default-logo

Тише! Дешевле! Безопаснее! Почему Олимпиады никто не хочет проводить



После того как на 138-й сессии МОК в Лиме (Перу) было объявлено, что XXXIII Олимпийские игры 2024 года будут проведены в Париже, деятели Республики стали бурно торжествовать.

Президент Макрон воскликнул: «Это победа, это Франция!», указав, что это «Великолепное признание» заслуг его страны. Предшественник Макрона Олланд отметил, что «это шанс для нескольких поколений», а еще более давний предшественник Саркози воскликнул: «Париж олимпийский! Браво всем, кто добился этой победы!»

Тише! Дешевле! Безопаснее! Почему Олимпиады никто не хочет проводить

Тише! Дешевле! Безопаснее! Почему Олимпиады никто не хочет проводить

Мэр Парижа Анн Идальго, ранее выступавшая против проведения Игр, теперь переменила мнение. Она надеется к 2024 году остаться при должности и лично открыть Олимпиаду:

«Я вижу Париж открытый миру, готовый к празднику. Я вижу праздник на каждой улице, площади или в парке». Попутно Идальго сообщила, что в 2024 году парижане и гости столицы смогут невозбранно купаться в Сене.

Такой единодушие нотаблей мы должны похвалить. Коль скоро решение принято, достойное проведение Игр-2024 есть дело национальной чести, и солидарность отцов отечества тут необходима.

Она приятно контрастирует с реакцией нашей оппозиции на решение МОК о проведении зимней Олимпиады — 2014 в Сочи: в нашем случае национальной солидарности было немного, а прогнозов, что все провалится к черту, предостаточно.



Тем более что особого неблагоприятствования пока не видно. Франция — достаточно сильная в экономическом отношении держава, чтобы провести Игры без особенного напряга. Французы — народ, любящий спорт, причем не только футбол.

Проект олимпийского строительства к северу от Парижа (Сен-Дени и прочее) — хороший повод расчистить находящиеся нам ныне авгиевы конюшни мультикультуральности.

Наконец, столетняя рифма «VIII игры 1924 года в Париже — XXXIII игры 2024 года в Париже» прямо указывала, кому поручить проведение соревнований. Символический аспект бывает важен при такого рода мероприятиях.

Ликование, правда, несколько смазывается тем обстоятельством, что на сессии МОК в Лиме никакой борьбы за честь провести XXXIII игры у себя не наблюдалось. Голосование было простой формальностью, ибо единственным кандидатом был Париж.

Гамбург и Будапешт сняли свои кандидатуры под давлением собственных граждан, не желавших лишних расходов и хлопот, а с единственным оставшимся конкурентом — Лос-Анджелесом — дело было улажено полюбовно.

Американский город снял свою кандидатуру в пользу Парижа, а взамен его безальтернативным образом провозгласили хозяином Игр 2028 года.

Сто лет без малого ничего подобного не было. Последний раз таким образом назначили сразу две столицы — Париж-1924 и Амстердам-1928 — в 1921 году. Что до безальтернативного утверждения, аналоги мы находим лишь на совсем ранней заре олимпийского движения, когда процедуры еще не отстоялись, да и вообще всем лично заправлял барон де Кубертэн.

Причина столь же очевидна, сколь и печальна. Охотников проводить у себя Олимпийские игры находится все меньше. Организовать всемирный праздник молодости обходится все дороже, шансы отбить понесенные расходы делаются все более призрачными, а сама популярность Игр никак не растет пропорционально росту расходов.

В лучшем случае она такая же, как прежде, — если вообще не уменьшается. Добавим к этому такую язву, как терроризм. Всемирный спортивный праздник — идеальная мишень, лучше не придумаешь.

Вместо былых выборов аж в четыре тура с торгами и переторжками дело все более идет к тому, что и одного-единственного кандидата найти будет непросто. Так примерно на расцвете римской славы за посты магистратов (консулов, преторов, эдилов etc.) шла ожесточенная борьба, а во времена упадка состоятельных граждан приходилось загонять на эти должности силком.

В принципе кандидаты есть. Проведение Олимпиады — это еще что-то вроде пропуска в хорошее общество. Страны, не принадлежащие к «золотому миллиарду», до последнего времени были очень даже не прочь потратиться на Игры, чтобы взамен легализоваться в новом, почтенном качестве.

Не исключено, что такие мысли приходили в голову даже блестящему полководцу Ким Чен Ыну. И кстати, великолепно бы провел — с блек-джеком и так далее.

МОК сам по себе тоже был бы не прочь, но, кроме МОК, есть и другие инстанции и структуры, которые очень любят проводить кампании на снос уже утвержденных Игр в недостаточно благонадежных странах — Москва-1980, Пекин-2008, Сочи-2014. Поэтому международным спортивным чиновникам неохота рисковать и расхлебывать практически неизбежные скандалы.

Гораздо приятнее проводить Игры в надежных странах «золотого миллиарда», с которыми вероятность кампании на снос минимальна. Но беда в том, что круг этих стран, готовых проводить спортивный праздник, все время сужается. То Италия даст задний ход, то Германия, то еще какая-нибудь относительно спокойная и богатая страна.

Участники сессии МОК, очевидно, понимали, что дальше будет только хуже, отчего руками и ногами ухватились за пока еще имеющиеся кандидатуры. Даже пренебрегая регламентом и традициями — сейчас не до роскоши.

Утверждением места проведения Игр-2032 придется заниматься только в 2025 году, а это уже проблема Насреддина, ишака и падишаха — целые восемь лет у МОК голова болеть не будет. А пока можно загодя приобретать модные подштанники для купания в Сене.

Автор: Максим Соколов





Загрузка...