Ростислав Ищенко: От великого до смешного. Два визита в Белый Дом



10 мая 2017 года президента США Дональда Трампа в Белом Доме посетили сразу два министра иностранных дел. Сергей Лавров – министр иностранных дел России и Павел Климкин – глава МИД Украины.
Событие неординарное.

Президент США не так часто принимает простых министров иностранных дел. У него не всегда находится время даже для глав государств и правительств. Тем более, что в американской политической системе, президент занимает позиции сразу главы государства и главы исполнительной власти.

Ростислав Ищенко: От великого до смешного. Два визита в Белый ДомГоссекретарь (министр иностранных дел) США в неформальной табели о рангах оказывается чем-то вроде вице-премьера или даже первого вице-премьера по иностранным делам, и большая часть контактов с главами правительств (да и с руководителями второстепенных государств тоже) замыкается на него.

В свою очередь, американцы всегда настаивают на том, чтобы при посещении какой-либо страны госсекретарь имел возможность встречи с первым лицом, подчёркивая, таким образом, его статус (и статус США тоже).
Понятно, что приём в Белом Доме, в один день, министров иностранных дел России и Украины не мог носить случайный характер. Простую случайность (неожиданное совпадение) блокировали бы уже службы протокола Госдепа и президента.

Тем более она была бы моментально остановлена на политическом уровне. Следовательно, раз приняли, и приняли именно так, значит хотели принять именно так и что-то этим сказать. Причём не только и не столько внутренним оппонентам Трампа в США, как нас пытаются убедить некоторые коллеги, сколько внешнему миру, прежде всего Европе и России (Украине говори, не говори – всё равно ничего не поймут, а что поймут, то переврут).

Начнём с Лаврова. Пытаясь снизить накал критики Трампа, связанный с форматом приёма российского министра, а также с изоляцией американской прессы от события, фотографии с которого распространило агентство ИТАР/ТАСС, «источники» в администрации президента США начали уверять, что встреча состоялась просто потому, что «Путин всё время звонил и умолял принять Лаврова».

Американские дипломаты и бюрократы давно потеряли былую хватку, привыкнув к игре со слабыми противниками, к тому же сдающимися без сопротивления. Упали требования к интеллекту и профессионализму не только бюрократов (Псаки), но и политических деятелей высшего эшелона (Клинтон). Собственно, отрицательный отбор, формировавший американский политический истеблишмент в последние тридцать лет, во многом стал причиной глобального проигрыша США.

Но попытка унизить Россию, рассказами о мольбах Путина (и там ослабить критику Трампа) беспомощна, бьёт по самой администрации и, при этом, является тактическим ходом такой простоты, что просчитать варианты и последствия способен даже первокурсник какого-нибудь сельскохозяйственного колледжа в Монтане, не говоря уже о политиках и чиновниках государственного уровня.

Дело в том, что если «Путин всё время звонил и умолял», а потом Трамп принял Лаврова, ничего не получив взамен, то это значит, что Путин добился своего. Президент США вынужден был отказаться от защиты своей позиции – даже не своей, а традиционной позиции американской дипломатии.

Как я уже сказал, министров иностранных дел в Белом Доме почти не принимают. Главу российского МИД последний раз принимали ещё до 2013 года. Затем градус отношений резко снизился и ни разу до 10 мая 2017 года Лавров не посещал логово президентов США.

Если бы администрация Трампа смогла заявить, что отношения с Россией налажены, все противоречия сняты и достигнут удовлетворяющий США компромисс, приём Лаврова (по просьбе Путина) выглядел бы естественно. Но в том то и дело, что Белый Дом подчеркнул, что договорённостей нет, политика в отношении России не выработана. Существуют лишь некие абстрактные надежды.

В этих условиях приём президентом США министра иностранных дел России и переговоры с ним по широкому кругу глобальных вопросов выглядят как вынужденное отступление США, не желающих терять контакт с Кремлём и не готовых на встречу двух президентов.

Почему я думаю, что США боялись потерять переговорный контакт, что, кстати, ослабило бы не только международные, но и внутриполитические позиции Трампа. Дело в том, что Кремль, судя по всему, действительно довольно долго добивался (а не умолял) протокольной взаимности. Если президент России принимает госсекретаря, то пусть президент США принимает главу российского МИД. США долгое время игнорировали эти сигналы.

