default-logo

Азиатский локомотив роста станет главным «слабым звеном» в 2014 году



Азиатский локомотив роста, поддерживающий мировую экономику на приемлемых уровнях в ходе текущего кризиса, станет главным «слабым звеном» в 2014 году. В результате угасания импульса роста развивающихся азиатских стран, Европа пострадает от последствий ослабления главного рынка экспорта. Однако это не обязательно обернется неудачей для самой Азии, которой действительно стоит умерить пыл и пересмотреть свою экономическую модель.

Ключевой показатель для понимания грядущей смены парадигмы развивающейся Азии – это инвестиции в процентном отношении к ВВП. Данный барометр показывает, какими объемами новых мощностей и производства пополняется экономика. В сбалансированной экономике и во время нормальных бизнес-циклов инвестиции в процентном отношении к ВВП должны следовать по колее общего роста ВВП.

Однако мировая экономика не сбалансирована. На развитых рынках (DM) соотношение инвестиций к ВВП упало и сейчас пытается постепенно вернуться к нормальным уровням. В этом нет ничего удивительного.

Тем временем, развивающаяся Азия демонстрирует заметный прирост инвестиций с 2008 года, когда рост реального ВВП составлял 10%, а соотношение инвестиций к ВВП – 37%.

Вернемся в настоящее время, где в азиатских странах инвестиции составляют 43% от ВВП, тогда как рост замедлился почти до 6%. За аналогичный период соотношение инвестиций в развитых странах постепенно вернулось к 19-20% от ВВП от 15% в 2008 году, тогда как более долгосрочное средне значение составило 23-24% от ВВП.

Это единственный и очевидный фактор, который стоит за нашим негативным взглядом на рост мировой экономики, но, по большей части, это относится именно к Азии (тогда как Европа выступает в качестве побочного эффекта). Одним из наиболее существенных последствий для экономики помимо замедления роста станет замедление инфляции или даже дефляция. Но почему?

Во-первых, сейчас власти развивающихся азиатских стран осуществляют стратегию, которую я называю «стремление к качеству» — попытка отойти от инвестиций в качестве единственного драйвера роста в пользу модели, в рамках которой инвестиции привязаны к более долгосрочным доходам. Сюда входят все сферы от образования до инфраструктуры (к примеру, железные дороги, мосты и энергетические станции) и используется бизнес-модель, в которой притоки прямых иностранных инвестиций – это не просто банкноты, а средства, поступающие в вышеупомянутые секторы.



Крупные притоки денег вытесняются коррупцией, нерациональным распределением средств и бюрократизмом. Более того, в конечном итоге, наступает момент, при котором капитальная база становится слишком высокой, чтобы принести приличный доход. Экономисты любят называть этот момент точкой, на которой маржинальная полезность одного дополнительного доллара США становится негативной. Мы достигли этой точки в 2011-2012 гг.

Масштабное исследование, проведенное HSBC, оценивает изменение показателя ВВП и соотношения инвестиций к ВВП за период с 2005 по 2007 гг. в сравнении с 2011-2013 гг. Китай потерял свыше 4% роста, несмотря на 6%-ное увеличение инвестиций. Подобным образом, Индия замедлила рост, невзирая на 9%-ное повышение уровня инвестиций. Фактически все участвовавшие в исследовании страны столкнулись с замедлением экономического роста в сравнении с периодом 2005-2007 гг.

Вывод заключается в том, что легкая часть цикла роста давно миновала. На мировом уровне власти некоторых развивающихся стран с упреждением пытаются замедлить рост своих экономик, однако мотивы разнятся. В Индонезии, Индии, Бразилии, Турции и Южной Африке (так называемая, «хрупкая пятерка») правительства ведут борьбу с чрезмерным дефицитом баланса текущих операций. Здесь же проблема в том, что притока прямых иностранных инвестиций уже недостаточно, чтобы покрывать постоянно расширяющиеся дефициты платежных балансов.

В Китае беспокойство вызывают пузырь на рынке кредитования и теневая экономика. Будучи связанной с монетарной политикой США, но при этом сильно отличаясь от американской экономики, Поднебесная окажется в зоне риска, если не сумеет вовремя замедлить рост своей экономики. Также Китаю предстоит разрешить огромную проблему загрязнения окружающей среды и разрядить потенциальную обстановку социальной напряженности. Правительство уже отмечало, что рост ВВП в 2014 году замедлится до 7% или ниже от 7,5% в 2013-м г. Насколько мне известно, премьер-министр Индонезии является единственным политиком в мире, который, как и я, считает, что небольшой кризис принесет немало пользы Азии.

Вторая причина, по которой замедление роста важно, заключается в дефляционном воздействии. Нет никаких сомнений в том, что во время кризиса развивающиеся рынки Азии тащили на своих плечах остальные страны мира, и, по большей части, благодаря сумасшедшему росту инвестиций.

Сейчас эта огромная мощность все сильнее страдает от недоиспользования. Отчасти это связано с тем, что мировой спрос остается вялым из-за различных форм количественного смягчения, которое, по подсчетам консалтинговой фирмы McKinsey, вытянуло из карманов частного сектора порядка USD 1.7 трлн. в пользу правительств и банков. Также это обогащает 20% зарегистрированных на бирже компаний, притесняя оставшиеся 80% экономики, куда входят компании малого и среднего бизнеса (SME) и часть мелкомасштабного частного сектора.

Для того чтобы развивающаяся Азия смогла восстановить баланс и вернуться к более жизнеспособной модели, потребуется снизить инвестиции от 43% до 32% от ВВП или ниже. Другой вариант – повысить внешний спрос.

Впрочем, сейчас развивающиеся рынки Азии сами по себе начали экспортировать инфляцию. Эти быстрорастущие экономики демонстрируют стремительное повышение уровня жизни, что вкупе с положительным демографическим дивидендом означает, что инфляция в развивающейся Азии приближается к пиковым значениям, тогда как показатели инфляции в Европе и США стремятся к почти нулевым уровням.

Это временная проблема. В конечном итоге Азия разожжет мировую инфляцию, но для начала избыточные мощности следует либо ликвидировать, либо сократить за счет нового спроса. Я полагаю, что оба варианта будут иметь место – и это значит, что 2014 и большая часть 2015-го станут «переходными годами» с поглощением дисбалансов, вызванных чрезмерным инвестированием.

Во время этого перехода замедлится рост развивающихся рынков Азии и других развивающихся стран ввиду процесса восстановления баланса и/или расширения текущих дисбалансов. Валюты этих государств ослабнут, поскольку этот рычаг останется единственным доступным для властей. Снижение курсов валют обусловит удорожание импорта и повышение конкурентоспособности экспорта. Для альтернативы в виде реальной реформы и открытия рынков время еще не настало (это история 2016-18 гг.).

Тем временем, закон возврата к среднему значению вынуждает инфляцию в Европе и США двигаться по направлению к нулевой отметке ввиду наличия избыточных мощностей на мировом уровне (что структурно уменьшает ценовую разницу) и отрицательного демографического дивиденда (в основном в Европе) из-за стареющего населения.

Прошло немало времени, прежде чем звезды из макроэкономических индикаторов так удачно сложились. Хорошая новость? Это начало конца кризиса. В 2014-15 гг. мы станем свидетелями периода ухода от количественного смягчения и легких денег в пользу более качественного роста, и, надеюсь, мандата на осуществление реальных изменений. Мир настолько вышел из равновесия, что все можно исправить только от этой точки.

Steen Jakobsen , Chief Economist & CIO, Saxo Bank

Настоящий материал содержит мнение специалистов инвестиционной компании или банка, полученное Stockinfocus.ru. Такое мнение предоставляется исключительно для целей ознакомления и не является рекомендацией для покупки, продажи ценных бумаг, принятия (или непринятия) каких-либо коммерческих или иных решений. За содержание материала и последствия его использования биржевой обозреватель Stockinfocus.ru ответственности не несет.




Загрузка...

Азиатский локомотив роста станет главным «слабым звеном» в 2014 годуПодписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.