default-logo

Страшнее химоружия: «безрассудная Россия» загнала элиты Запада в ловушку



Вчера в Гааге за закрытыми дверями состоялась очередная экстренная встреча дипломатов в рамках Организации по запрещению химоружия.

Инициаторы, британцы, еще раз решительно «обвинили безрассудную Россию в нарушении двадцатилетнего запрета на использование химического оружия».

Страшнее химоружия: "безрассудная Россия" загнала элиты Запада в ловушку

Страшнее химоружия: «безрассудная Россия» загнала элиты Запада в ловушку

Как отмечают СМИ, на совещании в очередной раз прозвучали британские мегааргументы:

1) «Очень вероятно (то самое знаменитое уже highly likely. — Прим. авт.), что российские разведывательные ведомства рассматривают по меньшей мере некоторых предателей как легитимные цели для убийств»

и

2) «Россия имеет доказанную историю убийств, спонсированных государством».

Российское посольство в Нидерландах отозвалось на все это усталым стебом: «Нет убедительной альтернативы, очень вероятно (дважды), похоже, что велика вероятность, возможно, должно быть — вот выражения, употребленные в очередной раз британской делегацией. Какова глубина аргументации». Но эта реплика, разумеется, безнадежно утонула в море публикаций, некритично передавших слова британцев без включения мозга.

Что тут по-настоящему любопытно. Уже трое суток прошло с выступления Сергея Лаврова, рассказавшего о результатах исследования отравляющего вещества для Скрипалей, проведенного в швейцарской лаборатории Шпица по заданию той же ОЗХО.

Напомним текст швейцарского отчета: «Обнаружены следы токсичного химиката BZ и его прекурсоры. BZ является нервно-паралитическим отравляющим веществом, временно выводящим человека из строя. Психотоксичный эффект достигается через 30-60 минут после применения и длится до четырех суток. Данная рецептура находилась на вооружении армий США, Великобритании и других стран НАТО. В СССР и России разработок подобных химических соединений не осуществлялось».



В принципе, это была бомба. В нормальном мире она должна была (по логике) разметать все здание британской антироссийской кампании. И даже, может быть, обрушить правительство — поскольку ну нельзя же закатывать глобальную истерику против ядерной державы, и инициировать высылку дипломатов, и кричать про Гитлера и русскую атаку, и все такое — на основании фактически разоблаченного подлога.

Однако — как легко убедиться по западным СМИ — на антироссийском фестивале обнародование результатов швейцарского расследования не сказалось вообще никак.

Те, кто о нем вообще упомянул, — сообщили, не вдаваясь, что «Россия продолжает отрицать причастность к отравлению Скрипалей». Подробности дают разве что Sputnik и RT, но на последних «уже заведено семь расследований». RT неправильно и необъективно освещает «дело Скрипалей» и вообще пытается влиять на мнение граждан с помощью «фантазий и версий».

Не Борис Джонсон, министр иностранных дел, пойманный на вранье. Не британские таблоиды, рассказывающие то об отравленной гречке, то об отравленной ручке, — а СМИ, выражающие сомнение в изначальной «российской версии», вот кто вредит.

Кстати, даже в подробных, казалось бы, отчетах о расследовании против RT не найти никакой конкретики: «русскому СМИ» вменяются «действия, противоречащие приемлемым ценностям Британии».

…Короче, мы видим одну простую вещь.

На наших глазах практика опровергает все прежние представления о возможном и немыслимом.

Раньше считалось, что обвинения можно выдвигать лишь по итогам расследования, — сейчас их можно выдвигать просто так.

Раньше считалось, что карать можно лишь основываясь на фактах, — сейчас можно не то что вводить санкции, но даже наносить ракетные удары на основании роликов в YouTube.

Раньше считалось, что СМИ должны «равно представлять все стороны и мнения», — сейчас эту норму можно послать к чертям. Потому что представлять все стороны и мнения — значит «противоречить ценностям».

