default-logo

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции



Для начала взглянем на энергетику. Как известно, можно обмануть финансовую статистику, но реальные цифры практически невозможно. Старый метод разведчиков выявления передвижения крупных войсковых подразделений по инфраструктуре (транспорт, кухня и т.п.) применим и в экономике. Мы располагаем сведениями об энергопотреблении мира с 1971 года по настоящее время. На нижеприведенном рисунке видно, что абсолютное использование энергии в расчете на человека стабильно растет. Распад СССР и последовавший за ним коллапс энергопотребления в нашем регионе приостановил было на 1991-2001 годы этот процесс. Однако затем тенденция увеличения энергопотребления вернулась на историческую траекторию. Одновременно распад СССР и бурный рост энергомощностей в Китае и других развивающихся странах существенно ухудшил показатель потери электроэнергии при ее доставке к потребителям.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Если мы посмотрим на эту историю с другой стороны, финансовой (использование энергии на $1 тыс. мирового ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности, в постоянных ценах 2005 года, на правой шкале рисунка), то окажется как будто мы наоборот, становимся все более энергоэффективными. То есть для того чтобы создать тысячу долларов ВВП (данные очищены от инфляции) мы потребляем все меньше энергии. Этому статистическому казусу способствуют две цифры – инфляция и ВВП. Так, инфляция в реальности больше, чем нам об этом рассказывают органы статистики. Но еще виртуальней является рост мирового ВВП. Миф о быстром росте современной экономики зиждется на сознательном (тогда это мошенничество) или неосознанном (глупость) представлении о том, что рост реального ВВП – это круто. То есть совершенно опускаются из виду качественные характеристики жизни и все делается во славу денежного выражения жизнедеятельности человечества. Для этого допускается заигрывание с инфляцией и стимулирование экономического роста любыми методами – в первую очередь бездумной раздачей кредитов и безумными бюджетными дефицитами, которые закрываются денежной эмиссией. И пусть даже рост ВВП является виртуальностью, политэкономическая цель достигнута.

Кроме денежно-кредитного влияния, последние две тысячи лет существовала тесная взаимосвязь между ростом мирового ВВП и численностью населения планеты. Так, если мы взглянем на следующие два графика, то увидим тесную корреляцию между темпами прироста реального мирового ВВП и темпами прироста населения планеты, которая существовала почти вплоть до начала третьего тысячелетия (коэффициент корреляции 0.92). При этом вполне естественно было наблюдать более быстрый рост ВВП по сравнению с численностью населения, что объясняется повышением производительности труда благодаря его лучшей организации и использованию машин и оборудования.

Вот только начиная с 1970 года рост населения планеты начала замедляться. Если на пике он достигал порядка 2.1% в год, то сейчас снизился до 1.2%, а к 2030 году ожидается его замедление до 1% в год. И если первоначальная реакции мировой экономики на демографические тенденции была адекватна историческим тенденциям последних как минимум двух тысяч лет, то включение на полную мощь денежно-кредитного станка, начиная с 1982 года, позволило темпам прироста мирового ВВП достичь новых высот. Учитывая нежелание мировых лидеров согласиться на замедление роста своих национальных экономик и согласие на использование для этого любых значений бюджетных дефицитов и денежных вливаний, демографическое расхождение добавит в копилку мировой инфляции не один процентный пункт. Ускорение экономического роста началось в период между 1820 и 1870 годами. Кстати, в 1844 году был создан прообраз современной финансовой системы – Банк Англии монополизировал право выпуска бумажных денег в Англии и Уэльсе, а несколько шотландских и североирландских банков сохранили право эмиссии банкнот, но только в рамках стопроцентного обеспечения в Банке Англии.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

За счет чего были достигнуты «феноменальные» результаты мировой экономики начиная с 1980 года? – Денежно-кредитная эмиссия, которая отразилась в официальных цифрах инфляции лишь частично. Я уже много раз говорил, что эти деньги ушли на финансовые рынки и привели к появлению и схлопыванию с тех пор множества пузырей на рынках недвижимости, акций, облигаций, отдельных сырьевых товаров не одного десятка стран. То есть потребительская инфляция было умело связана как интенсификацией сельского хозяйства, так и при помощи «ручных» фьючерсных рынков продукции сельского хозяйства. Но инвестиционную инфляцию никто ограничивать не собирался, ведь это стало главным источником появления новых богатств для подавляющего большинства современным миллиардеров. Вторым темпом к спекулятивным ажиотажам то на акциях, то на недвижимости подтягивались простые граждане. Со вполне известным результатом: кто первый участвует в строительстве пирамиды, потом имеет достаточно времени и шансов выскочить из нее с гигантской прибылью, продав последним лохам.



Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Впрочем, мировой ВВП может немного подрасти благодаря укреплению национальных валют развивающихся стран, которые традиционно имеют заниженные курсы относительно американского доллара. В первую очередь речь идет о Китае. Это позволит поднять мировой ВВП ближе к его оценке по паритету покупательной способности (GDP, PPP). Однако потенциал такого схождения номинального ВВП к ВВП по ППС в масштабах мировой экономики достаточно скромен, так как слабые экономики не могут иметь справедливо оцененные валюты.

Результатом денежно-кредитной экспансии и широкого применения правил открытой экономики (ВТО и т.п.) стал стремительный рост международной торговли. Стартовав в 1961 году с 12% глобального ВВП, в 2008 году мировая торговля занимает уже 29%. Именно торговля, а не люди, вносят сегодня главный вклад в математику расчета ВВП. Промышленность давно и стабильно теряет свои позиции в современном торговом мире.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

В этой связи весьма занятный прогноз роста мирового номинального ВВП, данный в апреле текущего года МВФ. Как видно на вышеприведенном рисунке, за следующие шесть лет МВФ ожидает, что мировой ВВП вырастет на 41.1% или в среднем на 6.7% в год. Пусть этот рост и не очищен от инфляции, все равно он выглядит не слабо и темпами немного меньше начала 2000-х годов и намного выше с 1980-х по настоящее время. Впрочем, такая на первый взгляд амбициозная цель будет легко достижима, если удастся запустить маховик инфляции. На приведенном рядом графике мировой инфляции видно, например, что в 2008 году инфляция превысила 9% (CPI 9.1%, WPI 9.3%, дефлятор ВВП 8.4%) на разгоне цен на нефть и зерновые и даже вопреки уже начавшемуся экономическому кризису.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Глобальная инфляция показывала в не такой уж глубокой истории гораздо более широкие коридоры колебаний. Поэтому ее скачок в район 20% годовых не будет представляться чем-то удивительным. Скорее даже наоборот, мы должны удивляться тому, что с 1996 года глобальная инфляция ни разу не превысила двузначную отметку, учитывая темпы роста глобального ВВП в этот период (среднегодовой рост мирового номинального ВВП в 2003-08 годах составлял 10.6%). И пусть вас не введет в заблуждение умеренная денежная эмиссия М2, прирост которой только и покрывал увеличение ВВП. К сожалению, Мировой банк (с 1990 года), также как и ФРС США (с 2006 года) не публикует значение широкой денежной массы М3, а дает только более узкую М2. Монетизация М2 к мировому ВВП в 2008 году оставался на уровне 1993 года, также как и в США.

Разница между М3 и М2 состоит в долгосрочных депозитах, фондах денежного рынка, краткосрочных репо-сделках и «прочих крупных ликвидных активах». Мировой банк определяет М3 как «ликвидные обязательства», то есть как ликвидную часть долгов. И вот именно эта часть и росла особенно ускоренными темпами, начиная с 1995 года. Так что «обычные» деньги в форме М2 ничего особенного не показали, а вот они же с «надбавкой» дают прирост широкой монетизации в США (широкая денежная масса М3 к ВВП) к пику 2009 года более чем на 60%. Согласитесь, по сравнению с нулевым приростом монетизации по М2 это весьма впечатляющая разница. Есть несколько альтернативных неправительственных источника публикации широкой денежной массы М3. По этим источникам, пик М3был в начале 2009 года в районе $15 трлн. с последующим снижением к лету 2010 года в район $13 трлн. Я также рассчитываю отношение М2 к М3,что достаточно для оценки монетизации по М3 как это представлено на следующем рисунке. И отсюда уже ясно видно, что удивительный рост мировой экономики был обусловлен именно монетарными факторами и расцветом международной торговли (которая во многом и фондировалась беспечным кредитованием).

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Как видно, в настоящий момент монетизация продолжает падать, несмотря на скачок монетарной базы. Это как раз и показывает, что деньги остались тромбом в финансовой системе и пошли на формирование финансовыми институтами резервов в ФРС, а не на расширение денежного предложения в реальную экономику. Избыточные резервы американских банков на начало июля превышали $1 трлн., что составляет больше десяти процентов от кредитного портфеля банковской системы США ($9.1 трлн. на ту же дату). Именно поэтому на локальном промежутке времени стремительный рост монетарной базы не увеличивает кредитование и не раскручивает инфляцию. Но как долго деньги будут лежать мертвым грузом? Да, при цене этого ресурса около ноля банки могут себе позволить держать гигантские избыточные резервы. Да еще и спекулировать малой их частью на финансовых и товарных рынках.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Более того, американскому правительству такая избыточная ликвидность банковской системы позволяет размещать госбумаги по рекордно низким процентным ставкам. Но если уж говорить об экономическом росте в США и мировой экономики, то госдолг палочкой выручалочкой уже не является. Гигантские бюджетные дефициты позволили остановить катастрофический обвал ВВП и безработицы. Низкие налоговые поступления удерживают эти дефициты на запредельных уровнях. Так что для соблюдения хотя какой-то видимости бюджетной дисциплины правительства вынуждены сокращать поддержку национальных экономик. Считается, что люди не хотят тратить деньги, опасаясь за будущее и откладывая на черный день как можно больше. Но, на мой взгляд, проблема гораздо глубже, в неспособности людей тратить. Рост заработных плат последние десятилетия значительно отставал от рост реальных цен. Официальная инфляция спрятала эту проблему с глаз не только простых людей, но и политиков. Поэтому сегодняшний рост сбережений американцев к среднему историческому уровню в районе 5% ВВП уже выглядит как национальное бедствие.