Тогда, чтобы дошло даже до совсем уж ограниченных людей, в последние полтора-два года был применён метод «не хочешь – заставим». Это началось ещё во время визитов Керри. В их ходе до последнего момента российская сторона отказывалась подтвердить возможность встречи госсекретаря с президентом. Все переговоры проходили на уровне министра иностранных дел.

И лишь после того, как американская делегация оказывалась выдоена до конца: выкладывала всю привезённую информацию, выдавала все домашние заготовки, Лавров глубоко вздыхал и вёз расстроенного Керри на аудиенцию к Путину.

Именно на аудиенцию, а не на встречу. С госсекретарём не вели никаких переговоров за пределами тех, что проходили с главой МИД. Президент России просто сообщал ему с высоты своего византийского трона, что знает содержание бесед и одобряет позицию своего министра. Затем госсекретаря уводили и неясно было, что это – протокольный успех американской дипломатии или её искусное унижение. Вернее было ясно, но признавать не хотелось.

Тем не менее, толерантные, транспарентные и общечеловеческие Керри и Обама терпели и делали вид, что всё хорошо. Но вот в Москву приехал Тиллерсон и с ним провернули ту же штуку. Известно, что команда Трампа исповедует иной, по сравнению с обамовской, политический стиль.

Но это требует и другой внутренней (душевной) организации. Американский колонист средины XVIII века (накануне войны за независимость) и маркиз эпохи Людовика XV – оба, в принципе, европейцы и жили в один исторический период (они могли быть даже дальними родственниками). Но это совершенно разные люди и как государственные деятели они были бы различны.

Трамп и Тиллерсон не собирались терпеть оскорбления, пусть и завуалированные. У них было три варианта:
1. Самим отказаться от встреч госсекретаря США и президента России и, таким образом, снизить уровень консультаций до чисто МИДовского. Это был достаточно эффективный выход, но весь мир бы обязательно отметил, что президент РФ больше не принимает госсекретаря США. Значит престиж США упал. И все бы сделали зарубку на память.

2. Прервать переговоры и ждать когда Россия сама попросит об их возобновлении, после чего попытаться продиктовать условия. Если бы хоть кто-то в США верил, что это возможно, то президентом сейчас была бы Клинтон, а не Трамп. Но в том-то и дело, что политика санкций, давления и провокаций, проводившаяся американскими и европейскими глобалистами формально на протяжении последних трёх (на самом деле всех пятнадцати) лет, показала, что у России есть возможность подождать вразумления Запада.

А вот США ждать не могут. Их ресурсы тают на глазах, бессмысленно расходуясь в неудачных внешнеполитических операциях и комбинациях. Появляются крепнут антиамериканские союзы, шатается Европа, которую уже невозможно назвать совершенно проамериканской.

В общем необходимо перемирие, а лучше длительный (лет на двадцать) мир, чтобы американская экономика могла восстановиться и накопить ресурсы для возвращения к активной агрессивной внешней политике.

В этих условиях переговоры прерывать нельзя. Иначе самим потом придётся ползти на брюхе и просить возобновления на любых условиях.

3. Принять Лаврова и форматом этой встречи создать прецедент для будущих российско-американских переговоров в форматах президент/министр. Что Трамп и сделал. Надо отдать ему должное, он не побоялся взять инициативу в свои руки.

Понятно, что он ни о чём серьёзном и значительном не мог договориться с Лавровым. Иначе он бы уже встретился с Путиным. Стороны в очередной раз заявили свои позиции по всем ключевым вопросам глобальной политики. Констатировали наличие расхождений. Прощупали друг друга на предмет готовности к уступкам. Не потому, что на что-то надеялись – так, на всякий случай.

Просто так положено делать, как автомобилям положено проходить т/о, после пробега каждых 10 000 тыс. км.

На выходе было подчёркнуто главное: Россия и США намерены договариваться дальше. Не воевать, а договариваться. Это самая плохая новость для всех, кто выстраивал свою международную политику в надежде на безальтернативность российско-американской конфронтации.

