default-logo

Не разорит ли Россию строительство военных баз за границей



Тонкий это вопрос – российское военное присутствие за рубежом. Нас как бы и нет нигде, и президент недавно подтвердил, что Россия не нуждается «в бесконечном числе баз» за границей – «нам по определению это не нужно, и это просто дорого стоит».

При этом наши стратегические бомбардировщики периодически обнаруживаются в Венесуэле, а боевые корабли – во Вьетнаме. А министр обороны Сергей Шойгу тем временем предупреждает:

«Мы планируем увеличить количество военных баз за счёт таких стран, как Венесуэла, Никарагуа, Сейшельские острова, Сингапур и другие». Надо ли нам столько, да и потянем ли?

Президенты Судана и России договорились о военной базе

Президенты Судана и России договорились о военной базе

Аппетит, как известно, приходит во время еды. Помнится, в самом начале сирийской операции наши военные уверяли, что им вполне достаточно одной базы в Тартусе. А теперь, когда они обосновались ещё и в Латакии, ходят слухи о появлении третьей военной базы, на юге страны.

Телеканал RT, сославшись на итальянского журналиста Карло Каути, сообщает о строительстве российских военно-морской и авиационной баз в венесуэльском Пуэрто-Кабельо – под самым носом у американцев. Четыре года назад в ходе российско-вьетнамского саммита было подписано соглашение о возвращении наших военных в Камрань.

И хотя ещё год назад официальный представитель МИД Вьетнама Ле Хай Бинь уверял, что его страна «не допустит размещения любых иностранных военных баз» (то ли американцев успокаивал, то ли китайцев), порт и военный аэродром Камрани, что называется, не пустуют.

Теперь там у нас что-то вроде заправочной станции для кораблей и стратегических бомбардировщиков. Тем временем в Египте, в Сиди-Баррани, безо всякой помпы реконструируется советская военно-морская база – работы обещают закончить в следующем году.

Помимо кораблей там будут базироваться и российские военные самолёты. А израильские спецслужбы прознали, что аналогичное строительство ведётся и в Ливии, невдалеке от Бенгази. Как видите, баз действительно не «бесконечное число».

Но если российская экспансия в Северной Африке более-менее объяснима (раздел ливийского «нефтяного пирога», контроль над трансафриканскими ирригационными проектами, наконец, стратегическое присутствие в Средиземноморском бассейне), то разобраться, что же наши военные забыли в Судане и Центрально-Африканской Республике, намного сложнее.

«Вагнер» едет в Африку

У Международного уголовного суда имеется немало претензий к президенту Судана Омару Хасану Ахмеду аль-Баширу, поэтому он, от греха подальше, редко выезжает за границу. Но в Сочи на встречу с Владимиром Путиным и Сергеем Шойгу аль-Башир всё-таки прилетел. Тем паче что российская сторона специально прислала за ним в Хартум самолёт.

Казалось бы, ради чего такие почести? А дело в том, что аль-Башир пообещал открыть для российских военных Порт-Судан. Но зачем нам понадобилось Красное море, тем более что путь из него в Аденский залив целиком и полностью контролируют американцы?

В 70-е годы, когда у Эфиопии ещё был выход к морю, Советский Союз держал там военную базу на архипелаге Дахлак – теперь там обосновались израильтяне. База давала возможность контролировать не только Суэцкий канал, но и «дружественные» африканские страны. Собственно, похожие цели сегодня преследует и Россия, обхаживая суданского президента. С некоторых пор Москву снова интересует Африка.

Последние четверть века Чёрный континент переживает настоящую экспансию Поднебесной. Словно гигантским насосом китайцы откачивают из африканских недр любые полезные ресурсы, и никакое «партнёрство» с Россией не отменяет нашу жесточайшую конкуренцию.

Кроме того, китайцы не гнушаются ничем, чтобы выжить российских соперников. Одновременно Пекин примеряет на себя мундир регионального жандарма: китайские «миротворцы» наводили порядок в Либерии, Конго, Западной Сахаре, Мали, Чаде и Сьерра-Леоне.



А в Джибути вскоре появится первая китайская заграничная военно-морская база. В общем, чтобы сохранить за собой возможность осваивать африканские ресурсы, российским компаниям потребуется поддержка военных.

А Судан и соседняя Центрально-Африканская Республика – идеальный плацдарм не столько для войны, сколько для демонстрации военного присутствия. С учётом скорого запуска трансафриканского ирригационного проекта это ещё и своеобразный «контрольно-пропускной пункт» в самом сердце континента.

