default-logo

По поводу ролика Михаила Леонтьева о том, что Россия проспала сланцевую революцию



Меня несколько человек спросили, что я думаю по поводу ролика Михаила Леонтьева о том, что Россия проспала сланцевую революцию. Раз их было несколько, то отвечу, пожалуй, здесь.

Михаил Леонтьев

Михаил Леонтьев

Ну, что можно сказать во первых строках — тов. Леонтьев является талантливым учеником мастеров жанра — до Сергея Доренко времен борьбы с Лужковым и Примаковым не дотягивает, конечно, но силен, силен. Грамотно смешать правду, полуправду, ложь, отсылки к авторитетам — и лепи из этого какой хошь посыл, что он и делает. Сразу скажем, референты у него хорошие и фактурки накидали. Но вот с интерпретациями не все так гладко. Ну, по порядку.

Заявление Миллера о том, что вся сланцевая добыча в Штатах нерентабельна — пожалуй, и впрямь неосторожно, to say the least. Хотя, есть множество отчетов, в которых открытым текстом говорится, что текущие цены на газ неустойчивы и слишком низки для большинства новых скважин. Говорит не кто нибудь, а например, Goldman Sachs (NYSE:GS). Я также крайне рекомендовал бы прочитать Gas Boom Goes Bust.

По поводу ролика Михаила Леонтьева о том, что Россия проспала сланцевую революцию

Есть статистика по буровым видно, что число буровых, работающих на газ, неуклонно снижается. Из этого, конечно, не следует, что сланцевый газ — это фантом. Нет, сланцевый газ вполне реален, но по ценам раза в полтора-два выше, чем те, которые сейчас наблюдаются в США. А если цены на нефть начнут падать, эта равновесная цена будет еще выше — дело в том, что при добыче сланцевого газа добывается изрядно жидких углеводоров, выручка с которых, собственно, и поддерживает всю систему на плаву. Это все равно значительно ниже, чем в Европе, и тем более, в Азии.

Baker Hughes Rotary Rig Count
US Oil and Gas
for the week ending March 29, 2013
March 29, 2013previous
week
change%change from
previous month1
%change from
previous year2
U.S. Gas389418-29-7%-41%
U.S. Oil13541324302%3%
U.S. Offshore4552-7-13%-2%
U.S. Total174817462-1%-12%
Gulf of Mexico
March 29, 2013previous
week
change%change from
previous month1
%change from
previous year2
Gas14131-12%-44%
Oil2937-8-15%38%
Total4350-7-14%-7%
Non-Gulf of Mexico
March 29, 2013previous
week
change%change from
previous month1
%change from
previous year2
Gas375405-30-7%-41%
Oil13251287382%2%
Total170016928-0%-12%
Notes : 1.) Percent change from March 1, 2013. 2.) Percent change from Mar 30, 2012.


Вопрос экспорта газа из Штатов пока весьма открыт — низкие цены на энергию — это такой стимул для экономики, с которым никакой печатный станок не сравнится, и правительство США совершенно не жаждет увидеть, как этот стимул ослабнет, кроме того, существует мощнейшее лобби химических и сталелитейных компаний, ратующих за то, чтобы американский газ оставался в Америке.

Если кто не знает, на экспорт углеводородов из США нужна специальная лицензия, выдавать эти лицении правительство не обязано, процедлуры оспаривания отказа толком не существует, и лицензия на экспорт СПГ пока выдана одному-единственному проекту. Да, весь сжиженный газ из Катара, Нигерии и Тринидада, раньше предназначавшийся для США, поплывет теперь в Европу и Азию, сдвигая балансы в мировом рынке газа, возможно, какие-то проекты по экспорту СПГ в США реализуются, но единичные. Так что, сообщаться американский рынок газа с мировым будет, но по капилляру, и влияние его будет не так сильно.

Есть, конечно, другой интересный вопрос — а нет ли сланцевого газа где-нибудь еще, кроме США. Похоже на то, что есть, причем, если где и есть, то в Китае, той самой стране, потребление которой задирает вверх цены в Азии. Но… Разрабатывать там пока еще ничего толком не начали. В Европе, похоже, тема сланцевого газа закрывается — плотность населения, дефицит воды, жесткие экологические требования и т.д. делают разработки там малореальными.

Украина, конечно, объявила с большой помпой о двух проектах, один с Шевроном в Прикарпатье, второй, с Шелл, в Донецком бассейне (и это, кстати, именно, что из угольных пластов) — но сколько-то значимая добыча из них не ожидается раньше 2020-го года, и по словам знающих людей, уровень административных барьеров для этих проектов умопомрачителен, так что, особого оптимизма в ускоренном развитии этих проектов нет. Что, вообще говоря, странно — развитие собственной газодобычи — это сильнейший козырь для спора славян между собою о ценах на газ, но видимо, иррациональное поведение властей даже по важнейшим для них вопросам — это национальная особенность восточных славян, всех, и тех, что повосточнее, и тех, что позападнее, и ничего с этим не поделаешь.