Трамповская внешнеполитическая пауза (стратегический курс не определён и не ясен) тянется уже почти полгода – непозволительно долго с точки зрения американских внутриполитических процессов. Но это лучше, чем откровенная конфронтация последних месяцев Обамы, отчётливо ориентированная на эскалацию напряжённости.

Трамп не готов к деэскалации, но он остановил эскалацию. Те эксперты (в том числе американские и европейские), которые ожидали, что Россию подвигнет к уступкам смена риторики (с конфронтационной обамовско-клинтоновской, на умеренную трамповскую) ошиблись.

Россия отметила улучшения, констатировала недостаточность пустых заявлений, и заявила, что будет ждать дальнейшего прогресса, который позволит перейти к обсуждению конкретных предложений. Россия вновь не намерена отказываться от своей великолепной возможности ждать, пока находящийся в цугцванге оппонент сам сделает первый ход.

При этом Трампу ненавязчиво указывают каким должно быть движение в правильном направлении. В ходе переговоров в Вашингтоне Лавров, а по их итогам Путин, «внезапно» (полгода не прошло) вспомнили, что ещё не разрешён кризис с высылкой сорока российских дипломатов из США. И, кстати, сообщили миру, что Россия (совсем по Лермонтову) не отказалась от своего права на ответный «выстрел», просто отложила его реализацию на неопределённое время.

Теперь Вашингтон должен думать. Все негативные последствия от высылки дипломатов для Москвы уже наступили. При этом, она смогла развернуть ситуацию в свою пользу. То есть, первый раунд Россия уже выиграла. Теперь она может выбирать формы, методы и время ответной реакции так, чтобы растянуть её подольше и чтобы ударить побольнее.

А может, «вызвать к барьеру» попугать «пистолетом» и вновь спрятать его в ящик стола, не забыв сообщить миру о своём великодушии. И так сколько угодно раз подряд.



Трамп резко критиковал Обаму за высылку российских дипломатов и заявлял, что намерен восстановить справедливость. Если теперь скандал возобновится, внутриполитические оппоненты обязательно всё это Трампу припомнят.

В общем, как с приёмом Лаврова, Трампа мягко подталкивают к тому, что лучше извиниться и/или дезавуировать решение Обамы, поскольку другие варианты будут для него хуже.

Такой тактикой «малых дел» Трампа подводят к тому уровню уступок, когда у него не будет выбора. Поиск компромисса с Россией (на условии признания возвращения ею себе решающего голоса во всех вопросах глобальной политики) должен стать для Трампа не проблемой выбора, а жизненной необходимостью.

И вот на этом фоне, не успел выветриться запах сигарет Лаврова, в Белый Дом, как командир на лихом скакуне, врывается министр иностранных дел Украины Климкин с послом Чалым. Шесть минут хватает ему для того, чтобы поздороваться с вице-президентом Пенсом, провести с ним и с Трампом фотосессию в овальном кабинете и так же неожиданно раствориться где-то на просторах 16-й авеню.

На сайте президента США информация об этом событии, в отличие от информации о встрече с Лавровым, не появляется (во всяком случае на третьи сутки после события её ещё не было).

Это опровергает предположение, что Климкин был принят ради сглаживания внутриполитического эффекта от встречи с Лавровым. Опровергается это предположение и тем, что «на Климкина» американская пресса не была приглашена (как и на встречу с Лавровым).

Кстати, просто сравнив реакцию американских СМИ, закативших истерику за то, что их не пустили в Белый Дом пофотографироваться с Трампом и Лавровым, и даже не заметивших, что буквально через полчаса там же можно было попасть на фотосессию с Климкиным, можно понять кто для США является партнёром, а кого даже в качестве доверенного слуги не рассматривают.

Южане больше беспокоились о судьбе своих рабов в ходе Гражданской войны, чем американские СМИ и политики о проблемах Климкина и представляемой им страны. Полное отсутствие интереса – хуже, чем негативный интерес.

Таким образом, Климкина целенаправленно (но не для внутренних потребностей) пригласили в Белый Дом сразу после Лаврова, дали возможность быстро сделать несколько фотографий с Трампом, только раз едва привставшим ради этого с кресла, и так же быстро выперли назад хвастаться своим счастьем, пока Порошенко не осознал, что Климкин – единственный украинский политик, с которым встретился Трамп и, не оторвал нахалу (Климкину, конечно, не Трампу) голову.