В известном смысле мы наблюдаем период, так сказать, «упоения безответственностью». Россия может сколько угодно с документами в руках уличать во лжи западные элиты — но кому это интересно, если 99% публики (читающей, смотрящей и слушающей) надежно изолированы от того, чтобы Россию услышать. Россия может делать сенсационные заявления — но они останутся внутри российского же информационного пространства. Их даже не процитируют.

Теоретически на этом месте нужно было вспомнить про «международные площадки». Где, по идее, должны беспристрастно устанавливаться факты и выноситься решения.

Но фокус в том, что по-настоящему международные площадки вроде ОЗХО или Совбеза ООН сегодня по факту бессильны — иначе с чего бы пресловутый ракетный «удар Трампа» был нанесен за день до визита в Сирию экспертов первой и без одобрения последнего. А те организации, что претендовали на статус международных в эпоху несостоявшейся глобализации, — сегодня являются по факту лишь мелкими пиар-конторами при элитном клубе западных правительств.

Таким образом, стоит признать: сегодня, в эпоху повсеместного интернета из любого утюга — попросту не существует никакой всемирной информационной сети. И нет никакого глобального информационного пространства.

Вместо него — все сильнее обособляющиеся друг от друга информационные вселенные. И в этих вселенных картины мира различаются не интерпретациями фактов — а самими фактами. Это просто разные миры с разной действительностью.

В западном англоязычном пространстве, напомним, имеются очевидные, как рассвет и сирень, факты: Россия вторглась в беззащитную Грузию, отравила Скрипаля и оккупировала рыдающий Крым. Она же выбрала Трампа. Она же вынашивает планы по захвату Прибалтики. Сирия забрасывает своих мирных оппозиционных женщин и детей зариновыми бомбами. И это все — не подлежит ни опровержению, ни сомнению, ни критике. Потому что нелепо отрицать рассвет или круглую Землю.

Тут есть, кстати, еще один парадоксальный нюанс. Российское медиапространство — при всем желании властей (если бы оно даже имелось) — не сможет по-настоящему изолироваться от западного. Потому что в России живут миллионы людей, если не говорящих, то, по крайней мере, читающих по-английски. И покуда весь иностранный интернет не заблокирован на территории России (а таких планов нет) — русские будут иметь доступ к позиции глобальных оппонентов. Не говоря уже о второй русскоязычной стране мира, Украине, где истребление собственных СМИ на русском еще перспектива долгой деградационной работы по «национальному строительству».

А вот медийное пространство Запада — несмотря на свое могущество, а во многом и по его вине — замкнуто на себя в куда большей степени.

Додавив у себя RT (а в перспективе и китайские англоязычные медиа) — жители бывшей Британской империи останутся в полной и завершенной мировоззренческой изоляции от альтернативных картин мира.

То есть информационная самодостаточность превращается прямо сегодня в источник информационного невежества.

Российские чиновники и журналисты, почитывая западные СМИ, конечно, норовят держать в кармане фигу, самонаводящуюся на родное государство, — но попутно более или менее пытаются представить себе «мир глазами Запада». Поэтому безоглядный порой официоз, транслируемый федеральными СМИ, не вредит объемному, 3D-восприятию мира всеми желающими.

Граждане же западных стран, формирующие элиты, живут в собственной медиавселенной, к тому же зачищаемой ударными темпами. И поэтому никакая трехмерность в восприятии мира им не грозит.

То есть за спасение своей картины мироздания от Русского Медиаоружия они платят утратой настоящей объемности, переходом в мультяшную двухмерность.

А что настигает элиты, окончательно защитившиеся от вредных влияний и закуклившиеся в своем уютном мировосприятии, могли бы рассказать императорский Китай периода опиумных войн и поздний СССР.

Если бы они уцелели при столкновении с шершавой действительностью.

Автор: Виктор Мараховский





Загрузка...
  • http://facebook.com/profile.php?id=100006019053328 Борис Митяшин

    Нам объявлена война, мы теперь вне закона, поэтому ложь, клевета, наговор, обман — это инструменты войны.