Леонтьев прав, что ценовая политика Газпрома в Европе весьма ригидна и это чревато потерей доли рынка. Впрочем, именно доли, всего рынка Газпрому не потерять, как ни старайся, без русского газа Европа обойтись не может никак. Можно спорить, какой будет эта доля в процентах, будут ли объемы бодро расти в натуральном выражении, как это рисуется на диаграммах Газпрома, или стагнировать, как это рисуется в материалах европейского энергетического директората, но никто и ни в каком прогнозе русский газ из европейского баланса не вычеркивает — с чем, собственно, и связаны ожесточенные споры этого самого европейского энергетического директората с Газпромом о формуле цены — с тем, что Европе нужен русский газ, был бы не нужен, то и споров бы о цене не было бы, его б просто не покупали. Леонтьев подмечает, что сланец заставил отказаться от Штокмана на неопределенный срок — и это правда, но это последняя правда в этом ролике, а вот дальше Леонтьева начинает нести.

Следующей фразой он набрасывается на Южный поток, говоря, что и он из-за сланца станет пустым. В реальности raison d’etre Южного потока не в том, чтобы создать маршрут для дополнительных объемов газа, а в том, чтобы создать дополнительный маршрут в обход Украины для существующих объемов, а заодно, чтобы перерезать путь в Европу для туркменского и азербайджанского газа и осложнить вход для газа из восточного Средиземноморья. Потом он называет бредом слова о добыче газа из угольных пластов — хотя coal-bed methane является одним из главных источников роста добычи газа в Австралии, например.

Он ратует за то, чтобы начать добывать газ из сланца в России — и это тоже бред, в России очень много весьма дешевого в добыче традиционного газа. С существующей структурой запасов и при существующей газотранспортной системе даже задумываться от добыче газа из сланцев в России бессмысленно в ближайшие лет 20, как минимум. Опять-таки, можно долго спорить ex post, следовало ли, например, осваивать Бованенковское месторждение и класть оттуда столь мощный трубопровод, но уж коль скоро это сделано, сланец для России в ближайшее время совершенно не актуален.

Дальше он набрасывается на слова о том, что в России есть технологии, пригодные для добычи сланцевого газа. И снова непонятно, о чем это он. Они и впрямь есть, и российские компании сейчас вовсю закладывают на своих месторождениях скважины с длинным горизонтальным участком и множественными (до 18) стадиями гидроразрывов. Это ровно та самая технология, что сделала возможной добычу сланцевого газа, а сейчас поддерживает добычу нефти в Западной Сибири, и она уже достаточно тривиальна для российских нефтедобытчиков. Газпром ей, правда ваша, не пользуется, на его залежах она просто не нужна, но ей активно пользуется Газпром-нефть.

И наиболее интересна последняя атака — можно сказать, донос озабоченного гражданина, что Газпром собрался обрушить цены на нефть работами по сланцевой нефти. Начать с того, на Миллера тут кляузничать бесполезно — сланцевая нефть сейчас является крайне модной темой в США. Точнее, не сланцевая, а tight oil — нефть плотных пород — которая добывается с помощью все тех же горизонтальных скважин с множественным гидроразрывом.

Если посмотреть по баррелям нефтяного эквивалента, то темпы роста добычи такой нефти примерно вдвое выше, чем развитие истории сланцевого газа 8 лет назад. Да, для российского бюджета эта не самые радостные вести, ибо, понятно, что таких ресурсов в мире много, и они, видимо, будут поддерживать цену на нефть в районе 90-100 долларов за баррель — но пока не меньше. Есть определенные места, где добыча такой нефти стоит около 60, но их не так много.

С другой стороны, это крайне радостные вести для российского бюджета. По той простой причине, что знаменитая баженовская свита, святой Грааль российских нефтяников, подстилающая всю Западную Сибирь и содержащая миллиарды баррелей нефти, к которой до недавних пор никто не знал, как подступиться, и есть та самая «сланцевая» нефть, разработкой которой собрался заняться Газпром, собственно, уже и занялся, руками своей нефтяной дочки.

А учитывая степень выработанности западносибирских запасов, и то, что в Восточной Сибири покуда сравнимых запасов не нашлось (нашлось много, но ни второго Самотлора, ни Мамонтовского, ни Ромашкинского не нашлось), не найдись сейчас ключик к Бажену, российская добыча пошла бы вскоре на спад, что для бюджета было бы сильно неприятнее. И кстати, возможность разрабатывать Бажен — это сущее спасение для населения Западной Сибири, без этого Нефтеюганску и Нижневартовску вскоре бы была уготована судьба Пикалево.

Есть еще один интересный вопрос, qui prodest. Дальнейшее — сугубо мои догадки, но тем не менее. В этом же ролике Леонтьев сильно хвалит одного российского нефтяника, не называя, впрочем, его фамилию, адресуясь исключительно по имени-отчеству. One, who should not be named, ага. Леонтьев говорит, что России следовало бы обратить внимание на экспорт сжиженного газа, чтобы была гибкость в направлениях поставок, и вот же какое сопадение, совсем недавно этот нефтяник стал выбивать для себя право экспорта сжиженного газа.

Так что, складывается ощущение, что весь ролик — это один из залпов в старинной русской забаве — борьбе бульдогов под ковром. И сразу, кстати, становится понятно, откуда у Леонтьева фактурка, кто ему подсказал названия американских компаний, работающих по сланцевому газу.

Использована информация: akteon.livejournal.com




Загрузка...

По поводу ролика Михаила Леонтьева о том, что Россия проспала сланцевую революциюПодписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.