Это был жест и не для Украины. Во-первых, ничего не стоило просто позвонить Порошенко – с точки зрения восприятия украинским политикумом и майданной общественностью эффект был бы куда больше, а напрягаться пришлось бы значительно меньше (можно было бы и в две минуты уложиться).

Во-вторых, внутриукраинская истерика, начавшаяся по поводу фотосессии Климкина в Белом Доме, как раз свидетельствует о том, что, кроме самого Климкина (и посла Чалого), большая часть украинских политиков, отведённую ему (и Украине в его лице) администрацией Трампа роль поняли правильно.

Не исключаю, что американцы частично ориентировали данный жест на Европу. Могли посылать два сигнала:

· Трамп не наглый сноб (как Вы там у себя говорите). Видите, даже никому не известным Климкиным не погнушался.
· США не отказываются от своих обязательств, как говорят некоторые европейцы. И с украинским кризисом не оставили Меркель один на один. Вот, Трамп даже с Климкиным беседовал. Будете себя хорошо вести, и другим европейским климкиным может улыбнуться такое счастье.

Впрочем, европейские дипломаты и политики люди искушённые. Хоть глобализм их и испортил, но всё же тысячелетняя традиция государственного управления не может быть уничтожена так быстро, как в юных США. Рассчитывать, что они воспримут подобного рода сигналы не стоит.

Европа любит конкретику, а факты, в данном случае, не на стороне версии о крупном украинском дипломатическом прорыве.

Напомню, что на Украине Климкина и Чалого облыжно обвинили в том, что они купили визит в Белый Дом за 400 тыс. долларов. Если бы они это сделали, им бы надо было героя Украины давать сразу. Но проблема заключается в том, что автор этой версии (лишённый гражданства депутат Артёменко) уже в следующем предложении противоречит сам себе, зато позволяет на понять, как же всё было на самом деле.

Артёменко заявляет, что Чалый и Климкин, ещё за полчаса-час до встречи в Белом Доме не знали, что их туда позовут. Вы представляете себе ситуацию, когда министр (у которого срок пребывания в США жёстко ограничен, а программа строго расписана) заплатил какой-то лоббистской фирме 400 тыс. дол. за встречу с Трампом («три рубля на подкуп президента») и сидит себе в посольстве, за временем не следит, ждёт, а вдруг выгорит?

И это при том, что министр знает, что Трамп с Порошенко почти полгода встречаться отказывается, а посол Чалый – доверенный человек Порошенко (проработавший с ним не один год) способен в любой момент поставить на место зарвавшегося министра, попробуй тот только заикнуться о своём желании «сфотографироваться с Трампом».

Зато мы знаем (информация неоднократно публиковалась в свободном доступе), что самые разные украинские власти (от Кучмы, до Порошенко) нанимали американские лоббистские структуры (непосредственно или через доверенных олигархов) для «продвижения интересов Украины». Годовой пакет услуг как раз и стоил около полумиллиона долларов.

Таким образом, когда в Белом Доме принимают Лаврова, в США уже давно работает какая-то лоббистская компания, нанятая для продвижения интересов Украины (это известно, эти данные публикуются в открытом доступе). И в это же время в США с визитом находится министр иностранных дел Украины (он всё время туда летает что-то просить).

В администрации Трампа понимают, что Путин их прогнул – заставил принять Лаврова и, таким образом, выйти на абсолютно равный формат межгосударственной дискуссии. Нагло грубить или совершать какие-то резкости они не могут – нельзя сорвать переговорный процесс. Но, при помощи дипломатических уловок продемонстрировать, что «мы отступили, но не проиграли» и очень хочется, и, в принципе, нужно. Иначе в мире постепенно перестанут уважать.

И вот дальше всё происходит именно так, как рассказывает Артёменко. Ни с того, ни с сего Климкина и Чалого разыскивает взмыленный лоббист, нанятый Украиной, и заявляет, что им надо срочно, прямо сейчас (Климкин даже не успел погладить мятый костюм) быть в Белом Доме. Трамп с ними фотографироваться будет.

