default-logo

Антарктида может и должна стать частью Российской Федерации



Ровно 200 лет назад, 16 июля 1819 года из Кронштадта отплыла экспедиция из двух русских военных кораблей – шлюпов «Восток» и «Мирный».

Их экипажам под командованием капитана 2-го ранга Фаддея Беллинсгаузена и лейтенанта Михаила Лазарева довелось опровергнуть слова легендарного уже при жизни и пресловутого после смерти английского мореплавателя Джеймса Кука, что южнее достигнутой им семьдесят первой широты земли нет, а если и есть, то достичь её невозможно.

Ивана Крузенштерн

Фото: Millenius / Shutterstock.com

Несмотря на то что аборигены Гавайских островов действительно оставили от Кука всего девять фунтов мяса – точнее, отдали участникам его экспедиции, видимо, в качестве положенной порции, – англичанин при жизни был дельным моряком, пред которым преклонялись все мореплаватели мира.

В том числе, что примечательно, и Фаддей Беллинсгаузен, который следовал в данном отношении убеждениям своего прежнего командира Ивана Крузенштерна.

А тот, в свою очередь, вполне верил словам Кука, что «большая часть южного материка (если предположить, что он существует) должна лежать в пределах полярной области выше южного полярного круга, а там море так густо усеяно льдами, что доступ к земле становится невозможным».

Правда, Кук был англичанином, так что не смог обойтись без того, чтобы высказаться самым хвастливым образом:

«Риск, связанный с плаваньем в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы».



Собственно, его и съели вследствие того, что британец затеял стрельбу вместо переговоров с аборигенами, в результате чего и погиб…

Но русские рискнули

До сих пор достоверно не известно, по какой причине и ради чего правительство царя Александра I решило затеять даже не одну, а две морские экспедиции сразу в Северный Ледовитый и в Южный Ледовитый (так тогда называли ледяные воды вокруг Антарктиды) океаны.

Но факт, что на эти плавания денег было выделено вволю. Лично император подписал указ о финансировании экспедиции Беллинсгаузена суммой 100 000 рублей.

Это во времена, когда килограмм говядины стоимостью больше 10 копеек считался гнусной дороговизной, квартиру в шесть комнат можно было арендовать за 200 рублей в год, а средний дворянин считал себя довольным жизнью при доходе в 500 рублей в год!

При этом целью экспедиции была именно география – так, во всяком случае, считалось. Правда, отчего-то учёный в её составе оказался только один. Формально зазвали ещё двух авторитетных немцев – но как-то так зазвали, что те и прибыть на корабли не успевали.

Но по итогам экспедиции получилось так, что миру была явлена высочайшая степень образованности русских морских офицеров – их наблюдения, описания и карты оставались релевантными ещё по меньшей мере столетие!

Ещё один покров тайны на эту ситуацию набрасывает то обстоятельство, что в ходе экспедиции русские моряки посетили не только высокие южные широты, где девять раз подходили к паковым антарктическим льдам и нанесли на карту 28 объектов, но и совершили большой круг по тихоокеанским тропикам.

Там они, в частности, открыли острова Туамоту, которые и сегодня могли бы носить имя островов Россиян с атоллами Румянцева, Кутузова, Барклая-де-Толли и так далее.

Доходили русские и до славного острова Таити, где их, кстати, неплохо кормили: солёные лимоны моряки потребляли в пищу против цинги во время последовавшего возвращения в ледяные широты Антарктики.

Что ещё открыли русские моряки

«Восток« и «Мирный» впервые обошли Антарктиду по «малой кругосветке». Испытали всё сполна: шторма, шквалы, плюс три градуса в жилых отсеках, столкновения со льдинами. Но и – знакомство с айсбергами высотою в 200 метров, вкус пингвиньего мяса, необычайно приятный чай из айсбергового льда, охота на местных тюленей.

Моряки впервые описали несколько видов здешних китообразных, увидели южное северное сияние, определили по магнитному склонению координаты Южного магнитного полюса, составили нечто вроде лоции местных вод с точностью, пережившей почти столетие, измерили температуру южнополярных вод.

И всё это было уникальным материалом. Ибо следующее плавание к берегам Антарктиды было предпринято лишь два десятилетия спустя англичанином Джеймсом Россом.

Это, кстати, примечательно. Потому как тайны из экспедиции никто не делал, но характерно, что её полноценные описания появились десять лет спустя после отплытия кораблей под командой Беллинсгаузена – в 1831 году.

Остаётся добавить время на подготовку – и вот он ясен, интерес англичан – повторение и на сей раз широкогласное, в отличие от русских, извещение о приоритете в открытии шестого континента.

Чья Антарктида?

Англосаксы до сих пор пытаются зафиксировать свой приоритет в открытии Антарктиды. Англичане упирают на некоего Эдварда Брансфилда, который якобы одновременно плавал в тех же водах, а американцы считают первооткрывателем своего Натаниэла Палмера.

Однако Палмер не мог им был по той простой причине, что был простым промысловиком тюленей, научных наблюдений не вёл (и записей не оставил), и вообще о существовании Антарктиды как материка узнал… от самого Беллинсгаузена, который приглашал его к себе на борт в районе Южных Шетландских островов.

Откуда такие претензии – ну, кроме обычных англосаксонских наглых претензий на чужие приоритеты? От ресурсов, вестимо. Коих в мире становится всё меньше. А в Антарктиде, по обычному математическому закону, их удельная стоимость в соответствии с этим растёт.

По этой причине самые разные страны начали всерьёз задумываться о том, что хоть статус Антарктиды и объявлен в качестве общечеловеческой заповедной территории, но однажды он может быть пересмотрен.

Вот тут и скажет своё не обязательное, но всё же веское слово Россия, что приоритет в открытии Антарктиды у неё. Конечно, Фаддей Беллингсгаузен и сам император Александр совершили большую ошибку, что не заявили вовремя права Российской Империи на этот континент.

Англичане, да и другие западные державы на подобного рода рефлексии не разменивались, о чём и говорит, в частности, то, что острова Россиян называются ныне островами Туамоту, а владеет ими Франция. Но эту ошибку вполне можно ещё исправить.

И ярким – а главное, законным – поводом к тому может – и должно! – стать открытие Антарктиды русскими моряками.

Автор: Александр Покровский




Загрузка...

Антарктида может и должна стать частью Российской ФедерацииПодписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.