В любом случае, американские власти заинтересованы заставить людей делать меньше сбережений и больше тратить. Ведь снижение нормы сбережений до 2% ВВП с сегодняшних 5% увеличит расходы населения примерно на $0.5 трлн. или добавит к экономическому росту те же 3%. Не так уж и мало при сегодняшнем анемичном росте.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Ускорение взлета мирового ВВП в начале третьего тысячелетия сопровождалось даже более быстрыми темпами прироста бумажных валютных резервов, которые выросли с 4% ВВП в начале 1990-х до почти 12% в 2008-м. Фактически это означает, что каждый шестой доллар прироста ВВП за этот период лег мертвым грузом в резервах госбанков преимущественно развивающихся стран. Для развивающихся стран, чья доля в глобальной экономике незначительна в реальности обездвиживание капитала в валютных резервах была еще больше. Скачок валютных резервов с $1 трлн. до $7 трлн. (без учета золота) в период с 1993 по 2008 годы оказался на пользу только США ну и может быть еще нескольким странам. Американцы обменяли доллары на реальные товары, а весомая часть этих долларов не вернулась на товарные рынки, что еще и сдержало инфляцию. Разумная схема как для эмиссионного центра. Остается только поддерживать правила и сдерживать сворачивание валютных резервов и их возврат к первоистокам. Кстати, именно поэтому МВФ активно и легко выдал кредит Украине осенью 2008 года когда возникла реальная угроза, что Киев продаст американские активы из валютных резервов с целью поддержания стабильности валютного рынка. О последнем кредите МВФ Украине мы поговорим в других постах, благо уже опубликован новый Меморандум.

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Эрик Найман: миф о росте мировой экономики и неизбежность скачка инфляции

Итак, быстрый рост современной мировой экономики не подкрепляется демографическими тенденциями, а поддерживается только за счет денежно-кредитной экспансии. Но так как политики хотят оставаться у власти как можно дольше, они не могут добровольно согласиться на замедление национальной экономики. Они скорее пойдут на эмиссию все новых денег и долгов, замыливая глаза избирателей виртуальными цифрами и подтасовывая данные об инфляции.

Но есть еще более важная причина нежелания остановить денежно-кредитный станок – это долги. Если долгов становится ускоренно больше, а рост количества населения на планете замедляется, то долговая нагрузка на каждого ныне живущего и тем более рожденного в будущем растет с все с большим темпом. А значит, либо этот порочный круг порвется громкими дефолтами либо остается надеяться на безостановочно работающий печатный станок, который спровоцирует годы высокой инфляции и обесценит долги. Это позволит обнулить виртуальные денежные богатства и перезапустит систему. Кроме того, инфляция будет стимулировать людей тратить деньги. Вспоминается потребительский бум период распада СССР, когда советские граждане сметали с прилавков любой даже самый залежалый товар.

Как мы видели, МВФ уже заложил в свои прогнозы продолжение быстрого экономического роста, который в условиях замедления темпов роста населения планеты возможен только благодаря ускорению денежно-кредитной эмиссии и стимулирования международной торговли. Глобальная экономика и мировая торговля требуют все больших денег и все более открытых границ. То есть мир подготавливают к эре высокой инфляции, даже если мы не желаем этого замечать, а спекуляции будут оставаться процветающим и все более поглощающим видом деятельности. Пока продолжается тенденция роста мировой торговли, а деньги можно печатать сколько угодно, угрозы остановки роста глобального ВВП нет. Что касается побочного эффекта денежной эмиссии при отстающем росте товарного предложения – инфляции – это считается современной финансовой элитой меньшим злом по сравнению с остановкой всепоглощающего роста. Ведь пока есть что и кого поглощать и покупать, процесс глобализации не удержать.

А теперь пройдемся дефляции, ведь сегодня именно дефляционные ожидания все больше двигают рынки. Финансовые и товарные рынки сначала должны отыграть дефляцию, затем будут играть инфляционные ожидания, и только впоследствии собственно инфляцию.

Эрик Найман
Все материалы Эрика Наймана на Stockinfocus.ru





Загрузка...