«Падение самолетов — тенденция, сложившаяся из-за экономии на вооруженных силах»

С начала июня в СМИ появляются сообщения об авариях и падениях наших самолетов. За полтора месяца случилось 6 происшествий – несколько самолетов выкатились за пределы взлетно-посадочных полос, несколько были разбиты, среди них были и стратегические бомбардировщики Ту-95.

Это что, новая «системная деградация», как выразился вице-премьер Дмитрий Рогозин о космической отрасли, когда начали падать наши аппараты?

2189187_original

Картина такова:

  • 4 июня под Астраханью недалеко от полигона Ашулук потерпел крушение учебно-боевой истребитель МиГ-29. Летчики катапультировались, разрушений на земле и жертв нет.
  • В этот же день, 4 июня, в Воронежской области произошел инцидент – Су-34 выкатился за пределы ВПП аэродрома Бутурлиновка и перевернулся. Самолет поврежден, но разрушений и жертв нет.
  • 8 июня в Амурской области на аэродроме Украинка также за пределы полосы выкатился Ту-95. Несколько членов экипажа получили травмы.
  • 3 июля разбился еще один МиГ-29 в районе аэродрома Кущевская Краснодарского края. Пилот катапультировался, разрушений на земле нет.
  • 6 июля в Хабаровском крае авария с Су-24М недалеко от аэродрома Хурба. Самолет уничтожен, оба пилота погибли.
  • Последний инцидент был 14 июля тоже в Хабаровском крае – снова бомбардировщик Ту-95 потерпел крушение. Два члена экипажа погибли, пятеро спасены.

image_big_80440

И если МиГ-29, Су-24 и Ту-95 – это еще советские разработки и советское производство, то авария с Су-34 действительно настораживает, ведь производится он с 2006 г., а поставлен на вооружение так вообще в 2014 г.

Так что же это? «Системная деградация», тенденция или просто последовательность невероятных совпадений? Об этом мы беседовали с экспертом, заведующим аналитическим отделом Института политического и военного анализа, Александром Храмчихиным.

— За полтора месяца, начиная с июня и вот уже до 14 июля, произошло 6 аварий в российской авиации – несколько самолетов уничтожены, несколько повреждены, есть пострадавшие и даже жертвы. Можно ли это назвать тенденцией?

— В общем-то это можно считать тенденцией. Поясню – это тенденция в том смысле, что это следствие многолетней экономии на вооруженных силах и, соответственно, износа авиапарка. То есть раньше у нас ведь не было таких частых внезапных проверок боевой готовности войск, была экономия.

[quote align=»left»]Про Кука, Хибины и ура-патриотизмПро Кука, Хибины и ура-патриотизм[/quote]И теперь произошла резкая интенсификация боевой подготовки – то есть, в общем-то, в этом плане происходит возвращение к норме, которая должна быть – вот эта изношенность парка и, может быть, в каких-то случаях недообученность пилотов и проявляется. Потому что большая часть парка очень старая.

Сейчас есть около сотни боевых самолетов, произведенных в последние годы, и примерно в 10 раз больше произведенных в советский период. Вот эти советские машины сейчас и бьются естественным образом. Этого и следовало ожидать – вот в этом плане это можно считать тенденцией.

— Видеть в СМИ 6 аварий за полтора месяца – это для обычного читателя кажется много. А если смотреть с точки зрения авиации – есть какая-то «норма»? Много это или мало? Может быть, в сравнении с прошлыми годами?

— Ну, если сравнивать с прошлыми годами, то это много, потому что, повторюсь, произошла интенсификация боевой подготовки. Естественно, увеличился налет, и, соответственно, увеличилась аварийность.

Понимаете, действительно научиться управлять самолетом можно, конечно, только в воздухе на подобных учениях. По сути, вот эта интенсификации и возросшее количество часов полета – это же синонимы, это необходимо. И, по сути, учащение учений и внезапных проверок и ведет в увеличению аварий. И, в общем, это неизбежно, особенно с учетом очень значительного износа техники.

Если сравнивать с другими странами по количеству аварий, то больше всего катастроф происходит в американских вооруженных силах, потому что у них больше всего самолетов и вертолетов, и они больше всего летают.

— Если, например, МиГ-29 и Су-24М – это еще советские разработки и советское производство, то авария с новым Су-34 Вам не кажется этаким «первым звоночком»? Может быть, не только сама техника пострадала, но и производство?

 Да, произошла авария — а почему в прошлом месяце упал американский F/A-18F, который примерно ровесник Су-34? Просто потому что это авиация. Производство самолетов — это уже другой фактор. В данном случае Су-34 у нас сейчас уже больше 60 штук. Поэтому уже по статистике даже естественно, что один из них «потерялся».

— Можно ли тут провести параллель с космической «системной деградацией», как выразился Дмитрий Рогозин после падения «Протона»?

[quote align=»right»]Российский «намордник» для американской армииРоссийский «намордник» для американской армии[/quote]- Не знаю, насколько здесь можно проводить параллели, хотя какие-то параллели, естественно, есть. Но, видите, тут речь идет о ВПК, конечно, больше – то есть о промышленности. Разница в том, что все-таки в космической отрасли аварии происходили с только что произведенными ракетами и аппаратами, а в авиации сейчас идет череда катастроф с еще советскими разработками и производством, поэтому такое сравнение чисто условно.

— А в целом, какие можно сделать выводы, прогнозы?

 Выводы можно сделать: во-первых, это будет продолжаться, это неизбежно, если будет вестись нормальная подготовка, как это ни парадоксально прозвучит. А я до этого и говорил, что происходит учащение проверок, и мы только еще возвращаемся к норме. Во-вторых — важнейший вывод — экономия на вооруженных силах недопустима.

И вот эти очень популярные сейчас разговоры, которые в частности ведет Министерство финансов, о необходимости сокращения военных расходов – это вообще можно приравнивать к государственной измене.

Чтобы было улучшение ситуации, меньше аварий — для этого необходимо переоснащение авиапарка. Вообще, переоснащение касается всех видов вооруженных сил, но это необходимо в частности и авиации.

Автор: Евгений Рычков

Stockinfocus.ru