На днях Би-би-си сообщила об отправке в Судан и Центрально-Африканскую Республику бойцов ЧВК «Вагнер», обстрелянных в Донбассе и Сирии. Не исключено, что именно им поручено подготовить почву для последующего появления там российских военных.

Кроме того, в Порт-Судан вскоре прибудет подразделение спецназа морской пехоты Балтийского флота. В том же направлении из Кронштадта выдвинулось и океанографическое судно ВМФ «Адмирал Владимирский».

Поговаривают, что Порт-Судан может стать одним из основных пунктов базирования Оперативного соединения ВМФ России на Средиземном море, созданного пять лет назад – наряду с сирийским Тартусом, ливийским Бенгази и египетским Сиди-Баррани.

Александр ГОЛЬЦ

Александр ГОЛЬЦ

Александр ГОЛЬЦ, военный эксперт:

– Что бы ни говорил президент касательно дороговизны военных баз и того, что они нам и не нужны вовсе, – это всего лишь слова. А действия при этом противоположны.

Итог – новая холодная война и новые враги, весьма для нас неожиданные. Российские военные вернулись в Камрань – и немедленно напряглись китайцы. Москва, таким образом, оказывается в центре политического противостояния Пекина с Ханоем. Нам это нужно? Сомневаюсь.

А наше нежданное появление в Африке напряжёт Китай ещё больше. Сохранятся ли у нас партнёрские отношения после такого? Пожалуй, но словосочетание «китайский партнёр» мы будем писать в кавычках, как бы на что-то такое намекая. Умеем мы всё-таки обращать друзей во врагов!

А ведь мы забываем о том, что СССР во время холодной войны приходилось брать на содержание страны, предоставлявшие нам под базы свою территорию. И нам это предстоит заново. Впрочем, военный бюджет на 2017–2019 годы убедительно доказал, что ради имперского величия можно поступиться и пенсиями!

Нам предстоят «чудовищные расходы»

Зачем российская военная база президенту аль-Баширу – понятно. Во-первых, это гарантия его личной безопасности. Как показала недавняя история со смещением его коллеги из Зимбабве Роберта Мугабе, китайским партнёрам особого доверия нет.

Убить не убьют, но свергнут немедленно, как только почувствуют в этом необходимость. Во-вторых, аль-Башир опасается, что тлеющий пограничный конфликт с Южным Суданом может перерасти в полноценную войну, и рассчитывает на то, что российское военное присутствие охладит горячие головы в Джубе.

Нервозности аль-Баширу добавляют хозяйничающие в Красном море американцы, в 2011 году фактически расколовшие его страну надвое. Но так ли уж база в Порт-Судане необходима России?

Её строительство, по признанию военного эксперта Виктора Мураховского, чревато «чудовищными расходами», но при этом неясно, сколь долго наши военные смогут её использовать. Учитывая печальный советский опыт, любые гарантии в таких вопросах сомнительны.

По подсчётам экспертов, строительство российской военной базы на Красном море влетит нам в копеечку – точнее, в миллиард долларов. Обустройство аналогичной базы в Джибути обойдётся китайцам тоже по меньшей мере в миллиард, а на её эксплуатацию придётся тратить ещё по 100 млн ежегодно.

Там же, в Джибути, есть база и у американцев, и обходится она им в 63 млн долларов в год. Но если китайцы рассчитывают отбить часть расходов за счёт своего «большого шёлкового пути», то наши перспективы намного более туманны.

Впрочем, эксперты надеются, что база существенно упростит Москве задачу продвигать свои экономические интересы на африканском континенте и тем самым отобьёт все затраты – этой точки зрения, в частности, придерживается старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. А директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, напротив, считает обустройство базы в Порт-Судане делом бесперспективным и авантюрным.

Как разозлить американцев? Легко!

Но если строительство баз в Судане и тем паче в Центрально-Африканской Республике – дело спорное и двусмысленное, то отмеченная Сергеем Шойгу перспектива российского военного присутствия в Карибском заливе выглядит куда более рациональной.

Но и более затратной – чтобы обеспечить боеспособность российской группировки в Венесуэле, придётся построить гигантский нефтеперегонный завод (страна добывает нефть, но не имеет достаточного числа собственных производственных мощностей для её обработки).

Зато какая красота – российскую группировку можно разместить сразу в трёх странах – в Никарагуа, Венесуэле и на Кубе.

Установить там наши системы ПРО и блокировать таким образом перспективу нанесения ядерного удара с территории США! И до Панамского канала – рукой подать. До недавнего времени открывалась перспектива обосноваться и чуть поодаль – в Аргентине.