Отказаться от такой чести нельзя. Да и думать особенно некогда. И они несутся на фотосессию.

Что этому предшествовало?

Судя по тому, что фотосессия с Климкиным не была согласована заранее, либо идея пришла кому-то из сотрудников Госдепа или Белого Дома уже в ходе переговоров с Лавровым, либо информацию хранили в тайне от всех (даже от самого Климкина), чтобы не было утечки до встречи с российским министром.

Американцы боятся находчивости и непредсказуемости российской дипломатии (в лице её лучших представителей, разумеется, а не кого попало), оперативности реакции руководства МИД. Они явно не собирались рисковать переговорами с Лавровым.

Впрочем, эта деталь не важна. Примерно за полтора часа, до окончания встречи с Лавровым кто-то из Белого Дома звонит нанятому Украиной лоббисту и говорит, что Климкину можно устроить фотосессию с Трампом. Возможно, в ответ спрашивают, а нельзя ли сделать то же самое для Порошенко?

На что следует ответ, что сфотографироваться можно или сейчас, или никогда, а Порошенко находится далеко за океаном.

Лоббисту звонят потому, что Белый Дом не может унизиться до того, чтобы самостоятельно позвать Климкина в гости, а тот же попросить о встрече никогда не догадается. Лоббист срочно передаёт информацию Чалому, сообщая, где и когда он (в качестве сопровождающего по протоколу) и Климкин должны быть. Краса и гордость украинской дипломатии прибывает на место.

Их быстро проводят к вице-президенту Пенсу (возможно, идея принадлежала ему, поэтому он и соучаствовал в организации фотосессии). Тот сразу же проводит их к Трампу. Четыре-пять минут – фотограф закончил свою работу, Климкина и Чалого вывели из Белого Дома и всё.

В такой ситуации и посол, и министр, даже если бы хотели, не могли бы скрыть ни факт встречи, ни фотографии. Встреча с президентом США (пусть и короткая) слишком большое событие для любой страны, чтобы её дипломат посмел не отписаться об этом в столицу. А тут ещё сразу министр и посол – не один, так другой напишет.

Поскольку же в ходе встречи ни о чём не говорили и даже на сайте Белого Дома не написано, что об этом думают США, фотографии – единственное материальное свидетельство того, что встреча была.

И Украина публикует фотографии Климкин-Трамп, заодно киевский МИД пытается провести знак равенства между встречами Трамп-Лавров и Трамп-Климкин, демонстрируя всем, что если министерство обороны воюет за Крым и Донбасс не очень успешно, то уж на дипломатическом фронте ни пяди родной земли не отдали и вообще сплошные победы.

Именно это и было надо США. Вся история с Климкиным затевалась для того, чтобы вслед вынужденной встрече с Лавровым, послать Путину сигнал: «Ничего Вы нас не прогнули. Кого хотим, того и принимаем, хоть Климкина, хоть ещё какого папуаса». Это вроде как мило попрощаться с гостем, а потом сзади плюнуть ему на пиджак, чтобы гость не видел. Американцы вслед Лаврову намекнули, что не видят разницы между ним и Климкиным (Россией и Украиной).

Запад обманываться рад: почему Украине никогда не удастся вернуть Крым

Запад обманываться рад: почему Украине никогда не удастся вернуть Крым

В принципе, на этот демарш можно было бы не обращать внимания. В конце концов, главное – результат. С другой стороны, Путин тоже может во время следующей встречи с Тиллерсоном, провести фотосессию с министром иностранных Приднестровья или ЛНР.

Но это будет воспринято, как выкрик «сам дурак».

Насколько я помню, Кремль привык не отвечать на такие выпады сразу, никогда не отвечать на них зеркально и никогда не оставлять их без ответа вовсе. Причём каждый раз ответ бывает таким, что «партнёры» жалеют, что вообще ввязались в это дело.

Поживём-увидим. До встречи Путина с Трампом на «Двадцатке» Тиллерсон должен минимум раз навестить Москву. Вот ведь как бывает: виноват Пенс, а отдуваться Рексу.

Автор: Ростислав Ищенко


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта