Испытание золотом: Станут ли Дальний Восток и Сибирь русским Клондайком



Понимай как хочешь: то ли власти явили щедрость, предоставив народу возможность как следует подзаработать в тяжёлые кризисные времена, то ли задумали хитрость, вознамерившись в кратчайшие сроки заселить самые безлюдные медвежьи углы.

Не сегодня завтра будет принят закон «о вольном приносе золота», сообщил губернатор Магаданской области Владимир Печёный. Каждый желающий сможет намыть себе золотишка – по 10 кило в одни руки. А это порядка 30 млн рублей, если что. Так что в ближайшее время десятки – если не сотни – тысяч старателей рванут за удачей в Сибирь и на Дальний Восток.

Депутаты Госдумы даже термин явлению придумали – «промышленный туризм». Законопроект, о котором поведал магаданский губернатор, правительство шлифует уже не первый год: в 2010-м по поручению тогдашнего президента Дмитрия Медведева Совет Федерации сделал первые шаги в регламентации добычи золота «на россыпных месторождениях индивидуальными предпринимателями».

Испытание золотом: Станут ли Дальний Восток и Сибирь русским КлондайкомИтогом усилий сенаторов стал законопроект за номером 429535-5, принятый в первом чтении в январе 2011-го. Год спустя его стали готовить ко второму чтению – президент поторапливал. И уже было подготовили, да грянул украинский кризис, против нашей страны ввели санкции – в общем, стало недосуг.

А так-то все нормы давно прописаны и согласованы. Ждали только отмашки из Кремля и, судя по бодрому рапорту Владимира Печёного, наконец-то дождались. Ну а пока что старательская деятельность физических лиц всё ещё под запретом – за самовольное старательство грозит уголовное наказание по 191-й статье УК. Как Сталин приручил «приисковую кобылку» Но так было не всегда.

Не поверите, но даже в Советском Союзе, где, казалось бы, любая частная инициатива была под строжайшим запретом, старательство было разрешено – так решил Иосиф Сталин. Раздумывая, как заселить Сибирь и Дальний Восток, «вождь народов» изучил опыт своих предшественников, в частности императора Николая II. А тот в 1901 году издал манифест о свободном обращении шлихового золота в России.

И за каких-то полтора десятилетия шестимиллионное население Сибири увеличилось вдвое! Точно так же поступил и Сталин – и не прогадал. В 1925 году особым постановлением Совнаркома золотодобытчиков освободили от всех налогов, а девятью годами позже советское правительство установило особый правовой статус старателей и закрепило за ними целый ряд льгот.

И старатели не подвели. В годы Великой Отечественной войны «приисковая кобылка» (так называли старателей сибиряки) обеспечивала до 40% всей золотодобычи СССР! Прикрыли «кобылку» только после смерти Сталина, в 1954 году.

А нормы, регламентируемые новым законопроектом, как выясняется, фактически повторяют сталинские: разрешается намыть по 10 кило золота в одни руки для последующей сдачи государству без применения техники.

Только лотки, в лучшем случае – примитивная драга. Впрочем, губернатор Печёный не исключает, что условия могут и пересмотреть. Чай, не в XX веке живём, техника не стоит на месте. То ли так случайно совпало, то ли крупный бизнес держит нос по ветру – новости о том, что частникам позволят добывать золото, и о возможном появлении новой крупной добывающей компании пришли буквально одна за другой.

Группа «Ренова» миллиардера Виктора Вексельберга якобы сливается с горнодобывающей группой компаний Petropavlovsk Павла Масловского и Питера Хамбро, чтобы впоследствии объединить усилия с Highland Gold Романа Абрамовича и занять второе место на рынке золотодобычи.

Не исключено, что появление нового крупного игрока непосредственно связано с принятием закона о золотодобыче – Вексельберг и его партнёры могли предпринять попытку к объединению усилий, чтобы заполучить возможность принимать у старателей собранное ими золото. Вот оно, настоящее золотое дно!

А пока законодатели решают, как отследить, сколько на самом деле золота добыл старатель и не превысил ли норму. Да никак! Нормы добычи устанавливались и при императоре Николае, и при Сталине, но ни о каком контроле при этом и речи не было.

Основной доход государство получало даже не от продажи лицензий (они были дешёвыми, зато продавались помногу), а от реализации товаров в местах золотодобычи. Растёт торговый оборот – растут бюджетные поступления. Польза? Несомненно! А вот ещё польза – привлекая старателей, можно «вовлечь в хозяйственный оборот» россыпи, непригодные для промышленной разработки.

Геологи подтверждают: в Сибири таких немало. Крупные добывающие компании уходят на новые места, не выработав месторождения полностью, а более мелкие игроки не в состоянии получить лицензию на разработку непромышленного объекта. Станешь добывать без лицензии – загремишь под 191-ю статью. И лежит себе золото в земле бесхозное.

Владимир ПЕЧЁНЫЙ, губернатор Магаданской области:

– Нас пытаются представить некими алчными региональными лоббистами, готовыми захапать тонны золота при содействии армии старателей-частников, то ли бандитов, то ли бомжей. Разумеется, это не так. Нет речи ни о какой вольнице, все нормы чётко прописаны.

Старатель сможет обратиться в Минприроды России и на основании своей заявки безо всяких конкурсов и аукционов, на которых сами знаете, что творится, получить лицензию на право добычи золота, освобождаясь при этом от уплаты налога на добычу полезных ископаемых.

Но это, пожалуй, единственное послабление, дальше идут строжайшие ограничения. Месторождение предоставляется в пользование на пять лет, не больше. Запасы золота там не должны превышать 10 килограммов. Общая площадь участка – не более 15 гектаров.

Взрывать нельзя, копать на глубину свыше 5 метров тоже нельзя. Подрядчиков привлекать нельзя, задействовать технику – тоже. Для нас, как и для наших соседей из Забайкальского края, принятие этого закона – вопрос выживания региона. У нас до перестройки было полмиллиона населения, а сегодня две трети людей разбежались.

Нужно что-то предпринимать, и мы считаем, что закон о добыче золота нам в этом поможет. А «золотой лихорадки» не будет, лихорадка – это болезнь, а в нашем случае мы не болеем, мы, наоборот, пытаемся вылечиться. Налетай – 700 тонн брошенного золота! Но чего греха таить, добывают у нас золото и без лицензии.

И мелкие компании, и отдельные старатели, которых у нас как бы пока и нет. В Союзе золотопромышленников России подсчитали, что примерно 10-я часть всего золота, поступающего на российский рынок, добывается незаконно. Это порядка 20–25 тонн в год (а всего в прошлом году у нас «намыли» 297 тонн). Практически всё это золото поступает с заброшенных приисков, не имеющих промышленного значения – на Колыме таких великое множество.



А можно было бы добывать вдвое, а то и втрое больше, если бы, скажем, легально задействовать в золотодобыче безработных Сибири и Дальнего Востока. Заодно и добытое золото легализовали бы. Сегодня только в одной Амурской области золото моют сотни, если не тысячи местных старателей – просто потому, что иных способов заработать в тех краях нет.

Какую работу можно найти в заброшенном рабочем посёлке на краю земли? Бывший губернатор Магаданской области Николай Дудов, с чьей подачи Дмитрий Медведев семь лет назад и стал пробивать закон о старательстве, поясняет: добывать драгоценные металлы физическим лицам разрешено во всём мире, а Россия чем хуже? Расхожее опасение, мол, старатели кинутся осваивать крупные месторождения – не имеет под собой оснований.

«Чтобы начать разработку серьёзных залежей, требуется серьёзная техника, – разъяснил Дудов. – Мелкие золотодобытчики, даже скинувшись, не смогут себе такую приобрести. А на россыпных месторождениях старатели вполне могут обойтись минимумом приспособлений». Эксперты недавно подсчитали, что только в Магаданской области отработанная порода может содержать до 700 тонн золота – чем не повод рискнуть?

И чем быстрее будет принят закон о золотодобыче, тем большую пользу извлечёт наша страна. Вот что говорит экономист Михаил Хазин: не исключено, что ещё до окончания лета мы станем свидетелями краха рынков акций по всему миру, которые будут сопровождаться значительным ослаблением доллара.

Рынки облигаций также, вероятно, обрушатся, а выгоду из надвигающегося кризиса извлекут в первую очередь те, кто владеет «физическими золотом и серебром». «Центральные банки не смогут, как прежде, манипулировать рынками этих драгоценных металлов, и мы увидим, какими окажутся реальные цены на золото и серебро, – прочит швейцарский экономист Эгон фон Грейерц.

– Вероятно, эти цены окажутся многократно выше их текущих уровней». Самое время нашей стране пополнить свой золотой запас – задействовав труд старателей, на которых, повторю, приходится 10-я часть всей золотодобычи. В общем, в условиях, когда мировые цены на золото вот-вот рванут вверх, всплеск интереса частных предпринимателей к его добыче неизбежен, полагают эксперты.

Почему в Союзе старателей против Впрочем, идея разрешить частникам самостийно добывать золото нравится далеко не всем – категорически против выступает Союз старателей России. Там убеждены, что Магаданская область, Якутия и Забайкальский край откровенно лоббируют принятие закона о старательстве, не принимая в расчёт угрозы, которые может повлечь за собой легализация частной добычи – коррупция, воровство и разгул криминального элемента.

Председатель Союза старателей Виктор Таракановский полагает, что принятие закона не решит ни одной поставленной задачи – не увеличит рост добычи, не заселит пустынные регионы людьми и не поможет победить безработицу. В Магаданской области, мол, всего 40 месторождений подпадают под нормы законопроекта – это значит, разрабатывать их будут всего 40 старателей?

«Вы знаете, сколько граммов золота в кубометре песка на россыпных месторождениях? – вопрошает эксперт. – Полграмма на кубометр! И этот кубометр ради этого грамма нужно перетаскать на тачке и промыть! Для нормального функционирования горнодобывающего предприятия нужна выработка не меньше 2 кило золота на человека за сезон. Никакие копатели с лопатами таких показателей не добьются».

По словам Таракановского, за сезон, то есть за 10 месяцев, старатель сможет добыть от силы 50 граммов золота. При рыночной стоимости 1200 долларов за унцию (примерно 31 грамм) выходит негусто – по 12 тыс. рублей в месяц. Многие ли соблазнятся? В 90-х годах, когда регионам позволили взять столько суверенитета, сколько они в состоянии унести, в Магаданской области приняли местный закон о добыче золота.

И началось – работники приисков стали в массовом порядке воровать добытое предприятиями и артелями и сдавать перекупщикам в «приёмные кассы». По словам Таракановского, хищения приобрели «катастрофический размах»: «Отследить в тайге нереально, – поясняет эксперт, – на одного добытчика держать пять контролёров?

Крали золото у артелей, тащили в «приёмную кассу» – неизвестно, кто её держал, – и получали наличные, никто никаких документов не спрашивал. Но далеко уйти с деньгами не успевали – завернул за угол, и всё, труп. А деньги забрали».

В общем, Таракановский убеждён, что с принятием нового закона всё будет точно так же. Впрочем, воровство в отрасли цветёт и сегодня: года три назад с Колымского аффинажного завода в посёлке Хасын неизвестные увели 2 тонны (!) золота.

Предприятие задолжало приискателям порядка 5 млрд рублей, но золото так и не нашлось. «Золотой лихорадкой» готов переболеть миллион россиян Сложно спрогнозировать, насколько может увлечь наших сограждан грядущая «золотая лихорадка». В Союзе золотопромышленников прикинули, что в Сибирь и на Дальний Восток захотят переселиться от 300 тыс. до миллиона россиян.

Ещё порядка 1,5–2 млн подтянутся из стран СНГ, в основном с Украины и из Киргизии. Найдутся желающие и в соседнем Китае – если, конечно, участие иностранцев в добыче драгметаллов законодательно не ограничат. В общем, откуда «понаедут» старатели, примерно понятно. А вот куда они все рванут? Где у нас самые золотоносные регионы? В первую очередь на Дальнем Востоке.

В прошлом году там добыли порядка 120 тонн золота. Добывают благородный металл и на Колыме, и в Якутии, и на Чукотке – в семи восточных регионах, большинство из которых традиционно считаются «депрессивными». Запасов достаточно, говорят, на 100 лет золота хватит. Так что стимул переселиться поближе к приискам – самый очевидный.

Глядишь, обойдём по добыче золота даже китайцев, которые пока нас опережают, добывая по 450 тонн драгметалла в год. Что же до грядущей «золотой лихорадки», так ведь и в XIX веке она началась неожиданно. Запрягали в те времена ещё дольше, чем нынче: в 1812-м Сенат принял указ «О предоставлении права всем российским подданным отыскивать и разрабатывать золотые и серебряные руды с платежом в казну подати».

Частная золотодобыча в Сибири началась лишь полтора десятилетия спустя – в 1828 году на реке Сухой Берикуль в Томской губернии. Золотой промысел увлёк тогда всего несколько сотен россиян. А настоящая «лихорадка» разразилась только в 40-х годах. Зато какая!

За какие-то несколько лет объём хлебной торговли в Енисейской губернии вырос с 350 тыс. рублей до 5 млн, а население края выросло чуть ли не в десятеро. Разбогатевшие старатели заказывали себе визитные карточки из чистого золота по 5 рублей за штуку – столько стоил целый пуд белужьей икры. А на гербе Красноярска появился золотой лев с лопатой – символ старательства.

Как ни крути, а от легализации золотодобычи частниками – одна польза. Считаем: новые рабочие места – раз. Массовое переселение в медвежьи углы, куда не загнать никого даже пресловутым «дальневосточным гектаром» – два. Приедут люди – начнёт развиваться инфраструктура.

Глядишь, с третьей попытки (первые две – николаевская и сталинская) и заселим наш Дальний Восток. Снизится риск иностранной интервенции – что-то слишком часто на Западе стали отмечать, что, мол, Сибирь – общечеловеческое» достояние, а не только российское. Россия, мол, что-то не спешит осваивать свои восточные земли – так Запад всегда готов сделать это за вас!

Автор: Руслан Горевой


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей