default-logo

Расследование трагедии в Одессе: вопросы к украинской власти



Вряд ли кто-либо ставит под сомнение, что столкновение в Одессе 2 мая произошло между людьми с разными взглядами на будущее Украины, а вот вопросов к украинским властям, которые дали этим столкновениям перерасти в бойню с человеческими жертвами, очень много. Сразу же после трагедии в Одессе киевские власти, во всем видящие пресловутую «руку Кремля», нашли виновных — это, конечно же, были российские спецслужбы, устроившие провокацию.

Как убивали одесситов в Доме Профсоюзов

Назначенный Верховной радой премьером Украины Арсений Яценюк приказал искать «русский след» в одесских событиях. В СМИ сразу же была заброшена информация о 15 россиянах и пяти гражданах Приднестровья, погибших в ходе пожара в Доме профсоюзов, а по сети стали гулять ксерокопии паспортов якобы задержанных СБУ в Одессе российских граждан. С точки зрения пропаганды — ход верный, главное застолбить информационное пространство. А вот с точки зрения логики — странный, ведь уже спустя несколько дней выяснилось, что все погибшие — жители Одессы. Хотя с логикой у нынешних властей в Киеве туговато: одно заявление МВД о том, что погибшие активисты подожгли себя сами, чего стоит.



Почему, если было заранее известно, что фанаты «Черноморца» и «Металлиста» собираются пройти по улицам города маршем «За единство Украины», сил правопорядка было так мало, что ситуация фактически вышла у них из-под контроля? Не было ли это сделано специально? И это притом, что медики Одессы готовились к возможным нештатным ситуациям, большому потоку поступающих пациентов в первые майские выходные в связи с неспокойной обстановкой на Украине, как сообщил РИА Новости по телефону представитель городской больницы №10, куда доставляли пострадавших во время пожара в пятницу. То есть больницы готовились, а милиция — нет?

Кем были те активисты с красными повязками, которые при малейшей опасности прятались за спинами силовиков? Многим очевидцам событий прошлой пятницы казалось, что фактически милиция и боевики с красными повязками, которых украинские СМИ приписали к пророссийски настроенным, действовали заодно. Многие видели, что милиция формировала живой щит, а боевики из-за него закидывали своих оппонентов камнями. Получается, по логике украинских СМИ, милиция в Одессе защищала пророссийских активистов?

Почему, когда стало известно, что в Доме профсоюзов уже есть жертвы, на место происшествия были допущены посторонние люди, те самые активисты «Правого сектора», которые и загнали своих противников в каменную ловушку. Почему именно они, а не работники прокуратуры вели видеосъемку? Язвительность и цинизм приводимых ими при этом комментариев мы оставим в стороне.

Почему не были вовремя опечатаны помещения Дома профсоюзов? Проводятся ли какие-то следственные действия вообще?

По мнению сопредседателя Координационного штаба Общественной палаты РФ по оказанию помощи жителям Украины Георгия Федорова, «вместо того чтобы начать расследование преступления, фактически мы видим повторение ситуации с Майданом».

«Идет, к сожалению, уничтожение улик, и расследование, которое должно было начаться, фактически прекращено. Фактически происходит быстрое заметание следов, что показывает, что эти события были организованы или напрямую властью, или они были допущены властью», — полагает он.

Почему пожарные начали тушить пожар в здании Дома профсоюзов так поздно? Почему в самом здании не работали пожарные гидранты и не было огнетушителей, из-за чего люди не могли тушить бросаемые в них бутылки с зажигательной смесью? И понесет ли за это кто-нибудь ответственность?

Почему СБУ, куда наше агентство посылало соответствующий запрос, не предоставило пока никаких доказательств причастности российских спецслужб к событиям в Одессе? Экс-глава ФСБ депутат Госдумы Николай Ковалев в интервью РИА Новости заявил, что копии паспортов российских граждан не могут быть каким-либо доказательством в этой ситуации.»Сканировать можно на границе, можно сканировать на таможне. Можно в любом государственном учреждении, куда обращается гражданин, который приехал к своим родственникам, сделать скан паспорта, а потом все что угодно с ним делать: заявлять о шпионаже, о диверсионной деятельности, что, к сожалению, на мой взгляд, и происходит», — считает Ковалев.И наконец, почему наблюдается такая чехарда с количеством погибших? Кто вывозил тела? Сколько людей пропало без вести? Умеют ли те, кто вывозил трупы, считать? Или, как заявил РИА Новости депутат Одесского облсовета Вадим Савенко, «украинским властям дана команда замалчивать размеры трагедии, для того чтобы скрыть перед мировой общественностью то, что в Одессе произошла карательная операция против пророссийско настроенных граждан».

Зачем скрывать количество погибших, тоже непонятно — вчера украинский телеканал ТСН сообщил, что после столкновений в Одессе, где погибли десятки активистов, 48 человек пропали без вести, а в моргах до сих пор лежат неопознанные тела.

Власти Украины спешно поменяли губернатора Одессы, руководство одесского УВД, а глава украинской милиции Арсен Аваков даже пообещал привлечь к расследованию событий в Одессе иностранных специалистов, для того чтобы расследование было «более объективным». А будет ли что искать заокеанским «пинкертонам» после того, как в Доме профсоюзов пошуровали активисты «Правого сектора»? Если, конечно, они не будут заранее знать, что искать и кто во всем виноват. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

При подготовке материала использована информация: РИА Новости

 

 


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