default-logo

Пожиратели трагедий: чему еще научило Кемерово



У кемеровской трагедии, помимо главного измерения — страшной гибели десятков людей в результате масштабных нарушений техники безопасности и, очевидно, коррупции, — проявилось еще одно измерение, заслуживающее осмысления.

Речь о том, что произошедшее несчастье попытались (да и будут пытаться) использовать, причем откровенно отвратительно-циничным образом. В разных целях — от «хайпануть и заработать» до «шатнуть режим».

Пожиратели трагедий: чему еще научило Кемерово

Пожиратели трагедий: чему еще научило Кемерово

Власти предстоит найти виновных в трагедии и наказать их.

Владимир Путин пообещал, что это будет сделано.

А учитывая, что в последние годы под тяжелую руку российского закона регулярно попадают не просто высокопоставленные, но даже, казалось бы, неприкосновенные фигуры, давняя традиция, что в подобных историях в итоге отвечают только «стрелочники», с большой вероятностью на сей раз прервется. Спросят со всех виновников произошедшего — прямых и косвенных. Невзирая даже на заслуги.

Однако при этом важно понять и оценить, как российская система — и государственно-политическая, и общественная — справилась с другим вызовом: эффективной информационной атакой против нее.

В этом смысле кемеровские события дают обширную почву для размышлений, а также уже для некоторых выводов.

Подобные трагедии глубоко задевают даже самых хладнокровных и далеких от произошедшего граждан. Это, в свою очередь, делает людей крайне чувствительными к любой ошибке — и просто неловкости — властей в реакции на произошедшее и более уязвимыми перед попытками манипуляции.

Очень показательно отношение людей к сегодняшнему объявлению траура. По неписаным правилам общенациональный траур в России объявляется, когда число жертв трагедии превышает сто человек.



Однако произошедшее в ТЦ «Зимняя вишня», в первую очередь гибель десятков детей, так потрясло страну, что общество (а не телеканалы и не радиостанции) ощутило первым: нельзя провести эти дни «как обычно». И хотя в итоге траур был объявлен, государству многими было поставлено в укор, что на это решение потребовалось почти два дня.

Отдельно, безусловно, стоит упомянуть непрофессионализм и неуклюжесть, продемонстрированные местными властями. Причем речь не только о том, что в конечном итоге именно при них были созданы условия, в которых трагедия стала возможной.

Развитие событий и доведение ситуации в городе после трагедии едва ли не до социального взрыва — тоже на их совести. Региональная система не смогла наладить нормального общения с людьми и действовала местами, честно говоря, безобразно.

Назвать участников вчерашнего массового митинга в Кемерово «двухстами бузотерами» было крайне непродуманным шагом со стороны главы области, хотя среди потрясенных трагедией горожан и родственников погибших (по понятным причинам, с трудом идущих на контакт), судя по собственным признаниям фигурантов в соцсетях, были и энтузиасты-провокаторы, пытавшиеся раскачать ситуацию в нужную им сторону.

Пожиратели трагедий: чему еще научило Кемерово

Пожиратели трагедий: чему еще научило Кемерово

Едва ли лучше повел себя и вице-губернатор, умудрившийся сначала обвинить потерявшего семью в пожаре участника митинга в том, что тот «пиарится на трагедии», а затем попросить прощения на коленях.

В результате максимальную адекватность при взаимодействии с потрясенными горем кемеровчанами проявили представители федеральной власти, начиная с президента страны, лично пообщавшегося с инициативной группой, и заканчивая полицией, которой было спущено строгое указание ни в коем случае не применять силу к участникам митинга.

Однако, пожалуй, самое показательное — реакция государства и общества на разгоняемый фейк о том, что на самом деле в «Зимней вишне» погибло намного больше людей, нежели сообщают официально (назывались цифры и 300, и 600 человек).

С одной стороны, сначала стандартная, положенная по закону расписка о неразглашении данных предварительного следствия, которую подписывают при опознании, была использована для подтверждения слуха о том, что «власти скрывают правду».

С другой стороны, затем допуск инициативной группы в кемеровские морги для общественной проверки числа погибших переломил ситуацию с разраставшимися, как лесной пожар, слухами. Государство продемонстрировало способность к адекватности — то есть сумело повести себя «не по бумажке» в крайне непростой ситуации начавшейся массовой истерии.

Но не менее, а может быть, даже более важна широкая общественная реакция. После того как в социальные сети вбросили — явно целенаправленно — тучи фейков о сотнях погибших, их стали мгновенно тиражировать по собственной воле тысячи легковерных людей.

Однако большая часть общества, замерев сначала от неожиданности, очень быстро включила здравый смысл, и в социальных сетях массово распространились призывы не поддаваться на провокации, опираться на факты и оценивать ситуацию здраво.

В итоге, как известно, был найден минимум один из источников фейка о «сотнях погибших» — украинский пранкер (как классифицировать подобных существ, мы здесь обсуждать не будем). Открытая и прозрачная позиция государства также подтвердила, что эта информация — ложь.

Все это заставило российское общество определиться и в отношении тех, кто продолжает упорно твердить о «никому не нужных не подсчитанных сгоревших детдомовцах, приехавших в кино из других городов».

Получилось, что это либо люди, которых трагедия затронула напрямую и которые не в состоянии слушать сейчас уговоры; либо неумные легковерные истерики; либо кукловоды, собственно, и организовавшие вбросы.

С первых в их горе никакого спроса быть не может. Дай бог им сохранить рассудок. Вторые удостаиваются все более жесткой реакции окружающих на их истерику. Ну а третьи — заставили российское общество в очередной раз вспомнить, что оно является объектом целенаправленных информационных атак.

Что, кстати, стоит отметить (и это, возможно, даже ужаснее целенаправленных атак). В серой зоне интернет-бизнеса, в теневой сфере мутных пабликов и анонимных каналов кормятся сотни и тысячи лиц, которым, в принципе, все равно, как зарабатывать лишние копейки.

Эти — готовы не только «размещать» за переведенные суммы любые воззвания и тиражировать любую ложь. Многие из них вполне готовы разгонять ложь без всякого заказа — просто потому, что хорошо надутая ложь есть хайп, хайп — это трафик, а трафик — это копейки.

И хочется надеяться, что теперь этой теневой шакальей армией тоже заинтересовались те, кому по службе положено.

Что в промежуточном итоге: фейковая история о «сотнях погибших» продемонстрировала — у российского общества все более сильный иммунитет к информационным атакам против него. Однако она также показала, что уязвимые точки у общества по-прежнему есть.

И значит, их будут пытаться использовать и далее.

Автор: Ирина Алкснис


Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.