: Тогда наша целесообразность в подобных действиях?

Делягин: Я не вижу. Понятно, что туристам хорошо. Это я понимаю. Хотя после всего этого я не могу ехать в Турцию. Даже не потому, что там террор, бог с ним. Потому что они считают нормальным убивать русских. Точка. Их государство, вернее. Как я в этом государстве буду отдыхать при Эрдогане? Я себе это не очень хорошо представляю. Конечно, есть элемент тонкого аппаратного юмора. У нас это есть, не отнимешь. Что вот, у них дикий теракт, 41 человек погиб, сотни раненых. Причем сколько там убили террористы, а сколько убили полицейские, открывшие беспорядочную пальбу, тактично умалчивают. Мы не злорадствуем, мы не соболезнуем, слава богу.

Турция VS Крым: и соревноваться не о чемТурция VS Крым: и соревноваться не о чем

Афонина: Почему не соболезнуем? Мы выразили официальное соболезнование.

Делягин: Ну и хорошо.

Афонина: С этого начался телефонный разговор двух президентов – с выражения соболезнования.

Делягин: Вот мы выразили официальное соболезнование. А теперь, ребята, кто хочет, может в этот аэропорт лететь. Авось уцелеете.

Афонина: Это аэропорт Стамбула. А прилетают, как правило, на курорты в Анталью.

Делягин: Напомню, когда в Анталье был саммит «большой двадцатки», еще до начала гражданской войны в Турции, которая сейчас идет серьезно, там от 20 до 70 турецких военнослужащих, сотрудников спецслужб гибнет в день, это серьезно, — там было три попытки теракта, три попытки прорыва на саммит «большой двадцатки». На наиболее охраняемое место в мире было три попытки прорыва! Так что все это довольно серьезно.

С другой стороны, этот теракт, на мой взгляд, и некоторые специалисты с этим согласны, это была молниеносная реакция, причем не исламистов из запрещенного у нас «Исламского государства», а тех, кто это «Исламское государство» создавал, то есть американцев, на то, что Эрдоган захотел восстанавливать отношения. При всей мерзости турецких властей, нормализации отношений они действительно хотят. Знак качества и подтверждение этому поставил Запад этим чудовищным террористическим актом.

Афонина: В чем смысл этого теракта? Конечная цель?

Делягин: Запугать, показать, что нельзя. Обратите внимание, теракты, которые были в Париже, в Брюсселе, они были после того, причем очень быстро после того, как тамошние власти осуществляли какие-то жесты в отношении России. Может, конечно, совпадение случайно. Там были такие жесты, что мы даже их и не заметили. Потому что мы контужены тем, как министры иностранных дел цивилизованных якобы европейских стран открыто и публично устраивали нацистский переворот на Украине. Я этим потрясен.

Я не особо слежу за тем, что происходит в Европе, мне это просто не очень интересно. Гори они все огнем. Мне просто не жалко. Но специалисты, которые вникают в каждый чих, говорят: о, они прямо вот начали говорить, что не нужно ссориться с Россией, давайте мы что-нибудь подумаем насчет санкций. И вот после этих разговоров у них и долбануло. Понятно, что исламским террористов меньше всего интересуют отношения Франции с Россией.

Афонина: Наши слушатели спрашивали: чем отличается ситуация в Турции и Египте? Почему Египет по-прежнему под запретом для российских туристов, а Турция открыта молниеносно? И где больше опасность для российских туристов?

Делягин: Больше опасность в Египте. Потому что Египет беднее, соответственно там влияние фундаментализма отчетливо выше. Египет более дружеский к нам как страна. Мы с Египтом вообще не ссорились ни разу. Это хорошие партнерские отношения. И, может быть, даже дружеские отношения. И с социальной точки зрения туризм в Египте важнее для нас, чем Турция, потому что он дешевле и он круглогодичный. Зимой вы в Турции плавать не будете, а в Египте – будете. И отдых в Египте дешевле, то есть более бедные люди могут отдохнуть в Египте. Но в Египте беспорядок уж совсем.

Мимо кого потечет российский газ?Мимо кого потечет российский газ?

В Турции есть довольно сильная армия, есть довольно сильные спецслужбы. И они хоть какой-то порядок теоретически могут обеспечить. В Египте до всех этих «арабских весен» были случаи, когда люди в Шарм-эль-Шейхе просто выходили из отеля, через дорогу переходили и получали полноценные неприятности просто потому, что это другой Египет. Моих знакомых отбивала охрана отеля. Просто увидела, что людей утаскивают.

Это не то что дикая страна, нет, она более бедная, и государство слабое и не может обеспечить порядок даже по границе туристических мест. Я сам ехал в Дахаб, в Шарм-эль-Шейх, и на меня сильное впечатление произвело, что мы едем по пустыне, потом останавливаемся, блокпост с БТРом, с солдатами. Да, это арабская страна, то есть там высокая степень расхлябанности. Но БТР стоит, все снаряжено. И не потому, что ребятам нечего делать, а потому что без этого БТРа там могут возникнуть нюансы. Это проблема безопасности. В Турции есть проблема терроризма осмысленного. Но в Турции понятны противостоящие стороны. А в Египте есть, помимо исламских террористов, бедуины. И в Египте намного слабее государственность.

Афонина: Нам слушатели пишут: «Границу открыли, россияне уже в Турции». С 7 июля полетят чартеры. И вот еще: «А куда ехать народу? Сочи уже почти Европа. Турки, конечно… но в закрытых отелях будет, скорее всего, безопасно, наверняка бюджетно». Говорят, неделя «все включено» около 30 тысяч будет стоить. А что по поводу глобальных проектов? Имеются в виду все эти «потоки», «Аккую» и прочее?

Делягин: Пока тишина. Но ведь проблема с этими «потоками» была не в Турции. Проблема была в Евросоюзе. А Евросоюз лучше не стал. И вменяемее не стал. И на самом деле немцы очень четко зафиксировали, что они не хотят, чтобы российский газ шел в Европу через Турцию, они хотят, чтобы российский газ шел в Европу через Германию, по «Северному потоку-2». Против этого американцы. Поэтому Восточная Европа против.

Автор: Елена Афонина


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