Но с уходом Кристины Киршнер с аргентинской военной базой нам придётся повременить. Так или иначе, наличие российских военных баз на Карибах существенно добавило бы хлопот американцам – глядишь, и отбили бы мы им охоту пакостить на Украине.

Асимметричный ответ, так сказать! Если рассматривать военную базу как фактор сдерживания – идеальный российский ответ США.

Много более внятным проектом, чем строительство базы в Порт-Судане, представляется и перспектива российского военного присутствия в ЮАР. Занятно, как меняется мир: каких-то три десятилетия назад Москва почитала Преторию за врага, а сегодня информация с разведывательных спутников армии ЮАР поступает сначала в Ватутинки, а уж затем в Йоханнесбург.

Салданья открыта для российских военных судов – наша база могла бы появиться там хоть завтра. И Претория давно нас туда зазывает. К тому же почти по соседству, в Кейптауне, находится российская база снабжения гражданских объектов в Антарктике. Известно, что в Минобороны предложением ЮАР заинтересовались.

Игорь КОРОТЧЕНКО

Игорь КОРОТЧЕНКО

Игорь КОРОТЧЕНКО, военный эксперт:

– Зарубежные базы – дело затратное. Советский Союз тратил на них непомерные деньжищи, и что в результате? Где все эти базы?

Я за прагматичный подход – базы должны появляться там, где их функционирование жизненно необходимо для нашей страны. А за американцами мы всё равно не угонимся. База в Судане позволит нам контролировать всё военное и гражданское судоходство в Красном море.

Размещение там противокорабельных комплексов даст России хорошую фору в Африке. Тут, кстати, надо подумать. Российское военное присутствие на руку нашим корпорациям, которые что-то в Африке добывают – нефть, другие полезные ископаемые. Может, пусть они тогда частично профинансируют наши базы? Это же в их интересах.

Афганская угроза

И всё-таки намного важнее Америки с Африкой для нас остаётся Средняя Азия. Не сегодня завтра из Афганистана уйдут войска Международных сил содействия безопасности.

И хотя они, по сути, контролировали лишь Кабул и столичные окрестности, но как-то сдерживали радикальных исламистов и наркобаронов. А теперь, судя по всему, этим сдерживанием придётся заняться России – а больше-то и некому.

Нашим военным неизбежно понадобятся если не полноценные военные базы, то хотя бы опорные пункты либо в самом Афганистане, либо в бывших советских республиках Средней Азии. Одной 201-й военной базой, дислоцированной в Таджикистане, и киргизской Объединённой базой мы уже явно не обойдёмся.

Так что, прежде чем вводить ограниченный контингент в Судан и Центрально-Африканскую Республику, военным, вероятно, следовало бы озаботиться происходящим в непосредственной близости от российской границы.

Москва берёт Бенгази без боя

Этой весной в Ливии пройдут общенациональные выборы, которые, как ожидается, либо положат конец гражданской войне, либо окончательно расколют страну надвое. Тогда, вероятно, в Москве и примут окончательное решение касательно российского военного присутствия в этой стране.

Прошлым летом во время московского визита командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар – вполне возможно, будущий президент – попросил у России военной помощи.

По его словам, 90% территории страны освобождено от исламских радикалов, гражданская война вот-вот закончится, но было бы неплохо, если бы Москва оказала содействие. Целый ряд европейских и американских изданий при этом отметили, что взамен Хафтар предложил Путину Киренаику.

Хоть базу подводных лодок стройте в Бенгази, хоть военный аэродром, хоть и то и другое. Близкое к израильской военной разведке издание DEBKAfile отмечает, что принципиальная договорённость уже достигнута, а объявят о ней сразу же после мартовских выборов, причём безотносительно того, победит ли на них маршал Хафтар. Израильтяне отмечают, что Бенгази «сдадут» Москве безвозмездно, предположительно на 99 лет.

А тем временем по соседству, в Египте, достраивают российскую базу в Сиди-Баррани. В отличие от всех остальных средиземноморских баз России, где акцент делается на авиацию и флот, там, предположительно, разместят крупнейшую сухопутную группировку Российской армии – несколько тысяч «штыков».

После этого, как ожидается, российское Оперативное соединение на Средиземном море будет преобразовано во что-то более крупное.

Таким образом, уже в ближайшие год-два у России появятся несколько военных баз за границей – их обслуживание обойдётся казне до полумиллиарда долларов в год. И ещё неизвестно, сколько «отъест» их строительство.

Автор: Руслан Горевой


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