Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Зачем Лукашенко ссорится с Москвой?

Антироссийская риторика Лукашенко, возможно, связана с предстоящими президентскими выборами, на которых Батька рассчитывает вновь одержать «элегантную победу».

38CADD9E-20A2-4F2C-B9B5-0F2B22D2FB50_cx0_cy8_cw0_mw1024_s_n_r1

В преддверии заседания Высшего совета Евразийского экономического союза, который должен состояться сегодня, 23 декабря, в Москве, в среде экспертов бурно обсуждается нынешнее поведение президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Глава Белоруссии из достаточно надёжного партнёра в одночасье если и не стал оппонентом Кремля, то, как минимум, решил продемонстрировать всем свою крайнюю независимость от политики России. События последнего времени заставляют серьёзно задуматься над тем, отдают ли в Минске себе отчёт в своих действиях.

На протяжении второй половины 2014 года главной проблемой в белорусско-российских отношениях многие видели нежелании Белоруссии содействовать России в её санкционной войне со странами Запада. Тем более, что до того момента, пока в Минске не развернули широкомасштабный реэкспорт запрещённых к ввозу на российскую территорию товаров, на желание официального Минска финансово заработать на ситуации в Москве смотрели довольно спокойно, по сути, закрывая глаза на фактическую контрабанду со стороны западных границ Таможенного Союза.

Однако, как оказалось, белорусам стало мало подобной оплаты за союзнические отношения, и они потребовали большего – открытого доступа на российский рынок любой продукции из Белоруссии, даже если она не соответствует качеству и стандартам, принятым в ЕАЭС. Получив отказ, в Минске не только решили пощекотать нервы Кремлю, на практике возродив таможенную границу между двумя странами, но и перешли на откровенный шантаж. 

Например, белорусы не стали пропускать товары, идущие как из России, так и на ее территорию без каких либо серьезных аргументов, либо прикрываясь словами о борьбе с контрабандой. Правда, какая может быть контрабанда товара на территории ТС, в Минске объяснять не стали.

Характерным примером для данной ситуации является недавнее задержание более 30 большегрузных фур, которые везли в Россию сложную бытовую технику из Калининградской области. Сделать подобное без санкции на то из Минска в Белоруссии практически невозможно, поэтому не стоит удивляться, что если в ближайшее время главы государств не решат возникшие между ними противоречия, грузопоток российских товаров через Белоруссию резко сократится.

В данном случае интересно то, что белорусские власти готовы пожертвовать даже экономическими выгодами, лишь бы доказать России, что в Минске тоже «не лыком шиты». К чему привела подобная тактика, можно наблюдать на Украине.

Сегодня всем стало очевидно то, о чём эксперты говорят уже не первый месяц – белорусская политическая элита, которая представлена, как правило, одним человеком, в очередной раз решила сыграть с Россией, используя её финансово-экономические трудности. Более того, в подобную игру Минск хочет втянуть и Астану, руководство которой, уже не скрываясь, выражает своё недовольство сложившейся ситуацией в ЕАЭС и постепенно теряет интерес к совместным экономическим проектам с Россией.

Это означает, что в ближайшие дни оба руководителя, Лукашенко и Назарбаев, будут шантажировать Кремль угрозой развала ЕАЭС и, похоже, сеогдняшнее заседание Высшего совета организации может стать определяющим событием в деле постсоветской интеграции. Видимо именно поэтому Путин и решил встретиться со своим казахским коллегой до заседания, стремясь опередить Лукашенко, который с каждым днём становиться всё более недоговороспособным. Тем более, что последние действия белорусского президента свидетельствует о том, что он решил пойти ва-банк.

Речь в данном случае идёт о последнем визите Лукашенко в Киев, куда после него прилетел и Назарбаев. И если позиция президента Казахстана ни у кого никогда не вызывала иллюзий и является официально нейтральной, то действия белорусского лидера в последние дни стали вызывать недоумение.

Дело здесь даже не в том, что его критика в сторону России резко усилилась и иногда граничит с прямыми оскорблениями, а в том, что белорусский президент, похоже, решил полностью политизировать отношения с Москвой, чего он сам так долго стремился избежать в прошлом. Тем более, что накануне президентских выборов, как всегда это случалось и прежде, к подобному сценарию его подталкивают и на Западе.

Например, совсем недавно Виктория Нуланд открыто заявила, что США открыты для улучшения отношений с Белоруссией, понимая, что «белорусское руководство весьма неуютно себя чувствует перед лицом бинарного выбора».

Если к этому добавить высказывания европейских политиков, которые увидели в Белоруссии «прогресс в деле демократизации» и стали считать необходимым ускорить процесс нормализации отношений с республикой, то тогда нынешняя позиция Минска становится вполне объяснима.

Видимо, именно поэтому и риторика Лукашенко в отношении России с каждым днём становится всё жёстче. Дело дошло уже до того, что белорусский президент высказался 6 декабря на заседании Совета Безопасности Белоруссии в тон нынешним украинским властям, почему-то посчитав, что сегодня его стране кто-то угрожает.

Фраза о том, что «мы не гигантское государство, не обладаем мощью ядерного оружия, но наша армия достаточно боеспособна, чтобы ответить на любую угрозу. И не только армия, весь народ…» сильно напоминает речи Порошенко, Яценюка и иных украинских политиков и военачальников, готовых говорить всё, что угодно, лишь бы отвлечь население от насущных проблем.

Неожиданная поездка Лукашенко в Киев накануне встречи 23 декабря с Путиным, прекрасно продемонстрировала всю суть нынешней белорусской политики. По мнению ряда аналитиков, несмотря на то, что реальные темы переговоров так никому до сих пор и неизвестны, у Лукашенко было два основных направления в киевской встрече.

Во-первых, решение ряда экономических проблем. Например, вопрос об оплате за поставляемые нефтепродукты, так как из-за резкой девальвации гривны покупательская способность Украины, как одного из основных торговых партнёров Белоруссии, снизилась, что грозит серьёзными недоборами и белорусскому бюджету. Более того, сегодня необходимо решить проблему сбыта и закупленных за валюту продуктов, которые теперь переправить в Россию крайне сложно из-за Россельхознадзора и падения российского рубля.

Зачем Лукашенко ссориться с Москвой?

Правда, в данном случае перспективы Белоруссии и её лидера на получение «живых» денег крайне туманны – Киеву сегодня самому не хватает средств, поэтому покупать белорусский бензин, дизельное топливо или иную продукцию даже по старым ценам и в тех же объёмах, Украина вряд ли сможет. Хотя белорусский лидер официально и заявил, что «у нас вообще нет ни цента задолженности со стороны Украины… полностью стопроцентно оплачены наши контракты». Но это популизм чистой воды и своеобразный камень в сторону российских предприятий, которые из-за девальвации не могут полностью рассчитаться по своим долгам.

Однако более важна вторая сторона визита – это, конечно, политика. При этом необходимо говорить не столько об отрытом влиянии встречи, сколько о скрытых подтекстах и намёках. Сегодня Минск действительно считает, что смог на практике преодолеть дипломатическую изоляцию со стороны Запада, став «площадкой» для урегулирования кризиса на Украине.

Именно поэтому Лукашенко и действует с данной позиции, прикрывая свои действия самыми благими намерениями: помочь братскому украинскому народу и сохранить с Киевом хорошие торговые отношения в преддверии серьёзных противоречий с Россией.

Более того, нельзя отрицать и того факта, что поездка в Киев должна была показать Кремлю, что в Минске готовы на пересмотр своих внешнеполитических интересов, вплоть до открытого непринятия российских действий в отношении Крыма и Юго-Востока Украины.

Чего только стоит заявление Лукашенко о желании создать совместный с Киевом телеканал, так как «белорусы имеют право знать разные точки зрения, и было бы неплохо, если бы один из информационных каналов Украины имел возможность транслироваться на территории Беларуси». Особенно странно это выглядит на фоне нынешних запретов оппозиционных интернет-изданий в самой республике и активизации здесь борьбы с альтернативными точками зрения.

Создаётся и вовсе впечатление, что белорусские власти решили раздвоиться: с одной стороны, официальная политика союзника России, а с другой – позиция местной оппозицией, которая теперь может забыть о своей политической платформе ненависти к Русскому миру, так как власти сами будут транслировать идеи о «русской имперской политике и агрессии Москвы» под прикрытием украинского канала.

Зачем это делается? Ответ довольно прост – в Белоруссии наступает период предвыборной гонки, а ситуация в экономике, пожалуй, одна из самых худших за последние десятилетие. Однако ничего нового, кроме как опять начать открытый шантаж России и искать врагов за пределами страны, с целью переложить на них всю вину за грядущий коллапс, белорусские власти так и не придумали. И нынешнее поведение президента, оказалось абсолютно предсказуемым, так как повторяется каждые пять лет.

11723_original

Ситуация выглядит следующим образом. После каждых выборов, где Лукашенко одерживает очередные «элегантные победы», страсти в отношениях между Россией и Белоруссией затихают, и наоборот – буквально за полгода – год до их проведения все вспыхивает вновь. В этой схеме у сторон свои интересы: президенту нужны деньги для обеспечения социальной стабильности в стране, а Москве выполнение Минском взятых на себя союзнических обязательств. Поэтому критика с обеих сторон до определённого уровня увеличивается, пока стороны не находят консенсус.

Правда, в этот раз ситуация стала намного сложнее, так как Россия пока не в состоянии просто так вбрасывать миллиарды долларов США в поддержку политического режима в Белоруссии. И это крайне раздражает Минск, который в очередной раз не нашёл ничего лучшего, кроме как начать игру по противопоставлению себя Москве и сближению с Западом.

Однако и в Евросоюзе, как показывают последние события с Украиной, лишних денег тоже нет и всё, что там могут предложить – это небольшие и кабальные кредиты от МВФ и дружеские объятия. Тем более что в Брюсселе все прекрасно знают особенности политического поведения белорусских властей – сегодня один вектор, завтра другой. Да и нынешняя внутриполитическая жизнь Белоруссии не способствует радужным настроениям в ЕС и США.

Дело в том, что у Лукашенко сегодня нет особой нужды реально идти на сближение с Евросоюзом, так как большинство экономических вопросов с Россией (например, поставки углеводородов, а также цены на них) по большей части решены. Остаётся лишь проблема невозможности нарастить долю белорусской продукции на российском рынке из-за неэффективности местной экономики и падения российского рубля, что в принципе может быть решено административными мерами в любой момент.

Да и рейтинг у белорусского президента сегодня довольно высок, даже по исследованиям оппозиции: по данным Независимого института социально-экономических и политических исследований, электоральный рейтинг Лукашенко в течение нынешнего года только рос и в середине осени составил 45,2%, а рейтинг доверия достиг 53,5%. Это довольно высокие показатели, даже несмотря на экономический кризис в стране.

Именно такая поддержка населения в условиях хаоса на Украине и девальвации в России и позволяет Лукашенко чувствовать себя уверенно. Тем более что российская сторона просто вынуждена вести себя всё ещё довольно сдержанно, стремясь не разрушить то, что создавалось на протяжении последних лет в области интеграции на постсоветском пространстве.

Всё это даёт возможность белорусскому президенту жёстко высказывать своё недовольство действиям Кремля, демонстрируя простому населению личную заинтересованность в экономической стабильности и независимости страны. Вот только вряд ли всё то, что говорится для белорусского электората, Лукашенко сможет повторить при непосредственной встрече с Путиным 23 декабря, даже при моральной поддержке Назарбаева.

Зачем Лукашенко ссориться с Москвой?

Всё вышеперечисленное свидетельствует о том, что сложившаяся сегодня ситуация, при которой Лукашенко стремиться нажимать на Россию, не будет существовать долго. Максимальный срок – месяц до проведения президентских выборов, которые пока ещё намечены на ноябрь 2015 года.

Правда, в условиях надвигающего экономического коллапса, возможно, что сроки будут сдвинуты ближе к весне. И здесь уже многое зависит от России, где для себя должны окончательно решить, стоит ли в новых условиях идти на уступки Минску или, как и в прошлые годы, продемонстрировать свою жёсткую позицию.

Поэтому сегодня можно сказать точно лишь то, что до 31 декабря 2014 года в Москве не будут жёстко реагировать на белорусские действия, ожидая запуска ЕАЭС, но уже с начала 2015 года стоит ожидать резких и решительных мер. Причём абсолютно по всем фронтам – от информационного до экономического давления. И вряд ли здесь кто-то сможет осудить Россию, которая уже более 20 лет тянет на себе коматозную экономику Белоруссии, прикрывает её «ядерным зонтиком» и не требует за это ничего сверхъестественного.

Как поведёт себя Лукашенко? В данном случае ответ довольно прост – до выборов будет нагнетать обстановку, любыми возможными для этого способами, но, в конечном счёте, «согласится» со всеми предложениями Кремля. Вот только, по всей видимости, эта тактика будет использована уже последний раз.

Источник